Полёт на воздушных шарах

Сложно найти человека, который бы не любил летать: во сне, на самолёте или дельтаплане. Ведь важен не способ, а само чувство полёта! Правда, в мире есть люди, которые стремятся подняться в воздух на предметах, совершенно для этого не предназначенных, например на воздушных шариках, надутых гелием…

Фото: Виталий Куликов — полёт на воздушных шарах

Полёт Ларри Уолтерса

Полёт на «неболёте»

При покупке шариков редкий родитель не вспомнит мультфильм про Винни-Пуха или сказку «Три толстяка», герои которых взмывали в воздух на связке воздушных шаров. Казалось бы, в реальной жизни выполнить такой трюк невозможно. Вовсе нет! В мире немало смельчаков, которые, соревнуясь друг с другом, совершают полёты на связках воздушных шаров. Рекорд поставил наш соотечественник Виталий Куликов. 20 ноября 2004 года он поднялся в воздух на 800 воздушных шарах, сплетённых особым образом. Эту гигантскую связку он поэтично окрестил «неболет».
Идея подняться в небо столь необычным образом появилась у Виталия спонтанно (до этого он лишь несколько раз прыгал с парашютом). Однако после первого же испытательного подъёма на относительно небольшую высоту путешественник замахнулся на мировой рекорд.
В подготовке к полёту Виталию помогала команда добровольцев из 15 человек. Под пронизывающим ноябрьским ветром с помощью нескольких десятков баллонов с гелием были надуты и сплетены вместе 800 шаров. Первоначально Виталий планировал полёт на 1300 шарах, но в ноябре темнеет рано, времени у экспериментаторов было в обрез, а потому все шары они решили не надувать. Даже 800 надули на глаз, неравномерно. Как выяснилось позже, это обстоятельство сыграло свою положительную роль.
Едва Виталий Куликов, тепло одетый, с рацией и страховочным парашютом за спиной, оторвался от земли, как шары стремительно поволокли его в небо с сумасшедшей скоростью — 7 м/с. Достаточно быстро мужчина достиг рекордной высоты 5740 м, после чего началось равномерное снижение. Поскольку высотомер уже показал, что мировой рекорд поставлен, Виталий немного расслабился. Из-за того что шары были надуты неравномерно, лопались они тоже не все сразу и спуск проходил в спокойном плавном режиме. Однако на последнем этапе снижения Виталий неожиданно попал в буран и его со скоростью 160 км/ч понесло в лес. Удар о дерево грозил ему неминуемой гибелью, но Виталию повезло. Он несколько раз сильно ударился о пышные кусты, которые смягчили падение. Не последнюю роль сыграла и тёплая одежда. В итоге наш герой остался жив.

Забава для англичан

Однако, по статистике, большинство любителей подняться в воздух на воздушных шариках живут вовсе не в России и даже не в США, которые славятся огромным количеством любителей экстремальных видов спорта, а в Великобритании.
До Виталия Куликова несколько раз поднимался в воздух на связке воздушных шаров англичанин из графства Хартфордшир Иэн Эшпоул. В 2001 году он попал в Книгу рекордов Гиннесса — 600 надувных шариков подняли его на высоту 5 км. А ранее, в 1996 году, те же 600 шаров подняли Эшпоула в небо на высоту 3 км. Но вот что интересно! Подняться-то он поднялся, а вот спуститься обратно уже не смог. Дело в том, что воздушные шары педантичный Иэн надувал с помощью дозатора, строго следя за тем, чтобы гелия в шарах было одинаковое количество. А потому и лопаться они на высоте 5 км начали одновременно, и Эшпоулу пришлось раскрыть парашют.

В небо на стульчике

И всё бы ничего, вот только некоторые «пилоты» совершенно не думают о последствиях своих поступков и о личной безопасности. Причём дело вовсе не в падении с огромной высоты, тут на помощь всегда придёт страховочный парашют. Реальных опасностей две. Во-первых, на большой высоте из-за разрежённого воздуха смельчак рискует потерять сознание. Во-вторых, его может унести сильным порывом ветра, убив ударом о скалы или деревья.
Но настоящим авантюристам никакие преграды не страшны. Взять, к примеру, гражданина Великобритании Тома Моргана. Он отправился в полёт над Африкой на складном стульчике, поднятом в воздух связкой из 100 воздушных шаров, наполненных гелием. Первоначально в планы Моргана входил полёт над Ботсваной (где полным-полно диких зверей), но, к счастью для него, шары полопались и опасное путешествие не состоялось.
Тогда британец решил поменять точку вылета на Йоханнесбург (ЮАР). 23 октября 2017 года, поднявшись в воздух на высоту 2,4 км, Том Морган пролетел уже 25 км, когда по радио сообщили, что к нему приближается мощный антициклон. Путешественник счёл разумным прекратить свой полёт. Поочерёдно прокалывая воздушные шарики ножом, он целым и невредимым опустился на землю.
За 4 года до этого аналогичное путешествие на воздушных шарах совершил житель Южной Африки Мэтт Сильвер-Волланс. Его подняли в воздух 160 воздушных шариков, и Мэтт полетел с острова Роббенэйланд в Кейптаун. Но вот незадача, сильный порывистый ветер не дал мужчине достичь конечной цели его путешествия. Из-за непогоды Мэтт буквально свалился со своими шарами в бухту, кишащую акулами. К счастью, спасатели оказались быстрее морских хищников.

Ларри Уолтерс

Самый удивительный полёт на связке воздушных шариков состоялся в далёком 1982 году, когда бывший водитель из Лос-Анджелеса Ларри Уолтерс, давно мечтавший о небе, решил наконец полетать на том, что бог послал.
Мужчина взял любимое садовое кресло и крепко привязал к нему 45 метеорологических шаров, наполненных газом. Усевшись в сконструированный им летательный аппарат, Уолтерс попросил соседей перерубить верёвку — отдать, так сказать, швартовы. Те покрутили у виска, но просьбу выполнили. И Ларри полетел. Через 4 часа полёта ветер снёс несчастного в сторону ближайшего аэропорта, к посадочной полосе. На протяжении нескольких часов пилоты приземляющихся лайнеров сообщали диспетчеру, что около аэропорта в воздухе на воздушных шарах болтается человек в садовом кресле (стоит ли удивляться тому, что после приземления к пилотам тут же вызывали наркологов и психиатров?!). Наконец пилот поднятого по тревоге военного истребителя сообщил, что лётчики гражданских авиалайнеров правы: в небе действительно болтается человек в кресле и в ответ на покачивание крыльями показывает пилотам средний палец.
Спасать окоченевшего от холода чудака решили с помощью вертолёта. Ветер от винтов отнёс беднягу к морю, здесь снайперы из винтовки начали методично один за другим отстреливать метеорологические шары, на которых летел Уолтерс. Под аплодисменты местных жителей, собравшихся поглазеть на необычное зрелище, Ларри плюхнулся в воду. А остатки его шаров снесло к линиям ЛЭП, где они спровоцировали короткое замыкание и оставили на несколько часов без света район Лонг-Бич в Лос-Анджелесе.
Сей случай настолько же поучителен, насколько и необычен. Отправляясь в полёт на необыкновенном летательном средстве, всегда нужно 10 раз подумать о возможных последствиях.
Кстати, своим дурацким поступком «пилот» Ларри Уолтерс при жизни заслужил премию Дарвина, присуждаемую в США лицам, умершим наиболее глупым образом.

Ларри Уолтерс: версия полёта приписываемая авторству Алекса Экслера

В 1982 году Ларри Уолтерс, пенсионер из Лос-Анджелеса решил осуществить давнюю мечту — полететь, но не на самолёте. Он изобрёл собственный способ путешествовать по воздуху. Уолтерс привязал к удобному креслу сорок пять метеорологических шаров, наполненных гелием, каждый из которых имел метр в диаметре. Он уселся в кресло, взяв запас бутербродов, пиво и дробовик. По сигналу, его друзья отвязали верёвку, удерживавшую кресло. Ларри Уолтерс собирался плавно подняться всего на тридцать метров, однако кресло, как из пушки, взлетело на пять километров.
Соседи обсуждают. Звонить ли 911? Зачем? Человек улетел. Летать не запрещено. Закон не нарушен. Насилия не было. Америка — свободная страна. Хочешь летать — и лети к чёртовой матери.
…Часа через четыре диспетчер ближнего аэропорта слышит доклад пилота с заходящего лайнера:
— Да, кстати, парни, вы в курсе, что у вас тут в посадочном эшелоне какой-то мудак летает на садовом стуле?
— Что-что? — переспрашивает диспетчер, галлюцинируя от переутомления.
— Летает, говорю. Вцепился в свой стул. Всё-таки аэропорт, я и подумал, мало ли что…
— Командир, — поддает металла диспетчер, — у вас проблемы?
— У меня? Никаких, все нормально.
— Вы не хотите передать управление второму пилоту?
— Зачем? — изумляется командир. — Вас не понял.
— Борт 1419, повторите доклад диспетчеру!
— Я сказал, что у вас в посадочном эшелоне мудак летает на садовом стуле. Мне не мешает. Но ветер, знаете…
Диспетчер врубает громкую трансляцию. У старшего смены квадратные глаза. В начало полосы с воем мчатся пожарные и скорая помощь. Полоса очищена, движение приостановлено: экстренная ситуация. Лайнер садится в штатном режиме. По трапу взбегают фэбээровец и психиатр.
Доклад со следующего борта:
— Да какого ещё хрена тут у вас козёл на воздушных шариках путь загораживает!… вы вообще за воздухом следите?
В диспетчерской тихая паника. Неизвестный психотропный газ над аэропортом.
— Спокойно, кэптен. А кроме вас, его кто-нибудь видит?
— Мне что, бросить штурвал и идти в салон опрашивать пассажиров, кто из них ослеп?
— Почему вы считаете, что они могут ослепнуть? Какие ещё симптомы расстройств вы можете назвать?
— Земля, я ничего не считаю, я просто сказал, что эта гадская птица на верёвочках работает воздушным заградителем. А расстройством я могу назвать работу с вашим аэропортом.
Диспетчер трясёт головой и выливает на неё стакан воды и, перепутав руки, чашечку кофе: он утерял самоконтроль.
Третий самолёт:
— Да, и хочу поделиться с вами тем наблюдением, джентльмены, что удивительно нелепо и одиноко выглядит на этой высоте человек без самолёта.
— Вы в каком смысле??!!
— И в прямом, и в философском… и в аэродинамическом.
В диспетчерской пахнет крутым первоапрельским розыгрышем, но календарь дату не подтверждает. Четвёртый борт леденяще вежлив:
— Земля, докладываю, что только что какой-то парень чуть не влез ко мне в левый двигатель, создав угрозу аварийной ситуации. Не хочу засорять эфир при посадке. По завершении полёта обязан составить письменный доклад.
Диспетчер смотрит в воздушное пространство взглядом Горгоны Медузы, убивающей всё, что движется.
— …И скажите студентам, что если эти идиоты будут праздновать Хэллоуин рядом с посадочной глиссадой, то это добром не кончится! — просит следующий.
— Сколько их?
— А я почём знаю?
— Спокойно, борт. Доложите по порядку. Что вы видите?
— Посадочную полосу вижу хорошо.
— К чёрту полосу!
— Не понял? В смысле?
— Продолжайте посадку!!
— А я что делаю? Земля, у вас там всё в порядке?
— Доложите — вы наблюдаете неопознанный летательный объект?
— А чего тут не опознать-то? Очень даже опознанный.
— Что это?
— Человек.
— Он что, суперйог какой-то, что там летает?
— А я почём знаю, кто он такой.
— Так. По порядку. Где вы его видите?
— Уже не вижу.
— Почему?
— Потому что улетел. — Кто?
— Я.
— Куда?
— Земля, вы с ума сошли? Вы мозги включаете? Я захожу к вам на посадку!
— А человек где?
— Который?
— Который летает!!!
— Это что… вы его запустили? А на хрена? Я не понял!
— Он был?
— Летающий человек? — Да!!!
— Конечно был? Что я, псих.
— А сейчас?
— Мне некогда за ним следить! Откуда я знаю, где он! Напустили чёрт-те кого в посадочный эшелон и ещё требуют следить за ними! Плевать мне, где он сейчас болтается!
— Спокойно, кэптен. Вы можете его описать?
— Мудак на садовом стуле!
— А почему он летает?
— А потому что он мудак! Вот поймайте и спросите, почему он, бля, летает!
— Что его в воздухе-то держит? — в отчаянье надрывается диспетчер. — Какая ебицкая сила? Какое летательное средство??? Не может же он на стуле летать!!!
— Так у него к стулу шарики привязаны.
Далее следует непереводимая игра слов, ибо диспетчер понял, что воздухоплаватель привязал яйца к стулу, и требует объяснить ему причину подъёмной силы этого сексомазахизма.
— Его что, Господь в воздухе за яйца держит, что ли?!
— Сэр, я придерживаюсь традиционной сексуальной ориентации, и не совсем вас понимаю, сэр, — политкорректно отвечает борт. — Он привязал к стулу воздушные шарики, сэр. Видимо, они надуты лёгким газом.
— Откуда у него шарики?
— Это вы мне?
— Простите, кэптен. Мы просто хотим проверить. Вы можете его описать?
— Ну, парень. Нестарый мужчина. В шортах и рубашке.
— Так. Он белый или чёрный?
— Он синий.
— Кэптен? Что значит — синий?…
— Вы знаете, какая тут температура за бортом? Попробуйте сами полетать без самолёта.
Этот радиообмен в сумасшедшем доме идёт в ритме рэпа. Воздушное движение интенсивное. Диспетчер просит таблетку от шизофрении. Прилетные рейсы адресуют на запасные аэропорты. Вылеты задерживаются.
…На радарах — ничего! Человек маленький и нежелезный, шарики маленькие и резиновые.
Связываются с авиабазой. Объясняют и клянутся: врач в трубку подтверждает.
Поднимают истребитель.
…Наш воздухоплаватель в преисподней над бездной, в прострации от ужаса, околевший и задубевший, судорожно дыша ледяным разрежённым воздухом, предсмертным взором пропускает рядом ревущие на снижении лайнеры. Он слипся и смёрзся воедино со своим крошечным креслицем, его качает и таскает, и сознание закуклилось.
Очередной рёв раскатывается громче и рядом — в ста метрах пролетает истребитель. Голова лётчика в просторном фонаре с любопытством вертится в его сторону. Вдали истребитель закладывает разворот, и на обратном пролёте пилот крутит пальцем у виска.
Этого наш бывший лётчик-курсант стерпеть не может, зрительный центр в мерзлом мозгу передаёт команду на впрыск адреналина, сердце толкает кровь, — и он показывает пилоту средний палец.
— Живой, — неодобрительно докладывает истребитель на базу.
Ну. Поднимают полицейский вертолёт.
А вечереет… Темнеет! Холодает. И вечерним бризом, согласно законам метеорологии, шары медленно сносит к морю. Он дрейфует уже над берегом.
Из вертолёта орут и машут! За шумом, разумеется, ничего не слышно. Сверху пытаются подцепить его крюком на тросе, но мощная струя от винта сдувает шары в сторону, креслице болтается враскачку, как бы не вывалился!…
И спасательная операция завершается по его собственному рецепту, что в чём-то обидно… Вертолёт возвращается со снайпером, слепит со ста метров прожектором, и снайпер простреливает верхний зонд. И второй. Смотрят с сомнением… Снижается?
Внизу уже болтаются все береговые катера. Вольная публика на произвольных плавсредствах наслаждается зрелищем и мешает береговой охране. Головы задраны, и кто-то уже упал в воду.
Третий шарик с треском лопается, и снижение грозди делается явным.
На пятом простреленном шаре наш парень с чмоком и брызгами шлёпается в волны.
Но верёвки, на которых висели сдутые шары, запутались в высоковольтных проводах, что вызвало короткое замыкание. Целый район Лонг-Бич остался без электричества.
Фары светят, буруны белеют, катера мчатся! Его вытраливают из воды и начинают отдирать от стула.
Врач щупает пульс на шее, смотрит в зрачки, сует в нос нашатырь, колет кофеин с глюкозой и релаксанты в вену. Как только врач отворачивается, пострадавшему вливают стакан виски в глотку, трут уши, бьют по морде… и лишь тогда силами четырёх матросов разжимают пальцы и расплетают ноги, закрученные винтом вокруг ножек стула.
Под пыткой он начал приходить в себя, в смысле массаж. Самостоятельно стучит зубами. Улыбается, когда в каменные от судороги мышцы вгоняют булавки. И наконец произносит первое матерное слово. То есть жизнь налаживается.
И когда на набережной его перегружают в «скорую», и фотовспышки прессы слепят толпу, пронырливой корреспондентке удаётся просунуть микрофон между санитаров и крикнуть:
— Скажите, зачем вы всё-таки это всё сделали?
Он ответил: «Ну нельзя же всё время сидеть без дела»…

Журнал: Все загадки мира №11, 27 мая 2019 года
Рубрика: Люди мира
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: Англия, Россия, путешествие, опасность, полёт, Все загадки мира, шар, гелий, воздух, Куликов, Дмитрий Соколов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —