Цуоц: Долина Энгадин в Швейцарии

Про Энгадин, бывшую римскую провинцию Ретия и самую высокогорную в Европе долину, где живут люди, волшебную, притягательную, про её языческую привлекательность, историю и архитектуру написаны тома. Но на русском языке — совсем ничего! По зимней, хрустящей снегом тропинке в энгадинской деревне Цуоц я шла на экскурсию. А ночью долина поползла на экран моего ноутбука цепкими «жучками» кириллицы.

Цуоц: Долина Энгадин в Швейцарии

Через огонь и воду

Ретийские хроники времён Швабской войны (1499 год) и письма к герцогу Людовико Моро (1452-1508 годы) свидетельствуют о том, что когда войска кайзера Священной Римской империи Максимилиана I Габсбурга приближались к Цуоцу, «городу большому и богатому», его жители решили применить тактику сожжённой земли. Чтобы остановить врага, они разрушили мост через реку Инн, а потом, закопав ценности под домами, подожгли свои жилища и бежали в горы. Видимо, как раз после этого реты прорыли в Цуоце подземные ходы. Раньше по катакомбам можно было пройтись, но теперь они засыпаны землёй. Зато у некоторых крестьян до сих пор есть погреба, почему-то расположенные в стороне от домов, например под площадями.
Бог знает, может быть, предание о пожаре — всего лишь выдумка. Легенд в долине — архаичных и языческих, на фасадах домов и в диких, иногда варварских обрядах — как энгадинских солнечных дней в году. Сто, двести, триста… В любом случае, то была, выражаясь современным языком, полная перезагрузка системы, и Цуоц выстроили практически с нуля. Таким он и сохранился, как во время создания в начале XVI века. Сегодня Цуоц — как музей с бесплатным входом. «Наколки» на «телах» домов — его арт-галерея.
На грубых, неровно оштукатуренных стенах гвоздём выцарапаны примитивные рисунки в технике сграффито. Река, вода, природа — всё сплелось в древнем сознании в единый узор. Необузданные цветы в раскрытой пасти рыбы, дельфины в повторяющемся орнаменте, пятиконечные звёзды, как «Витрувианский человек» да Винчи, они же — дьявольские кресты, волны над коньком крыши. Сюжеты не для высокогорья, а для рыбацкого посёлка в Средиземноморье! Но самые фантастические и, между прочим, главные герои сграффито — нимфа, раздвигающая руками свой раздвоенный чешуйчатый хвост, и дракон, символизирующий змееобразный Инн (в народе эту реку называют Драгун). Про них и их союз — чуть позже, а сейчас напомню, что, по Фрейду, змея (да и любая рептилия) обозначает фаллос. Кстати, на своём родном, вымирающем наречии — ретороманском — название долины звучит более женственно: Энжадина, а переводится как «сад на Инне». Река берёт начало в Верхнем Энгадине и, проходя три озера, течёт к Австрии, где выпускает свои горные струи в синеву Дуная.

«Не строй живописно»

Дома, встававшие на пепелище, тянулись друг к дружке, словно желая согреться в холода. Эти концентрированные поселения — особенность долины, они имитировали в сознании жителей крепостную стену средневековых городов. Здания в Цуоце стоят так близко, что замок на центральной площади подпирает дугой своей арки падающую башню на соседней улице. Башня стала тюрьмой, когда община выкупила её у первых владельцев, аристократов и богачей Энгадина по фамилии Планта. А теперь бывшая темница сдаётся под свадьбы и другие увеселительные мероприятия.
В эпоху рыцарских замков таких башен было немерено, они есть в каждой деревне долины, только в Цуоце их около 30. Почти квадратные, низкие, крепкие, каменные, они перенесли войны и пожар. Они часто встраивались в энгадинский дом (как кухня, спальня, а чаще — кладовая), когда менялась его концепция: жилую часть, амбар и хлев стали объединять под одной крышей. Понадобились массивные входные двери (портель): если распахнуть их полностью, в проёме могла поместиться телега или лошадь. Коровы, лошади, козы да бараны ретийского селянина прятались в морозы в деревне, а к лету тащились ближе к небу, на травку. Чтобы трава росла как на дрожжах, девочки в Пасхальный понедельник бросали на луга и склоны яйца — начало всех начал, символ плодородия и атрибут богини весны. Христианство вытеснило языческие обряды, превратило их в детские игры — так запретные мысли скрываются в подсознании.
После поджога домов жителями Цуоца и восстановления деревни известны все владельцы недвижимости — по нотариальным свидетельствам и пожертвованиям на панихиды, вносившимся пасторам кирхи. Внутреннее и внешнее убранство домов скуповато: коллективная интуиция и опыт подсказывали правила, которые лет сто назад сформулировал архитектор-новатор Адольф Лоос. Он говорил: «Не строй живописно, нужно предоставить это стенам, горам, Солнцу». Главное — прагматизм. Равнина требует вертикальных форм, а горный ландшафт — горизонтальных, архитектура не должна конкурировать с рельефом.

Архитектор природы

Ещё одна нынешняя детская игра раньше была обрядом инициации. Мальчишки, отводя летом скот на пастбища, целовали праматерь долины Анн в образе камня — валуна Мумма Веглиа. Анн — архитектор природы, и у неё много имён и тысячи лиц, и если повезёт, крестьяне могут проболтаться о встречах с ней. То она обернётся девушкой у поилки для скота, то белой коровой на сочном лугу, то нырнет в кожу змеи или сядет нацарапанной на каменной стене нимфой и сцепится с драконом хвостами. Гибкие линии тела, отшлифованная водой чешуя — это живая вода, Инн. Самое древнее имя Анн — Айнос, где узнаются корни «ин» и «ан», река и богиня Энгадина в одном слове.
Целуя камень, пастух признавал Мумма Веглиа богиней, взамен она оберегала его и стадо, которое он пас, от бедствий. Во многих европейских преданиях за поцелуй (а ведь Анн могла прикинуться чем-нибудь совершенно омерзительным: змеёй, лягушкой и даже черепом) она даровала право на трон, потому что когда-то, при матриархате, любой король правил от имени божества племени. Кстати, «Сказка о Царевне-лягушке» отчасти написана по той же схеме: в ней есть и поцелуй, и преображение.
Валун у Цуоца прозвали в народе Задницей Старухи. Этот образ — явно христианское наслоение. Чудо-камень Мумма Веглиа — одна из точек сакрального треугольника, который вырисовывается, если соединить прямыми линиями все священные места, имеющиеся вокруг деревни. Треугольник — древний символ женского лона, начала и могущественной силы возрождающейся природы.

Сакральная геометрия

Божьих храмов в Цуоце три: две церкви и часовенка Сан-Бастианум — кривоватая, убогонькая, вот только крестик под крышей и даёт знать, кто на самом деле здесь хозяин. И ни один из трёх (магическое число) храмов не располагается, как принято, на площади. Храмы «прописались» на центральной улице, выстроившись в прямую линию. И если продолжить её на юг, на другой берег Инна, она дойдёт до места, где пляшут ведьмы (ещё одна точка треугольника). Ночами у ручья между Цуоцем и Мадулайном они, встав в круг, танцуют на каменной плите. Не верится?! Так ведь на ней отпечатались их козьи копытца!
В часовенке Сан-Бастианум после реформации сделали дубильню и красильню, позже — склад, и просто чудо, что внутри неё сохранилась уникальная настенная живопись. Её, хотя и не всю, спасли реставраторы, и оказалось, что под более поздними фресками скрываются ранние. В центре хоров изображена Мария в сиянии нимба с младенцем на руках, и если смотреть с того места, где она находится, можно увидеть Пиц Утер — священную, «женскую» гору Цуоца. Её вершина — не острый пик, а плоскость с лёгкой впадиной. Напротив есть и «мужская», Пиц Дэзан, с торчащим «фаллосом».
Романская часовенка стоит на бывшем языческом культовом месте, на огромном валуне, сохраненном как часть христианского храма: половина его вмурована в стену, а другая выступает наружу. На чаше-глыбе слева от входа — священном источнике и идоле для будущих матерей, просящих у камня детей, — процарапаны канавки. Одна — короче и глубже — указатель в утробу храма, прямо на фрески, где ангел вещает Марии, не познавшей мужа, о зачатии. Другая — длинная — если её продолжить, указывает на Пиц Утер, праматерь Анн.
Как школьная тетрадка, «расчерчены» Цуоц и его окрестности воображаемыми линиями звёздной геометрии. Отмечены равноденствие и солнцестояние, Луна и созвездия, и даже космическое яйцо, из которого появляется все сущее, — в овале, проведённом вокруг сакрального треугольника. И магия и необъяснимая притягательная сила волшебного ландшафта долины Энгадин становятся ясны и понятны.

Журнал: Тайны 20-го века №14, апрель 2013 года
Рубрика: Terra Incognito
Автор: Алина Тукалло, Цюрих, Швейцария

Метки: путешествие, Тайны 20 века, горы, достопримечательность, Швейцария, долина, ландшафт, Коммуна, Цуоц, Энгадин



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.