Самые известные свалки мира

Свалки давно стали проблемой для всего мира. Они переполняются, мусор гниёт и служит рассадником всяческой заразы… Однако для некоторых людей такие «мусорные полигоны» — дом родной. Только здесь они находят себе кров и пропитание. Закрытие свалки для таких людей — крах всей жизни.

Самые известные свалки мира

Когда есть что терять

Свалка Бордо-Поньенте неподалёку от Мехико кормила примерно полторы тысячи семей. Люди выискивали в мусорной каше всё, что можно продать, а то и съесть, и тем жили. Они стали своего рода специалистами в мусорном деле. Ведь не так-то просто (и приятно!) копаться в отходах, чтобы грамотно выбрать именно то, что ещё может сгодиться для переработки и сбыта. Весь «полезный» мусор шёл в руки перекупщикам и дальше — по этапу. Образовалась целая «производственная линия», благодаря которой могли кормиться многие люди. И кормились! Но в 2011 году свалку закрыли. Правительство Мексики задумало построить на этом месте электростанцию, которая будет работать на свалочном газе. Идея замечательная. Её уже опробовали в других странах мира, разработали целую технологию по превращению мусорных территории в полигон для выработки энергии. И на такой энергии уже живут целые посёлки. Но в Бордо-Поньенте пока дальше громких заявлений не пошло. И бывшие труженики свалки, не веря своему счастью, постепенно вернулись на бывшие рабочие места — ведь мусорные кучи продолжают пополняться, несмотря ни на какие официальные запреты.
Почему мы обратили внимание на Бордо-Поньенте? Потому что это одна из самых больших свалок во всей Латинской Америке. И попасть на работу на такой свалке — удача. Ведь на любой свалке, даже маленькой, существует собственная организованная жизнь. Территория поделена на участки, обязанности работников, их обрабатывающих, тоже поделены. Как и доходы. Чем крупнее свалка, тем больше «зарплата». И когда закрывают по-настоящему большую свалку, её обитателям есть что терять.

Профсоюзное братство

Ещё одна крупнейшая свалка в Латинской Америке была закрыта в 2012 году. Её называли «Жардим Гармашу» (Сад Грамашу). Расположенная на живописном берегу залива Гуанабара, она давала пропитание почти двум тысячам человек. Основные отходы сюда везли из крупнейшего города Бразилии Рио-де-Жанейро, который стоит на берегу того же залива, только на западе. Возможно, эту свалку и не закрыли бы. Но в Рио должны были состояться важные мероприятия — сначала конференция ООН по «зелёной» экономике, а через два года ещё и чемпионат мира по футболу, да летняя Олимпиада в 2014 году. В качестве альтернативы бывшему грязному полигону власти штата Рио-де-Жанейро построили чистый комбинат по переработке мусора в 75 км от города. Так что есть шанс, что воды залива Гуанабара наконец заиграют первозданными красками.
А как же бывшие мусорщики? В отличие от их собратьев на мексиканской Бордо-Поньенте власти о них не забыли. Бразильское правительство пообещало выдать каждому примерно по 7 тысяч долларов в качестве компенсации за потерю работы. Мало того, жардимское мусорное сообщество даже в какой-то степени контролировалось государством. Свалка считалась муниципальной, и ка-тадорес, как прозвали мусорщиков, получили возможность объединиться в собственный профсоюз. То бишь Ассоциацию сборщиков вторсырья. И даже получили особую униформу. Верхом демократии стала выборная система, по которой каждый год члены профсоюза голосовали за нового председателя. В результате эффективность работы здесь оказалась очень велика, и на свалке был отмечен один из самых высоких в стране показателей утилизации мусора. Но теперь, получив почётную отставку, работники свалки озадачились будущим. Что делать, когда деньги кончатся? Ведь ничего другого они не умеют…

Верхом на старом мониторе

Гораздо больше повезло обитателям Агбогблоши. Расположенная недалеко от Аккры, столицы Ганы, она считается самой большой в мире свалкой электроники. Сюда свозят старые компьютеры со всех концов света. Примерно 200 тысяч тонн в год. А 20 тысяч мусорщиков целыми днями бродят по грудам сломанной техники, выискивая то, что может ещё пойти в дело. И в первую очередь это металлы. Местные мусорные спецы научились добывать из электронных недр медь и алюминии, латунь и цинк, а также свинец из батарей. Каким способом? Да просто разводят костёр и жгут все, что может содержать эти металлы. А потому над свалкой стоит постоянная завеса дыма. Ядовитого дыма, от которого и заболеть можно. Неудивительно, что мусорщики живут недолго (учитывая то, что они здесь не только работают, но и отдыхают, то есть спят, едят). Однако опасная гарь их ничуть не смущает. Ведь за 12 часов работы можно заработать два, а то и три доллара! Здесь тоже выстроилась целая «система производства». Меньше всех, конечно, получают те, кто непосредственно «производит», то есть ищет подходящий мусор и выжигает из него металлы. А вот скупщики наваривают гораздо больше. Если им принесут неповреждённый жёсткий диск, его можно перепродать за 20 долларов. Все компьютеры, которые ещё хоть как-то подлежат ремонту, чинятся и тоже продаются. И в этом бизнесе занято уже гораздо больше народу — не меньше 200 тысяч!
Впрочем, нельзя сказать, что перекупщики не рискуют своим здоровьем. Их лавки стоят рядом со свалкой, и они тоже вдыхают её отравленный воздух.
Здесь же бродят коровы чуть ли не стадами. И, конечно, собаки. Грязные, перепачканные золой, они спешат на запах пищи, когда кто-то из мусорщиков затеет обеденный перерыв и, усевшись на старый монитор, решит разогреть на костре что-то съедобное…

С головой в нечистоты

Правда, Агбогблоши тоже собираются закрывать, а вместо неё строить современное предприятие по утилизации электронных отходов. Так что мусорщикам рано или поздно придётся перебираться на другие свалки и отвоёвывать себе новое место под Солнцем.
Зато те, кто трудится в гватемальской «Шахте», за своё будущее пока спокойны. Крупнейшая в стране свалка находится на окраине Гватемала-Сити и представляет собой гигантских размеров овраг. Сюда, как в настоящую шахту, ежедневно спускаются тысячи бедняков, чтобы извлечь из её недр что-нибудь ценное. А ценность тут представляют, как и в Агбогблоши, те же цветные металлы. Чтобы их добыть, люди перебирают кучи мусора на крутых склонах и даже ныряют в сточные воды, которые текут по дну, образуя на поверхности ядовитую пену.
Конечно, «Шахта» испускает смрад, воздух буквально пропитан химической отравой, но людей это не останавливает. Их так много, что со стороны овраг напоминает гигантский муравейник, по которому ползают тысячи муравьёв. Стоит ли свеч такая опасная игра? Мусорщики считают, что стоит: за день они могут заработать почти 20 долларов! Это в два раза больше минимальной дневной оплаты труда в стране.

Живём, работаем, молимся…

Впрочем, «Шахту» тоже когда-нибудь могут закрыть. А вот Маншият-Насир вряд ли. Потому что это не свалка в чистом виде. Это — целый городской квартал! Находится он не где-нибудь, а в Каире, столице Египта. Живут в нём христиане-копты, которые с XI века в результате гонений со стороны халифа Аль-Хакима вынуждены зарабатывать на жизнь только самой грязной работой. И в первую очередь сбором мусора. В 1969 году власти города отселили их всех в один квартал, решив таким образом проблему утилизации отходов. И копты отлично справляются со своей задачей.
Это настоящее профессиональное сообщество. Заббалины, как прозвали мусорщиков в Каире, передают тонкости своего ремесла из поколения в поколение. С малых лет детей учат разбираться в мусоре, чтобы правильно его сортировать и понимать, что для чего сгодится. Весь мусор раскладывают по отдельным мешкам — бумага к бумаге, пластик к пластику, тряпки к тряпкам. То, что уже ни на что нельзя употребить, просто сжигают, по причине чего над кварталом всегда висит пелена дыма. Остальное же отдают на починку, переработку и продажу. Материала для работы много, ведь сюда каждый день сгружают целые самосвалы с мусором. Его столько, что порой нельзя пройти по переулку — он весь перекрыт горами мешков. Да и жить можно только на верхних этажах: все нижние этажи тоже завалены кучами мусора.
Людям «помогают» животные. По улочкам бродят коровы и свиньи, собаки и кошки, которые едят всё, что можно съесть. Само собой, хватает крыс и мух. Запах повсюду стоит соответствующий.
Тем не менее здесь живут так же, как и в любом другом квартале. Везде, где на улицах остаётся свободное место, дети гоняют мячи, старики курят кальян, булочники торгуют хлебом, женщины сушат бельё… А бедность, которая бросается в глаза, на самом деле обманчива. Некоторые мусорщики совсем даже не бедствуют. Их квартиры на верхних этажах обставлены недешёвой мебелью, на стенах висят ковры, а в кухнях варится вполне человеческая еда.
Но вот чего не хватает обитателям квартала, так это храмов. Есть, правда, монастырь Святого Симеона на холме, но хотелось бы ещё. Да где ж их поставишь, если повсюду мусор? Но верующие нашли выход из положения. В проёмах между домов они подвесили самодельные часовенки из картона. А к ним прицепили иконки, кресты, свечи. Словом, всё как положено. Главное — как следует закрепить все эти конструкции, чтобы они не упали на мусорную кучу. И молись себе, сколько душе угодно!Эхо войны

Журнал: Тайны 20-го века №27, июль 2020 года
Рубрика: Проблемы экологии
Автор: Елена Галанова

Метки: Тайны 20 века, мусор, загрязнение, экология, отходы, полигон, свалка



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —