Вещие сны в летнюю ночь

Разрешите представиться: Родимин Евгений Михайлович — сотрудник военной кафедры МГУ им. М.В. Ломоносова. Кроме военного дела занимаюсь изобретательской деятельностью. История, о которой я хочу здесь рассказать, к моему изобретательству, как мне кажется, имеет непосредственное отношение…

Фото: вещие сны — интересные факты

Приглашение на пикник

Лет восемь назад мой старинный друг Сергей купил дом в глухой деревне, в двухстах километрах от Москвы. Бабьим летом 2009 года я в числе других приятелей был приглашён Сергеем в деревню на пикник: подышать лесным воздухом, пособирать грибы-ягоды, отведать шашлычка…
Те автомобилисты, кому довелось выезжать из Москвы за город в выходные, знают, какие пробки их ожидают на дорогах. Я постарался выехать загодя, ещё до обеда в пятницу 18 сентября, надеясь проскочить заторы. Но это не спасло. Часа полтора потратил, пересекая Москву от Ясенева до Щёлковского шоссе; ещё полтора — в узком «горлышке» шоссе от Медвежьих озёр до Щелкова. На место прибыл совершенно вымотанный, проведя в дороге почти пять часов.
К моему удивлению, вся компания уже была в сборе. Меня приветили и усадили за стол. Уютная обстановка деревенской избы, лица друзей и застольная беседа — все это ослабило напряжение от поездки. Но всё же к вечеру я ещё чувствовал дискомфорт — ломило в висках. Таблетку от головной боли принимать не стал, а прибегнул к своему проверенному средству: надел на ночь «серебряный венец». Это моё изобретение — особое защитное устройство, которым я пользуюсь, чтобы избавиться от головной боли или когда мне необходима ясность ума. Оно представляет собой ободок, сшитый из специальной серебряной парчи.
Ночью мне снились странные сны, которые, как оказалось впоследствии, были вещими.

Сон первый

Я чувствовал себя хозяином того самого дома, где спал. Была зима или ранняя весна. Стояли морозы, на дворе лежал снег. В мою избу битком набились какие-то люди в тулупах и ватниках. Все они были вооружены. Расположились кто где: сидели на лавках, на печи, лежали вповалку на полу. Через какое-то время этот странный отряд стал собираться в путь. Ко мне подошёл бородатый мужчина, видимо командир, и сказал: «Евгений, тебе опасно здесь оставаться. Собирай семью и уезжай!» Когда все его бойцы вышли, мужчина также покинул избу. За ним захлопнулась дверь. И от этого звука я проснулся.
В полной тишине лишь слышалось дыхание спящих гостей Сергея да храп самого хозяина. Я повернулся на другой бок и снова уснул.

Сон второй

Я снова нахожусь в избе. Волнуюсь. В спешке лихорадочно собираю какие-то вещи. Под окном стоит запряжённая лошадь, телега нагружена узлами. На узлах сидят три женщины — мои мать, жена и дочь. Жена зовёт:
— Женя, скорее! Ведь не успеем…
— Сейчас, сейчас, — отвечаю. — погоди немного.
Кладу вещи в какой-то сундучок, обматываю тряпкой и спускаюсь с этим свёртком в погреб. Погреб странный: там стоят два белых столба, а под низким потолком — сияние. Я становлюсь спиной к столбам, падаю на колени и начинаю руками разгребать рыхлую землю. Делаю ямку и опускаю туда свёрток. Затем засыпаю его землёй, поднимаю голову к сиянию и крещусь. Чувствую, как от волнения сильно стучит сердце, не хватает дыхания. От этого просыпаюсь.
Сердце действительно стучит, и я задыхаюсь — мне душно, не хватает воздуха. Осторожно, чтоб не разбудить людей, встаю и выхожу в сад. Холодный воздух приносит облегчение. На часах — начало четвёртого утра, ещё совсем темно. Постепенно успокаиваюсь и возвращаюсь в дом. Ложусь и засыпаю.

Сон третий

Вокруг мрак. В этом мраке моя дочь Полина и какие-то фигуры, ещё более тёмные, чем сам мрак. Эти существа хватают девочку, рвут её на части.
— Папа, помоги! — зовёт дочь, тянется ко мне.
Я пытаюсь помочь, бросаюсь на помощь. Но чьи-то руки удерживают, на меня сыплются удары, все сильнее и больнее. От сознания своего бессилия отчаянно кричу. От этого крика просыпаюсь — в слезах.
Вначале не понимаю, что сон кончился, и продолжаю кричать: «Полина!», отбиваясь от чужих рук. Но постепенно в свете утра проступают лица друзей, а руки — это их руки, которые пытаются успокоить меня.
— Что с тобой? — все взволнованы моим состоянием.
— Ничего, просто дурной сон, — отвечаю.
— Ничего себе — сон. Так всех напугал…
События, происходившие во сне, и ощущение ужаса казались настолько реальными, что даже сейчас, когда я пишу эти строчки, — чувствую, как поднимается давление, а слезы застилают глаза.

Находка клада

Я постарался обуздать волнение: умылся холодной водой, прошёлся по деревне и к завтраку, казалось, совсем успокоился. За столом поймал на себе удивлённые взгляды и понял, чтодолжен объяснить своё необычное поведение. Рассказал сон, и на том месте, где Полина зовёт на помощь, снова разволновался. Едва взял себя в руки. Тут кто-то заметил, что я все ещё не снял с головы свой венец. И меня вдруг осеняет догадка: ведь и раньше, когда я спал в венце, мне снились удивительные сны. Правда, это были не кошмары, все сновидения касались моей работы, и нередко приходило решение той или другой проблемы, которыми я занимался.
— Слушай, Серёжа, — сказал я нерешительно, — а вдруг, и правда, в подвале что-то зарыто… Давай копнём?
— Давай! — сразу согласился заинтригованный хозяин. — Ведь дому лет сто, пожалуй, может, что и найдём.
Взяли фонарь и полезли в погреб — сначала Сергей, за ним я. Только спустился, как чувствую — опять начинаю волноваться, в подушечках пальцев стало покалывать. Прошлись по подвалу — вроде успокоился. Стал возвращаться к месту спуска — снова волнуюсь, в пальцах колет. Оглянулся вокруг и вдруг вижу — два белых столба! Вернее, не два, а четыре — это подпорки, на которых стоит печь, её фундамент, выбеленный извёсткой. Но если стоять прямо под люком спуска, лицом к подпоркам, то ближние закрывают собой две другие подпорки и видны только два столба. Я поднял голову — через люк падает свет. Точно! Это то самое сияние над головой, что было во сне.
— Серёжа, давай лопату! — крикнул я другу. — Это здесь, я узнал место!
Сергей мигом выскочил из погреба и вернулся с сапёрной лопаткой.
— На, копай!
Я стал копать, Сергей сидел на корточках рядом, а остальная компания с любопытством наблюдала за нами через люк. Не успел углубиться и на два штыка, вдруг послышался глухой звук — удар лопаты обо что-то. Чтоб не повредить предмет, начал разгребать землю руками. Показался угол какого-то ящика, обитого металлом с чеканным узором. Металл покрыт ржавчиной.
— Гроб! — тихо произнёс кто-то.
Но нет, не гроб. Я уже вижу почти всю верхнюю часть предмета. Размеры примерно 35 на 40 сантиметров — шкатулка или сундучок. Тут у меня задрожали руки.
— Копай теперь ты, Серёжа, только осторожно, не повреди, — сказал я, уступая товарищу своё место.
Сергей принялся копать, выбрасывая вместе с землёй остатки сгнившей ткани, в которую, видимо, раньше был завёрнут сундучок. Затем мы извлекли находку из ямы и подняли в горницу. Волновались и строили предположения, что внутри: деньги, документы, икона?…
Осторожно подняли крышку. Увидели бутылку, рядом — книга в чёрном повреждённом временем переплёте, серебряный подсвечник с остатками сусальной позолоты, на книге — восьмиконечный крест и узелок из ткани. Достали всё это и обнаружили, что на дне, под книгой, лежит металлическая иконка с изображением Николая Чудотворца. Книга оказалась Евангелием дореволюционного издания, в узелке обнаружилось несколько серебряных монет времён царствования Николая II, а в бутылке, запечатанной воском, — облигации государственного займа 1914 года. На металлической чеканке сундучка была выбита дата — 1885. Но больше всего нас поразила едва заметная надпись на оборотной стороне крышки. Это было моё имя, нацарапанное детским почерком: «Женя».

Журнал: Тайны 20-го века №18, май 2010 года
Рубрика: Зазеркалье
Автор: Евгений Родимин




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —