Вечером 17 ноября 2013 года в аэропорту Казани при посадке разбился прилетевший из Москвы «Боинг-737». Погибли пассажиры и члены экипажа — всего 50 человек. Выражаем искренние соболезнования всем родным и близким погибших. В связи с этой трагедией мы решили напомнить читателям о катастрофе, произошедшей более 11 лет тому назад в ночном небе над Боденским озером. Тем более что к ней привело странное, почти мистическое совпадение многих случайностей. Не менее драматичны и последовавшие за трагедией события.

Боденское озеро: авиакатастрофа по вине диспетчеров

Уберлинген - причина столкновения самолётов

Дети полетели не на том самолёте

В ночь с 1 на 2 июля 2002 года в небе над немецким городком Уберлинген, что стоит на северном берегу Боденского озера, столкнулись российский Ту-154 и «Боинг-757» транспортной компании DHL Погиб 71 человек, в том числе 52 ребёнка, летевшие из Башкирии на отдых в Испанию, и сопровождавшие их взрослые.
Этой трагедии предшествовала череда неожиданных событий и обстоятельств. Так, из-за ошибки сотрудников фирмы-организатора отдыха лайнер, на котором дети из Башкирии должны были лететь в Барселону, отправился туда без них. Свою оплошность фирма исправила через два дня, организовав для отправки детей специальный чартерный рейс.
Столкновение произошло в воздушном пространстве, подконтрольном швейцарской компании «Скайгайд» в Цюрихе, которая сначала отказывалась признать ответственность за катастрофу. Официальные соболезнования родственникам погибших сразу после катастрофы выразили только руководители Германии и Швейцарии. Руководство «Скайгайд» последовало их примеру лишь два года спустя.

Что привело к столкновению

Расследование причин катастрофы выявило ряд событий, ставших результатом халатности сотрудников «Скайгайд». Непосредственным виновником происшедшего стал диспетчер Петер Нильсен, контролировавший воздушное пространство, в котором столкнулись самолёты.
В ту роковую ночь не работал один из радаров центра управления полётами, а в ночной смене вместо трёх дежурных пребывал только Нильсен. Правда, поначалу был и второй диспетчер, но он, с согласия Нильсена, пригласил в центр свою подружку и повёл её «на экскурсию» по помещениям. Такое легкомысленное поведение диспетчеров объяснялось тем, что интенсивность движения воздушных судов в эти часы, как правило, весьма невелика.
Мало того, накануне временно отключили центральную линию внешней телефонной связи, работала лишь резервная. Но и она была недоступна — её использовала упомянутая подружка диспетчера, оживлённо делившаяся с приятельницами впечатлениями от осмотра центра. Именно поэтому диспетчеры из немецкого центра, увидевшие на своих радарах вероятность возникновения опасной ситуации, не смогли предупредить о ней коллег в Цюрихе.
В довершение всего в тот момент в воздушном пространстве «Скайгайд» появился «незапланированный» самолёт, идущий на посадку в аэропорт Фридрихсхафена, и этой машиной следовало заняться немедленно.
А на все это наложилась главная ошибка Петера Нильсена — его решение, принятое в критический момент. Занятый сопровождением «лишнего» самолёта, он не расслышал сообщения пилотов Боинга о начатом ими снижении. И дал российскому самолёту команду снизиться.
Системы предупреждения об угрозе столкновений на обоих самолётах работали нормально. В возникшей ситуации российский второй пилот предложил следовать указаниям системы и набирать высоту. Однако действовавшие правила требовали при подобных расхождениях подчиняться указаниям наземной службы контроля.
В результате лайнеры оказались на пересекающихся курсах, и хвост боинга врезался в середину фюзеляжа Ту-154. Оба самолёта рухнули на землю.

Признание вины

Вину за происшедшее СМИ прежде всего возложили на Петера Нильсена. После катастрофы он испытал сильнейшее нервное потрясение, уволился с работы и на протяжении всей последующей жизни переживал душевную травму.
По прошествии некоторого времени Нильсен сделал письменное заявление, где выразил сожаление о том, что в ту роковую ночь стал виновником трагедии и попросил прощения у родных и близких погибших. К сожалению, руководство «Скайгайд» не предало гласности это заявление. В итоге оно было опубликовано только в немецком журнале «Фокус», но россияне об этом ничего не знали. И это стало ещё одной предпосылкой для будущих событий. Нильсен, несомненно, чувствовал себя виновным в смерти 71 человека, и жизнь с этим ощущением была для него невыносимой. Можно представить себе душевные муки и психологический стресс, какие он постоянно испытывал. А полтора года спустя после той трагедии в дверь его дома постучал незнакомый мужчина явно не европейской внешности…

Трагедия семьи

На разбившемся Ту-154 находилась семья 46-летнего Виталия Калоева из Северной Осетии. Архитектор высокой квалификации, он в 1999 году заключил контракт с испанской архитектурно-строительной фирмой и уехал в Барселону. Его жена Светлана и двое детей оставались дома, и вот теперь он должен был встретить жену и детей в аэропорту Барселоны, чтобы вместе провести отпуск в Испании.
И снова роковая случайность. Когда Светлана с десятилетним сыном и четырёхлетней дочерью прибыли в Москву, оказалось, что на запланированный ими рейс до Барселоны билетов уже нет. Но Светлане предложили полететь туда самолётом «Башкирских авиалиний» вместе с детьми, направлявшимися на отдых. Разумеется, она с радостью согласилась…
Узнав о катастрофе, Виталий сразу же полетел в Цюрих, а затем в Уберлинген. Останки его дочери нашли в трёх километрах от места столкновения самолётов. Изуродованное тело сына лежало на асфальте неподалёку от автобусной остановки.
Происшедшее вызвало у Виталия глубокую депрессию. Он возвратился к себе на родину, где больше года провёл в основном возле могил своих родных. Его видели там даже по ночам.
В ноябре 2003 года руководство «Скайгайд» предложило Виталию Калоеву компенсацию в сумме 60000 швейцарских франков за жену и по 50000 за каждого ребёнка (это примерно по стольку же в долларах США).

Попытки добиться покаяния

Предложение компенсации Калоев счёл издевательским, и это привело его в ярость. Он стал добиваться встречи с Аланом Россером, руководителем «Скайгайд», и Петером Нильсеном, хотел убедить их официально — перед телекамерами — попросить прощения у родственников жертв катастрофы и признать свою ответственность за гибель детей. Но во встрече Виталию было отказано. Правда, встретиться с Россером ему все же удалось, однако тот не сумел найти нужных слов, которые хоть как-то утешили бы человека, потерявшего всю свою семью.
Калоев неоднократно просил руководство «Скайгайд» устроить ему встречу с Нильсеном. Виталий говорил, что хочет оказаться лицом к лицу с человеком, который стал причиной смерти его жены и детей. Но прежде всего он хотел услышать от Нильсена извинения, выражение соболезнований и публичное признание своей вины. Но все просьбы Виталия отклонялись.
И тогда он решил поехать в Уберлинген как частное лицо. Это было в феврале 2004 года, через полтора года после катастрофы.

Самосуд

Адрес Нильсена Калоев отыскал в телефонном справочнике. Поскольку он не говорил по-немецки, то сначала позвонил приятелям в Германию, чтобы попросить кого-нибудь стать его переводчиком. К сожалению, они были очень заняты и приехать в Уберлинген не смогли. Ещё у Виталия был знакомый пастор в Цюрихе, который тоже мог бы ему помочь, но тот оказался в отпуске. Очередные совпадения…
Виталий решил действовать в одиночку. Найти дом Нильсена помогла женщина, жившая неподалёку. Виталий подошёл к двери дома и постучал. На пороге появился человек, с которым Калоеву удалось, наконец встретиться лицом к лицу. Виталий жестом попросил, чтобы хозяин впустил его в дом. Но тот вышел из дома и закрыл за собой дверь. Тогда Калоев сообщил, что он из России. Как сказать это по-немецки, он знал. Потом он вынул из кармана фото своих погибших детей и жены, чтобы показать их Нильсену. Но тот оттолкнул руку Виталия и жестом предложил ему уйти.
И тогда в душе у Виталия что-то произошло — боль, отчаяние, ощущение несправедливости, которые ему до сих пор как-то удавалось сдерживать, вырвались из-под контроля. Он снова протянул Нильсену снимки и сказал по-испански:
— Вот, посмотри!
На этот раз Нильсен просто ударил его по руке, и снимки упали на землю.
Того, что произошло потом, Виталий совершенно не помнит. Согласно протоколам следствия, Калоев нанёс Нильсену множество ударов ножом, который у него всегда был при себе. Однако убийца не смог вспомнить, как покинул место совершения преступления и куда направился.
Жена 36-летнего Нильсена была в доме вместе с детьми, когда вдруг услышала крик. Выбежав наружу, она увидела мужа, лежащего на пороге в луже крови, и удаляющегося человека. Петер Нильсен умер на глазах своих родных ещё до приезда медиков.

Последствия мести

Найти Калоева оказалось легко — он остановился в близлежащем отеле. Его задержали и поместили в психиатрическую клинику, поскольку ведущий дело судья пришёл к выводу: убийство совершено в состоянии аффекта. После ряда судебных процедур Калоева приговорили к восьми годам тюрьмы. Однако в 2007 году швейцарский апелляционный суд снизил срок заключения, Виталий вышел на свободу и вернулся на родину.
Общественное мнение в России, а особенно в Северной Осетии, с самого начала было на стороне Калоева. Большинство людей считали, что своим поступком он наконец-то восстановил справедливость. Сам же Виталий, ещё находясь в тюрьме, говорил, что ему от этого вовсе не легче — ведь ни его дети, ни жена никогда не воскреснут. И по-прежнему утверждал, что не помнит, как убивал Нильсена.
По возвращении на родину Виталий Калоев был назначен на должность заместителя министра строительства и архитектуры Северной Осетии.
А швейцарский суд впоследствии признал четверых сотрудников «Скайгайд» виновными в неумышленном причинении смерти многим людям. Троим из них назначили символические сроки лишения свободы, один заплатил штраф.

Журнал: Тайны 20-го века №51, декабрь 2013 года
Рубрика: Трагедия
Автор: Вадим Ильин

Метки: Германия, Тайны 20 века, небо, катастрофа, самолёт, суд, убийство, озеро, месть, столкновение, Калоев, диспетчер, Олег Фейгин





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-