Исаака Ньютона по праву считают одним из основоположников классической механики. Широко распространена легенда о том, как на голову учёного упало яблоко, после чего он открыл Закон всемирного тяготения. Но мало кто знает, что в конце жизни Ньютон стал жертвой масштабной финансовой пирамиды и потерял большую часть своего состояния. Оценивая убытки, великий физик заявил: «Я могу рассчитать движение небесных тел, но не безумие толпы».

Ньютон и финансовая пирамида

Ньютон: Английская финансовая пирамида Компания южных морей

По принципу пирамиды

В начале XVIII века финансовая ситуация в Великобритании была достаточно сложной. Глобальные европейские конфликты буквально разорили казну королевства: к 1710 году внешний долг страны достиг 35 миллионов фунтов стерлингов — при годовом бюджете 4 миллиона.

Правительство постоянно проводило политику внутренних и внешних займов, реализуя государственные облигации. По ним регулярно выплачивались проценты — но эти средства обеспечивались за счёт выпуска новых ценных бумаг.

Таким образом, финансовая система государства была построена по принципу пирамиды.

В это же время резко усилился интерес общества к деятельности учёных. Считалось, что именно они смогут найти верное решение наиболее острых современных проблем. Неудивительно, что многие научные деятели привлекались к подобного рода работе: физик и химик Роберт Бойль был директором Английской Ост-Индской компании, астроном Эдмунд Галлей рассчитал нормы и тарифы для страховых учреждений, философ Джон Локк занимал видные должности в правительстве Англии.

Денежная реформа

Исаак Ньютон помимо научных изысканий занимался всерьёз государственной деятельностью. Он дважды (в 1689-м, а также в 1701-1702 годах) был членом Нижней палаты Английского парламента от Кембриджского университета. Правда, недоброжелатели утверждали, что в Палате общин учёный взял слово для выступления всего один раз — попросил закрыть окно во избежание сквозняка. Но есть свидетельства, что физик, не любивший выступать на публике, относился к своим парламентским обязанностям с исключительной добросовестностью.

В 1696 году Ньютон был назначен хранителем Монетного двора — и, находясь на этой должности, провёл масштабную денежную реформу. Учёный постарался изменить принципы заполнения государственной казны, доказав, что для этого совсем не обязательно ужесточать налоги — гораздо эффективнее прибегнуть к помощи кредитов для населения (такой порядок, предложенный великим мыслителем, поддерживает экономику большинства государств и в наше время).

Основную угрозу для финансовой системы Англии Ньютон видел в выпуске серебряных монет, не имеющих рифленого ребра: во-первых, их легко было подделывать, а во-вторых, с них срезали часть драгоценного металла. По настоянию учёного все срезанные серебряные монеты были изъяты из обращения и заменены на новые — с очень сложным кантом, который не поддавался подделке в кустарных мастерских. Эта мера обошлась государству в круглую сумму — но привела к тому, что английские серебряные деньги стали считаться самыми надёжными в Европе и намного выросли в цене.

Помощь от Робинзона Крузо

Принцип финансовой пирамиды, лежавший, в основе экономики Британии того времени, распространялся и на деятельность крупных частных предприятий. В 1711 году лорд-казначей королевства Роберт Харли и его помощник Джон Блант основали Компанию южных морей (The South Sea Company). Фирма выпускала в продажу свои акции и обещала пайщикам огромные прибыли, которые якобы будут получены от деятельности в Южной Америке.

Популярности компании способствовал тот факт, что в 1708 году на одном из необитаемых островов архипелага Хуан-Фернандес в юго-восточной части Тихого океана, на расстоянии 674 километра от берегов Чили, британцы обнаружили высаженного ещё в 1704 году человека. Это был Александр Селькирк, боцман с судна «Сэнк пор», оставленный на острове из-за конфликта с экипажем и ставший прообразом Робинзона Крузо в знаменитом романе Даниэля Дефо. Спасение моряка породило слухи о райской земле с множеством природных богатств, в том числе золота. Компания южных морей сулила держателям акций солидные дивиденды после освоения данных территорий. Руководители фирмы утверждали, что Испания разрешила британским кораблям заходить в свои южноамериканские порты и без ограничений ввозить на континент чернокожих рабов. На самом деле, по соглашению с данной страной, в порты допускалось не более трёх английских судов в год, а количество доставленных невольников не должно было превышать 4800 за тот же промежуток времени.

Впрочем, британская фирма так и не послала на «райский» континент ни одного корабля. Зато реклама была настолько доходчивой и агрессивной, что на неё поддалось даже английское правительство, вложившее в Компанию южных морей значительные государственные средства. Руководство фирмы не скупилось: её акции в качестве подарка получили многие видные политики и титулованные особы — это также помогало привлечь тысячи рядовых покупателей.

Из-за стремительно растущих продаж акций компания получила возможность платить вкладчикам огромные проценты. В стране начался настоящий финансовый бум, связанный с The South Sea Company. Особенно заметным рост курса был в 1720 году: в январе одна акция стоила 128 фунтов стерлингов, в феврале — 175, в марте — 330, в мае — 550, а в конце августа — аж 890. Ценные бумаги фирмы скупала чуть ли не вся страна, каждому хотелось без проблем разбогатеть. Газета «Вустерский почтальон» сообщала своим читателям, что некий владелец пристани заработал 15 тысяч фунтов, продав свои акции Компании, южных морей, а «миссис Олдфилд и миссис Портер, известные актрисы, оставили сцену, поскольку заработали себе состояния на акциях компании».

Проверка деятельности

Несмотря на проницательность и безусловную финансовую грамотность, великий физик тоже поддался всеобщему ажиотажу и регулярно покупал акции The South Sea Company. Но чутьё подсказывало Ньютону, что предприятие скоро обанкротится, — и в начале 1720 года учёный продал почти все бумаги, которые стоили по 350 фунтов за штуку. Прибыль физика составила 7000 фунтов стерлингов (очень неплохие по тем временам деньги).

Но именно в это время стоимость акций Компании южных морей резко пошла вверх. Когда они стали стоить по 800 фунтов, Ньютон не выдержал — и снова скупил большое количество ценных бумаг, потратив не только полученную прибыль, но и вложив в финансовую пирамиду почти все сбережения. Учёному казалось, что он успеет через короткое время с выгодой продать акции.

Жадность, как известно, наказуема. Тем более что краху The South Sea Company способствовали действия её руководства.

Инвестиционная лихорадка, охватившая страну, привела к тому, что к 1720 году в Англии действовало уже около 200 предприятий, выпускающих акции и уговаривающих британцев вложиться в то или иное прибыльное дело. Роберт Харли в 1714 году, после смерти королевы Анны Стюарт, попал в опалу и фактически отошёл от политических и коммерческих дел. Оставшийся во главе Компании южных морей Джон Блант, желая сдержать конкурентов, за взятки добился, чтобы парламентарии приняли закон, запрещающий продажу ценных бумаг без специального разрешения. Однако проверка деятельности в первую очередь ударила именно по The South Sea Company. Выяснилось, что фирма не имеет никаких активов в Южной Америке и её акции ничем не обеспечены.

В сентябре 1720 года Компания южных морей объявила себя банкротом. Тысячи вкладчиков разорились. Исаак Ньютон потерял более 20 тысяч фунтов стерлингов (в пересчёте на современные деньги — около 4 миллионов долларов), то есть 77 процентов своего капитала. Обвал акций компании привёл к волне самоубийств среди жителей королевства.

«Чем Темза хуже Тибра?»

Правительство Великобритании инициировало специальное расследование в отношении руководителей The South Sea Company. Член парламента лорд Мосворт предложил лишить их жизни так же, как в Древнем Риме казнили отцеубийц, которых зашивали в мешки и бросали в Тибр. «Чем Темза хуже Тибра?» — вопрошал политик.

В итоге трёх директоров Компании южных морей, включая Джона Бланта, приговорили к длительному тюремному заключению. На суде выяснилось, что, когда цена акций достигла пика, они тайно продали свои ценные бумаги финансовой пирамиды. Имущество мошенников и самой фирмы конфисковали. Оно составило фантастическую сумму — 8 миллионов фунтов, но не смогло покрыть убытков остальных акционеров: в итоге за каждые 100 фунтов, вложенных в компанию, пайщики получили втрое меньше — 33 фунта 6 шиллингов и 8 пенсов.

Любопытно, что сама Компания южных морей была реструктурирована и под контролем государства продолжила свою работу до 1850 года. Современные исследователи подсчитали: если бы Ньютон не поспешил избавиться от акций по бросовой цене и сохранил их, к 1723 году он вернул бы свои деньги и даже получил чуть более 6 процентов прибыли. Увы, отличные теоретические познания не гарантируют ни защиты от мошенников, ни принятия безошибочных решений на практике.

Журнал: Тайны 20-го века №48, ноябрь 2020 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Светлана Савич




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: торговля, Тайны 20 века, финансы, фейк, акция, казна, Ньютон, компания, дивиденды


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022