Зацеперы — кто это?

Беру билетик на электричку от Зеленогорска до Питера, наблюдаю потрясающую картину: на крыше последнего вагона сидят, как птички на ветке, парни и девушки — человек 12, не меньше. Щебечут, сильно радуются жизни, друг друга мобильниками щёлкают, а кое-кто очень эротично целуется. «Осторожно, двери закрываются…» Для кого-то — навсегда? Зацепинг — новый экстремальный вид спорта: зрелищный, динамичный, модный. Его популярность у нас растёт, как грибы после радиоактивного дождя.

Фото: зацеперы — кто это? Интересные факты

«С таким я ещё не сталкивался!» — подумал машинист

Плюсов масса: глобальное расширение сознания, удивительный кайф, эйфория, адреналин и деньги почти не нужны. Минус один: в короткой жизни профессионального зацепера всегда есть место смерти — в самый неподходящий момент. Но они этим бравируют: мол, лучше красиво умереть на поле боя, чем в постели. А пресловутые кирпичи и так на любую голову, самую умную и осторожную, могут каждую секунду свалиться.
Самый популярный вид зацепинга — электричкинг, экстремальное катание на пригородных электричках. Считается, что проще всего и безопасней ехать с задней стороны хвостового вагона. Перед отправлением поезда элект-ричкер запрыгивает сзади на сцепку, фару, буфер или подножку и держится за солидные выступы и ручки, будто для него приваренные. На самом деле, они приварены для мытья стёкол и осмотра машинистами поездов на стоянке в депо…
Многие зацеперы легко провозят с собой велосипеды и другой багаж. Сзади поместиться может много народу, так что приятное общение гарантировано.
Правда, зимой все становится намного экстремальнее — поручни, подножки и автосцепка покрываются ледяным наростом, и риск оступиться, соскользнуть очень велик.
Проезд на — «передней морде» поезда — гораздо сложнее. Тут нужно подбежать к кабине машиниста, чтобы он ничего не заметил, а прицепившись, находиться в слепой зоне, где его зеркала не работают.
А можно ехать, зацепившись за боковые поручни, зеркала и прочие выступающие части вагона — это для особо продвинутых экстремалов. Вылезти из окна на ходу и сидеть на нижней раме форточки, свесив ноги в салон и держась за край окна или за водосток. Или ещё вариант: проехать, забравшись в подвагонный ящик. Обычно это практикуют в поездах дальнего следования — так можно и в дальнее зарубежье попасть.
Правда — шум, грязь, тряска, запахи специфические…
В последнее время, кстати, многие добропорядочные пассажиры становятся электричкерами поневоле. Жуткая давка, безумные цены на билеты — может, поехать снаружи, а не внутри? Недаром один из лидеров движения зацеперов, москвич Денис Разин, однажды сказал: «Мы появились, когда в транспорте перестало всем хватать места внутри».
А вот трейнхоппинг — дальние путешествия на крышах товарняков. Куда такой путешественник в итоге приедет — одному Богу (ну и железнодорожному начальству) известно, поскольку на товарняках пишут только станцию приписки. Популярно даже в цивилизованном мире — и в Америке, и в Европе, где обычных зацеперов днём с огнём не сыскать.
Для ещё более «продвинутых» экстремалов — ехать не на поезде, а за ним — на сноубордах, скейтбордах, роликах, лыжах. Или вообще скользить по рельсам в одной обуви…
А теперь давайте словарь зацепера немного почитаем.
«Собака» — пригородный поезд. «Руф» — крыша. «Конташка» — контактный провод питания. «Маш» — машинист. «Помогало» — его помощник. «Прозефириться» — вылезти из поезда на крышу. «Контры» — билетные контролеры. «Концевик» — стоп-кран. «Кастрат» — электричка со спиленными поручнями… Ну как, у вас крышу не снесло?

Знаете ли вы что…

В октябре 1913 года в американском штате Огайо поезд столкнулся с пароходом. Вышедшее из берегов озеро затопило железную дорогу, машинист попытался проскочить затопленный участок и в него угодило судно.

Рискуют и не пьют шампанское

На самом деле этой забаве больше 100 лет. Наши прадеды лихо цеплялись к конке. В советские годы на трамвае ездили зайцами, стоя на сцепке — она же «колбаса». В 1990-е начали ездить на электричках, потом и в метро — там тоже удобно, много всяких ручек.
А года два назад — как прорвало: и массовые акции зацеперов, и флешмобы, и специальные сайты, и тысячи потенциальных сторонников движения. Активные зацеперы нашли деньги на миллион листовок — теперь раздают их пассажирам.
Основная масса зацеперов — от 15 до 25 лет. Они категорически ничего не крушат в поездах, к пассажирам не пристают, не рисуют неприличные картинки — и вообще уверяют, что очень уважают железнодорожников. Их девиз: «Собака» (поезд) должна ехать!».
Истинный зацепер ведёт здоровый образ жизни (никакого алкоголя и курения, спорт каждый день). А в душе — безграничная свобода и позитив… Зачем этот полубезумный экстрим?
Ради сильной радости и крутых воспоминаний, популярно объясняют они. Типа: это страшно выглядит только со стороны, а на самом деле — ужасно круто! Ветер в голове, а скорость почти не чувствуется. Когда зацеперы хотят покататься, то созваниваются с друзьями или списываются в социальных сетях — и вперёд. Снимают о себе фильмы и выкладывают в Интернет: типа, вот он я, с любимым поездом в обнимку.
Между прочим: зацеперы сильно парятся (то есть «думают», переводя с молодёжного на русский) о собственной безопасности. Продвинутый зацепер Андрей Малышев в своём блоге уверяет: мол, если технику безопасности соблюдать, всё будет в шоколаде или Айпаде.
Отчаянная 18-летняя девушка Катя Кнутова вещает о том же: «Первые ощущения просто поразительные. Правда, сначала страшно. Но зато потом — кайф, эйфория. Ни с чем не сравнить! Мои родители в курсе. Я сама им рассказала о своём увлечении, о том, что если соблюдать правила — это безопасно. Они мне доверяют и разрешили».

Трагедия на Филёвской линии

Зря железнодорожники взывают к разуму: мол, мнимая безопасность зацепинга — это полная ерунда. К примеру, если поезд экстренно затормозит, все, кто сидят на крышах, окажутся под колёсами. А ток в проводах над поездом — три тысячи вольт… Зря наша доблестная милиция, она же полиция, пытается этих товарищей отловить. Штраф в законе прописан — 100 рублей…
Не так давно, в феврале этого года, в московском метро с зацеперами случилась трагедия. Ночью обнаружили тела двух студентов, которые катались на крыше вагона одного из поездов.
Ваня Микиртумов, студент Университета туризма и сервиса, и Виктор Варданян, учившийся в Московском педагогическом университете. Обоим по 19 лет, оба считались опытными экстрема-лами. Оба использовали специальное снаряжение — горнолыжные маски и особые перчатки. Но от многочисленных травм, не совместимых с жизнью, они не спасли…
За день до трагедии парни вполне успешно пропутешествовали на электричке от Курского вокзала. Группа зацеперов растянула флаг России и мчалась с ветерком, снимая все на видео. «Порой в полный рост, в общем, было нереально круто!» — напишет в блоге один из участников акции. Крыша скользкая, мороз минус 10, ветер…
Из Подмосковья до дому весело и прикольно добрались таким же способом.
А назавтра Ваня и Витя погибли на Филёвской линии — там большая часть движения проходит по поверхности, а потом состав на огромной скорости ныряет в туннель… «Они знали, на что шли, они понимали, что риск оправдывает удовольствие от этих действий», — пишет в блоге популярный зацепер Роман Громов.

От сих до псих

Зацепинг — занятие, конечно, чудовищно русское. Это всё наше: и непроходимые дураки и дороги, и патологическая страсть к быстрой езде (кто Гоголя про птицу-тройку не помнит, я не виноват). Плюс жуткий максимализм, который отмечали и гениальный Бердяев, и не менее гениальный Достоевский («широк русский человек, я бы сузил»). И «ужасная жажда риску» — опять же, поклон Фёдору Михайловичу. И желание нарушить закон, пусть себе дороже обойдётся — ведь строгость российских законов уже тысячу лет умеряется легчайшей возможностью их неисполнения. И наша родная, извечная страсть к халяве, без билетика проехаться. И ещё много чего…
Известный психиатр-криминалист Михаил Виноградов рассуждает: «Что побуждало Ельцина, когда он был неблагополучным подростком, кататься на крыше поезда? Он сам пишет в книге, что объехал полстраны на крыше поезда. Это люди, у которых повышенная энергетика, активность. У них есть тяга к путешествиям. И немаловажный фактор — отсутствие реальных денег для реализации своих интересов». Виноградов авторитетно утверждает: мол, перевоспитать зацеперов не получится. Можно снимать их с крыши поезда, штрафовать, прессовать, сажать на 15 суток — но лучше перетерпеть. Молодёжь всегда бунтует — причём часто неадекватно. Им хочется изменить этот мир и играть по своим правилам. С другой стороны, авторитетный психиатр признает: да, зацепинг может быть заразным — в прямом смысле слова. Ведь в психиатрии прекрасно известен термин «истерические эпидемии» — когда самые, обычные люди вдруг, подзаряжаясь от других, начинают вести себя неадекватно.
А зацепиться современной российской молодёжи, от 15 до 100, абсолютно не за что. Идеалы порушены, и многим жить просто «некуда». Неудивительно, что зацепинг на родной земле процветает. Ещё одна, сильно измененная картина русского бунта — бессмысленного и беспощадного…
На самом деле, смешные они, эти зацеперы, — отчаянные, искренние и очень беззащитные.
И воистину, перефразируя Маркса, им просто нечего больше терять — кроме своего зацепинга.

Журнал: Тайны 20-го века №17, май 2011 года
Рубрика: Экстрим
Автор: Михаил Болотовский





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —