Официальное объявление об этой трагедии было сделано только спустя три дня, да и то вскользь в газетах регионального значения. Ещё несколько суток Киев молчал в прямом смысле — в городе была полностью отключена междугородная и международная связь; самолёты ещё месяц спустя летали другим маршрутом, чтобы случайно не оказаться над зоной трагедии, масштабы которой пассажиры могли бы оценить с высоты своими глазами. Материалы судебного дела были засекречены и позже уничтожены, имена главных виновников произошедшего так никогда и не были названы, а «палачом» назначили зловещий Бабий Яр, который к тому времени уже был полностью срыт.

Фото: Куренёвская трагедия в Киеве, интересные факты

Слепцы на пути к обрыву

28 марта 1952 года исполком Киевского горсовета принимает решение №582, касающееся порядка организации гидроотвалов в Бабий Яр, овраг в окрестностях городского района Куренёвка. Это решение позволяло не только решить проблему складирования пульпы — глинистых производственных отходов Петровских кирпичных заводов, но и заполнить эту естественную складку местности, положив основание новой улице на границе района. Наполненный жидкими отходами овраг предполагалось со временем осушить, для чего проектом была предусмотрена специальная система водоотвода. Более того, для увеличения объёмов будущего хранилища Горисполком отдельным распоряжением №2405 довёл уровень намыва до верхней кромки оврага. Разрушенный в годы войны город возводили почти с нуля, поэтому нужда в стройматериалах ощущалась повсеместно, а заводу, работавшему в три смены, требовалась постоянно функционирующая площадка для сброса отходов. В спешке и из соображений экономии стены будущего хранилища решили сооружать не из бетона, как предписывал проект московского бюро, а из… земли (!). Для отвода жидкости использовали слишком узкие трубы, которые были не в состоянии вывести излишки пульпы, а под конец просто забились. В довершение всех этих глупостей городские власти своим распоряжением от 16 ноября 1954 года постановили залить пульпой действующий на дне этого огромного резервуара газопровод «ввиду сложности демонтажа».
Все эти нарушения вместе превратили Бабий Яр со стороны района Сырец в настоящую бомбу, часовой механизм которой начал обратный отсчёт. Хотя многие считают, что трагедия стала неминуемой по другим причинам. Искать их нужно в страшном прошлом оврага (в начале 1950-х), выбранного властями Киева для хранения строительных отходов.

Отзвуки поминальной молитвы

Захватив город 19 сентября 1941 года, оккупационные власти собрали девять самых уважаемых раввинов Киева, которых обманом заставили выпустить воззвание к евреям. Суть воззвания сводилась к тому, что вскоре рейх переселит их всех на специально подготовленные территории, уже занятые евреями из Польши и других стран Европы. К 8 утра 29 сентября всему еврейскому населению предписывалось под угрозой расстрела собраться на улице Мельникова, неподалёку от Бабьего Яра для санобработки перед отправкой в «безопасные места». Собравшихся там детей, женщин и стариков (мужчины были на фронте) переписывали и пропускали на огороженную территорию по 30-50 человек, чтобы со стороны улицы не было видно, что происходит внутри. Там людей в течение минуты силами полицаев раздевали донага, отбирали все вещи и гнали на край оврага, где уже ждал пулемётчик.
Начальник тайной государственной полиции (IV отдел РСХА) Германии (1939-1945), группенфюрер СС и генерал-лейтенант полиции (1941) Генрих Мюллер в своём отчёте №6 от 31 октября 1941 года указывает, что только за первые два дня — 29 и 39 сентября — в Бабьем Яру были «спецобработаны» 31771 человек. Всего за два года до сентября 1943 года в Бабьем Яру и находящемся поблизости Сырецком концлагере было уничтожено по разным подсчётам до 200 тысяч евреев, цыган, раненых красноармейцев и прочих врагов нацистского режима, трупы которых укладывались штабелями в овраг и пересыпались землёй. В живых остались считаные единицы, именно благодаря им мы теперь знаем правду о том, что происходило на окраинах Киева в те страшные годы.
Но в 1952 году, спустя всего десять лет после тех событий, ещё не умолкший в этих местах отзвук предсмертных криков убитых людей заглушил грохот строительной техники, возводившей отстойник для пульпы.

Знаете ли вы что…

Восемь лет спустя при строительстве универсама на Куренёвке мощный фонтан подземных вод вынес на поверхность опутанные колючей проволокой тела 100 расстрелянных немцами 10 января 1942 года днепровских моряков.

Предпраздничные хлопоты

В 1961 году в Киеве готовились к большой дате — празднованию двадцатилетия обороны города. Глава горисполкома придавал этому празднику большое значение. В ознаменование великого подвига защитников столицы Украины правительство страны должно было присвоить Киеву звание «города-героя», а председателю исполнительного комитета Киевского городского совета депутатов трудящихся Алексею Иосифовичу Давыдову вручить орден Ленина.
В преддверии праздничных мероприятий все текущие мелкие вопросы оставались в стороне. К таким второстепенным вопросам относились, например, проблемы жителей прилегающих к Бабьему Яру районов. В тот год зима в Украине была холодная и снежная, большие сугробы на улицах и особенно в тенистых оврагах начали сходить только в марте. Тогда же жители районов Сырец и Куре-невка вновь стали надоедать городским властям жалобами на то, что со стороны запруженного вскрышными (мягкими верхними) грунтами оврага текут ручьи мутной жижи, превращающие улицы в непроходимую трясину. Но жалобщиков быстро утихомирили: суровый Давыдов не терпел, когда его отвлекали по пустякам. И действительно, по сравнению с тем, что произошло дальше, это были сущие пустяки…

Куренёвские Помпеи

В ночь на 13 марта 1961 года мембрана защитной перегородки хранилища была прорвана. В четыре утра небольшие протечки со стороны Бабьего Яра превратились в сплошные потоки, слившиеся затем в одну бурную реку. Вслед за тем на улицах просыпающегося района Куреневка стали образовываться большие намывы грязи, которые с трудом удавалось преодолеть автотранспорту. Но жители Куренёвки, привычные к этой напасти, и в тот трудовой понедельник привычно спешили к станкам. В районе было расположено несколько крупных городских предприятий — завод «Укрпромконструктор», трамвайное депо им. Красина, управление капремонтов, хозяйство «Киевэнерго», рельсосварочный завод №5, рабочие смены на которых начинались рано утром.
До 6:45 обстановка выглядела привычно, но все изменилось в один миг, когда вслед за водой на город двинулась стена из глины, песка, окатышей и прочей грязи. Серо-коричневая селевая лавина высотой 14 и шириной 20 метров налетела на район со скоростью 5 метров в секунду и как языком слизала несколько окраинных одноэтажных домов, общежитий барачного типа и прочих построек. Сель поднимал или заливал жидкой грязью движущиеся в потоке машины. Обычная в это время суток пробка на улице Фрунзе была просто сметена. Страшная участь постигла жителей города, добиравшихся в этот ранний час до работы на общественном транспорте. Десятитонные трамваи пульпа просто смывала с рельсов, автобусы сначала безнадёжно вязли в смеси глины и воды, а потом их со всех сторон стискивал плотный поток.
По воспоминаниям очевидцев, спастись могли только те, кому удавалось чудом добраться до дверей, разжать их и выскочить на поверхность. Спасшаяся таким образом женщина потом говорила, что самым страшным воспоминанием для неё навсегда останется автобус, сжатый железными тисками стихии и подброшенный в воздух взрывом бензобака, — все это под страшные крики замурованных в нём людей. 15 погибших в этом автобусе, ехавших из Дымера, так и не были опознаны.
Стена грязи высотой с трёхэтажный дом, закрывая полнеба, очень быстро добралась до стадиона «Спартак», прилегавшего к Подольскому спуску, который был накрыт ею почти по кромку трибун. Чаша стадиона немного ослабила напор стихии, когда на её пути возникло трамвайное депо им. Красина, в котором уже были включены рубильники высокого напряжения… Что было бы, если бы не самопожертвование работников депо, ценой своей жизни обесточивших предприятие, сложно даже представить. Финальным аккордом бедствия стало полное уничтожение остатков Кирилловского кладбища, расположенного возле одноимённой церкви XII века, а также появление на поверхности земли в потоках пульпы останков тех самых жертв расстрелов 1941 года, о которых поспешили забыть. Бабий Яр возвращал свои жертвы.

Горькие плоды

За полтора часа разгула стихии 30 гектаров территории когда-то оживлённого района было погребено под 700 000 кубометров пульпы, которая в течение последующих двух часов под мартовским солнышком стала твёрдой, как камень. Как заключила Госкомиссия: «Мы имели не дамбу, а корку, которая могла в любое время прорваться под напором жидких масс». Эта «корка» была в результате прорыва не просто пробита, а полностью срыта вместе с четырёхметровым слоем грунта на всей территории района, который теперь фактически представлял собой одно огромное кладбище. На Kf-реневке перемешались останки людей, погибших от рук нацистских палачей, с трупами тех, кто пострадал от кощунственной халатности городских чиновников под руководством Давыдова. Тела погибших извлекали из затвердевшей пульпы ещё несколько месяцев и свозили в Павловскую психиатрическую больницу, где жители города могли опознать своих родственников.
Давыдов поначалу принял энергичное участие в ликвидации последствий собственного административно-хозяйственного преступления, но перестал появляться на раскопках, когда горожане едва не растерзали его в школе на улице Фрунзе, где после аварии работала жилищная комиссия горисполкома. Городом-героем Киев в том году всё-таки стал, а вот ордена Ленина Давыдов так и не дождался. Предчувствие закономерной опалы сломило этого опытного партийца, 20 октября 1963 года он умер от инфаркта, хотя, как говорят, настоящей причиной смерти хозяина Киева стал его собственный выстрел из наградного парабеллума.

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2019 года
Рубрика: Трагедии
Автор: Пётр Иллювиев




Исторический сайт Багира, история — официальный архив — 2010-2019