17 октября 1888 года (ст.ст.) в 14 часов 14 минут на подходе к станции Борки по Курско-Харьково-Азовской железной дороге императорский поезд, в котором Александр III и его семья возвращались из Крыма в Санкт-Петербург, потерпел крушение и рухнул под откос. Можно ли было избежать трагедии, и какие последствия она имела?

Трагедия в Борках и Александр III

Крушение императорского поезда в Борках

Любимым местом летнего отдыха императорской семьи была Ливадия — имение на южном берегу Крыма, ставшее, по сути, летней резиденцией Романовых. В каждой поездке императорскую семью по этикету сопровождали прислуга, приближённые лица, а также министр путей сообщения и главный инспектор железных дорог. По ходу прохождения различных участков дороги к ним также периодически подсаживались управляющие, отвечающие за данные участки.

Император желает быстрой езды

Так, во время следования царского поезда в Крым летом 1888 года, когда его маршрут проходил по Юго-Западной железной дороге, семью императора сопровождал управляющий этой дорогой Сергей Юльевич Витте.
Он заметил, что поезд императора идёт с недопустимо высокой скоростью, и тут же распорядился сбавить её на том участке пути, за который отвечал лично он, что и было выполнено.
Однако на следующее утро на одной из станций император вышел подышать воздухом и тут же высказал Витте своё неудовольствие, что по его участку дороги поезд еле тащился.
Желая угодить императору, министр путей сообщения Константин Посьет тут же начал критиковать действия Витте, заявляя, что на всех других участках дороги царский поезд не притормаживает, однако никому не приходило в голову снижать его скорость.
На это Сергей Юльевич невозмутимо заявил: «Другие пускай делают, как хотят, а я государю голову ломать не хочу. Потому что кончится это тем, что вы таким образом государю голову сломаете».
Государю пришлось не только выслушать, но и запомнить эти слова Витте, которые, как подтвердили дальнейшие события, оказались пророческими.

Объездной путь

Осенью 1888 года поезд императора тронулся в обратный путь из крымской Ливадии в Санкт-Петербург. Поначалу было намечено следовать по тому же Юго-Западному маршруту, что и прежде, но, вспомнив непримиримого Сергея Витте, который запрещал повышать скорость состава на своём участке, Александр III передумал и велел ехать по Курско-Харьково-Азовской дороге.
Августейший поезд благополучно миновал станцию Тарановка, но на подходе к станции Борки, в 14 часов 14 минут по всему составу неожиданно прокатился мощный толчок, который буквально сбросил всех пассажиров на пол. Послышались жуткий скрежет и грохот, после чего все вокруг пришло в движение, а потом стало разрушаться и падать.
Когда перепуганные люди кое-как выбрались из пострадавших вагонов, перед ними предстала ужасающая картина. 10 вагонов лежали на насыпи на боку в крайне покореженном виде.
Но самым ужасным было то, что столовый вагон, в котором находилась августейшая семья в момент аварии, был полностью смят и лежал с левой стороны насыпи без колёс, которые оторвало взрывом. Его рухнувшая крыша держалась на нижней раме, раздавив собой все содержимое вагона.
Естественно, первым делом все бросились искать семью императора, как вдруг увидели, как из-под обломков разрушенного вагона выбираются сам Александр III, его супруга Мария Фёдоровна, цесаревич Николай Александрович — будущий Николай II, его брат — великий князь Георгий Александрович, сестра — великая княжна Ксения Александровна, а также члены свиты, которые были приглашены к обеду.
К всеобщему удивлению, большинство из них отделались небольшими ссадинами, и царапинами, только у Марии Фёдоровны был ушиблен локоть, а флигель-адъютанту Шереметеву раздробило палец руки.
Как оказалось, страшный толчок повалил их всех на пол вагона, после чего сам пол провалился вниз, и они оказались на насыпи на ковре. Затем стенки вагона рухнули, и тяжёлая крыша поехала прямо на них, но чудом зацепилась одним краем и застряла, не достав до их голов несколько сантиметров.
Между крышей и нижней рамой вагона оставался небольшой промежуток, в который смог протиснуться могучий Александр III, который обладал недюжинной физической силой и удерживал на своих плечах крышу вагона всё время, пока его семья и свита выбирались из-под обломков. Только благодаря ему все его близкие и приближённые остались живы и никого не придавило. Сам император при этом получил травму спины, от которой страдал всю оставшуюся жизнь.
Шестилетняя великая княжна Ольга Александровна оставалась в царском вагоне-детской под присмотром своей няни, откуда их обеих выбросило на земляную насыпь, что и спасло им жизнь. Девятилетний великий князь Михаил Александрович тоже невредимым был вынут из-под обломков детского вагона одним из солдат.
Известие о крушении императорского поезда мгновенно разнеслось по железнодорожной линии, и со всех сторон спешила помощь.
Из состава, включавшего в себя 15 вагонов, уцелело всего 5, на которых сработали автоматические тормоза Вестингауза.
В отличие от них, вагон с придворно-служащими и буфетной прислугой был полностью изуродован, так что все, кто в нём находился, погибли на месте. Их 13 искалеченных трупов были обнаружены на левой стороне насыпи в полностью неузнаваемом виде. Погибли также камер-лакеи, которые стояли в дверях.
Всего в аварии пострадало 68 человек, 21 человек из них погиб.

Причины аварии

Для расследования причин катастрофы у станции Борки была создана специальная комиссия под руководством прокурора Анатолия Фёдоровича Кони.
Главный инспектор железных дорог барон Канут Генрихович Шернваль, сопровождавший императора в роковом поезде и при крушении сломавший ногу, пригласил принять участие в расследовании и Сергея Юльевича Витте.
В ходе следствия было выявлено несколько грубейших нарушений техники безопасности.
Выяснилось, что перегон Тарановка-Борки ещё летом 1888 года был признан аварийным, и машинисты обязаны были сбавлять скорость на этом участке.
Однако тяжеленный императорский состав, по весу больше напоминавший товарный, разогнался до предельной скорости пассажирских экспрессов, которые были гораздо легче, и шёл около 68 км/ч, отчего вагоны сильно качало.
Кроме того, чтобы удовлетворить прихоть императора не терпевшего медленной езды, состав вели сразу два паровоза: товарный Т-164 и пассажирский П-41, имеющие разные технические скорости, что также противоречило правилам безопасности.
Галопирующие в разных ритмах паровозы на скорости 68 км/ч создали опасный резонанс, который расшатал и без того слабое железнодорожное полотно, и второй паровоз практически провалился между рельсами, увлекая за собой весь состав, и 10 следующих за ним вагонов сошли с рельсов и опрокинулись.
Ситуация усугубилась ещё тем, что тяжёлые вагоны Романовых были поставлены не в голове состава, а, вопреки инструкции, в его середине, чтобы августейшая семья не дышала дымом от паровозов. В результате, двигаясь по инерции, они просто раздавили своим весом идущие перед ними более лёгкие вагоны с прислугой и охраной.
Все эти нарушения, вместе взятые, и привели к той трагедии, которая произошла 17 октября 1888 года у станции Борки.

Журнал: Загадки истории №29, июль 2021 года
Рубрика: Катастрофы
Автор: Марина Клюкина

Метки: Александр III, император, эпоха Романовых, Загадки истории, катастрофа, авария, железная дорога, поезд, октябрь




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-