Банкирский дом Ротшильд: Кому принадлежит Европа?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

«Деньги — бог нашего времени, и Ротшильд — пророк его», — возвестил когда-то Генрих Гейне после того, как он посетил в Париже барона Джеймса де Ротшильда в его частном кабинете. Гейне, как он пишет, увидел «ливрейного лакея, проносившего по коридору ночной сосуд барона, а биржевой спекулянт, оказавшийся здесь в эту минуту, почтительно снял шляпу перед могущественным горшком».

Банкирский дом Ротшильд: Кому принадлежит Европа?
«Пророк» Манер Амшель (Ансельм) родился 23 февраля 1743 года в Еврейском переулке (Judengasse) старого Франкфурта, в бедной еврейской семье, занимавшейся антикварной торговлей. Будущий основатель старейшей династии банкиров Европы остался сиротой, когда ему не исполнилось 12 лет.

Основатель династии

В это время над мальчиком взяло шефство семейство Оппенгеймеров. У юного Майера рано развился интерес к финансовым делам. Со временем он добился расположения хозяина Франкфурта, ландграфа Гессенского Вильгельма I. Этот князь был коллекционером монет и медалей. Продав ему по низким ценам редкие монеты, которые тот мечтал заполучить, Майер вскоре занял пост придворного маклера, связанного с ведением финансовых операций.
В 1806 году, из-за вторжения армии Наполеона, ландграфу пришлось бежать за границу, поэтому своё огромное денежное состояние он оставил на хранении у Ротшильда. Пуская в оборот капиталы Вильгельма, Майер устраивал государственные займы в небывалых до того размерах. Прибыль осталась в руках ростовщика, а капитал позднее был возвращён наследниками Майера наследникам ландграфа.
Майером Амшелем был основан первый банкирский дом, но он продолжал жить с женой и десятью детьми в скромном доме в том же гетто, где появился на свет. На доме висела красная вывеска или щит — по-немецки «роте шильд», — от чего и произошла фамилия знаменитой династии. После его смерти в 1812 году капитал банкирского дома был разделён между его пятью сыновьями — Амшелем, Соломоном, Натаном, Карлом и Джеймсом. Они создали и возглавили собственные банки под одним названием «Ротшильд фрэр» (Rothschild Freres) во Франкфурте, Вене, Лондоне, Неаполе и Париже. Братьев именовали «пять пальцев». И эти пальцы крепко схватили за горло всю Европу.

Гешефт века

В 1815 году Натан, тогда уже известная фигура среди английских финансистов, первым получил сообщение о победе англичан над Наполеоном в битве при Ватерлоо от своего агента, сумевшего быстро преодолеть пролив Па-де-Кале, отделяющий Британию от Франции. Зная истину, банкир распространил слух на бирже о поражении Англии в сражении. В то время как биржевые маклеры за любую цену сбывали акции, Натан поручил своим людям скупить их. Когда на следующий день биржа бросилась в другую крайность, Ротшильд продал скупленные акции и заработал на этом более миллиона фунтов стерлингов.
После свержения Наполеона через банки Ротшильдов осуществлялась выплата Францией 120 миллионов фунтов стерлингов военной контрибуции, а за оказанные важные услуги в 1815 году император Австрии даровал Ротшильдам баронский титул. К фамилии добавили приставку «де». Затем «пять пальцев» предоставили обескровленным государствам, в том числе Франции и Англии, займы на кабальных условиях. Неудивительно, что следующее поколение Ротшильдов жило в блеске славы и богатства.
Со временем внешние государственные займы потеряли своё значение, и Ротшильды успешно запустили пальцы в другие «пироги». Прежде всего, они «завоевали» на юге Франции узкую полосу земли под названием Медок, что вокруг города Бордо. На этих землях издавна расположены самые лучшие виноградники страны, на которых рождаются знаменитые бордоские вина. Здесь в 1865 году бароны Ротшильды приобрели ряд богатых виноделен. Среди них замок (шато) Лафит, который после этой сделки стал именоваться «Шато Лафит-Ротшильд», и замок Мутон, превратившийся в «Шато Мутон-Ротшильд». Банкиры стали выпускать «коллекционные» марочные вина, а этикетки к винным бутылкам создавали Пикассо, Дали, Брак. Доходы от продажи этих вин огромны. Кроме того, Ротшильды продолжили старую традицию — коллекционирование антикварных вещей, и, как говорят, их музейные собрания в замках почти не уступают Лувру.
Ротшильды в XX столетии вошли в число крупнейших акционеров многочисленных железнодорожных, горнорудных, металлургических и торговых предприятий, в том числе и в России, где они финансировали также нефтяные разработки в районе Баку и Грозного. Бароны заняли видные посты в структурах власти различных европейских стран, они избирались в парламенты. Кроме того, Ротшильды выдвигают доверенных лиц на ключевые правительственные посты. Переплетение политической верхушки с финансовой зашло так далеко, что сокращённое наименование Французской Республики RF (Republique Francaise) отождествляют с наименованием ротшильдовского банка Rothschild Freres. В этой связи в наши дни во Франции никого не удивило появление Эммануэля Макрона на политической арене, но тот факт, что его так быстро «довели» до поста президента, заставил задуматься аналитиков о состоянии дел в Евросоюзе.

Новые реалии

Вторая мировая война нанесла некоторый ущерб семье. Три банка — немецкий, австрийский и итальянский — прекратили существование, а парижский и лондонский после войны вели дела отдельно. В 1960-е годы международный клан банкиров объединился вновь. Это решение окончательно определило судьбу и Европейского союза. Вопрос о его создании долго созревал в умах политиков и экономистов, но как только Ротшильды поддержали идею «Объединённой Европы», все сразу стало на свои места. Последний акт заключался лишь в том, чтобы заставить Великобританию принять окончательное решение о вступлении в ЕЭС, для чего барон Ги де Ротшильд, глава французской ветви, убедил родственников в Великобритании создать совместную финансовую компанию, получившую название «Второе продолжение». Это общество стало в итоге финансовым институтом общего рынка.
Парижские и лондонские Ротшильды поставили своей ближайшей целью осуществление проекта сооружения туннеля через Ла-Манш, для чего ими был создан консорциум банков, финансирующий строительство. Чтобы закрепить своё могущество, Ротшильды «внедрили» в окружение правившего в те годы Францией президента Шарля де Голля своего человека. Им был Жорж Помпиду. В 1954 году этого экономиста, преподавателя высшей школы, «открыл» Ги де Ротшильд и сразу включил в свой «эшелон», вскоре назначив генеральным директором банка «Братья Ротшильд».
В апреле 1962 года Помпиду стал премьер-министром, и его правительство тут же выдвинуло «план стабилизации», в основные задачи которого входило укрепление валютно-финансового положения страны и структурная перестройка её экономики в соответствии с требованиями общего рынка. Помпиду также провёл через парламент проект о строительстве атомного центра в Пьерлат, главным акционером которого был Ги де Ротшильд. В июне 1969 года Помпиду был избран президентом республики. Он объявил себя сторонником европейского строительства и высказался за политический, экономический и финансовый союз западноевропейских государств, а в 1972 году от имени Франции дал согласие на вступление в общий рынок Великобритании.
Из всего вышеизложенного видно, что карьерный путь нынешнего президента Франции Эммануэля Макрона, ставленника «партии» Ротшильдов, проложен по той же дорожке, что прошёл когда-то Жорж Помпиду. Макрон появился на политическом олимпе не случайно, а в тот момент, когда Англия вышла из ЕЭС, и поэтому над общим делом Ротшильдов нависла угроза.
Периодически, особенно в трудные для них периоды жизни, представители династии собираются у могилы Майера Амшеля во Франкфурте, чтобы отдать дань памяти основателю богатейшего европейского клана. К слову, у Майера Амшеля очень простое надгробие — одно из немногих не уничтоженных нацистами на еврейском кладбище.

Журнал: Загадки истории №51, декабрь 2019 года
Рубрика: Власть
Автор: Ирина Стрекалова

Метки: династия, Загадки истории, Англия, власть, политика, Германия, Франция, деньги, финансы, банк, Европа, Ротшильд




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.