Латимерия: Целаканты — что это за рыбы?

В учебнике зоологии, по которому школьники Советского Союза учились в 40-50-х годах XX века, сообщалось, что на определённой стадии эволюции животного мира Земли, а именно во времена палеозойской эры, примерно на границе каменноугольного и пермского периодов, в водоёмах появились первые кистепёрые рыбы — целаканты. Произошло это приблизительно 300 миллионов лет назад, за десятки миллионов лет до того, как по Земле прошли первые динозавры. Целаканты существовали на протяжении почти 250 миллионов лет практически в неизменном виде, о чём свидетельствуют многочисленные находки их окаменевших скелетов в пластах земной коры разного возраста. Изображение такого скелета приводилось и в упомянутом учебнике. А примерно 50 миллионов лет назад все целаканты вымерли и навсегда исчезли с лица Земли (возраст последнего найденного отпечатка скелета целакакта — 70 миллионов лет). Так говорилось в учебнике, и так считала тогдашняя наука.

Фото: латимерия или целаканты — интересные факты
Диковинная добыча неутомимой ледиВ 1938 году а портовом городе Ист-Лондон, расположенном на восточном побережье теперь ЮАР, краеведческий музей возглавила молодая и весьма энергичная мисс Марджори Кортенэ-Латимер. С самого начала работы она сосредоточила свои усилия на создании экспозиций, рассказывающих о жизни в тех краях. Видя, что главное увлечение местных жителей — рыбная ловля, она завела знакомства с капитанами траулеров и сумела увлечь их своим энтузиазмом в деле поиска редких экземпляров здешней морской фауны. Рыбаки отбирали «незнакомцев» из улова и сохраняли их для мисс Латимер.
Утром 22 декабря 1938 года Марджори позвонили из рыбопромысловой компании «Ирвин и Джонсон» и сообщили, что один из траулеров доставил ей для исследования некую загадочную «гостью моря».
На палубе траулера грудой лежал свежий улов, в основном это были обычные акулы, но под ними мисс Латимер заметила большую синюю рыбу с мощной чешуёй и с плавниками необычной формы. Дама попросила вытащить из кучи странную находку.
Ничего похожего Марджори в жизни не встречала. Зга окраска, плавники, чешуя, пасть необычной формы… Каждый плавник состоял из отдельных плавничков, как бы собранных в кисточку, а хвост заканчивался треугольной лопастью. На вопрос, приходилось ли тралмейстеру прежде сталкиваться с чем-либо подобным, старик ответил, что за 30 лет работы ему ни разу не попадалась такая рыба, с плавниками, напоминающими руки человека, да и сама больше похожая на крупную ящерицу, чем на рыбу.
«Ящерицу — измерили и взвесили: она была длиной около полутора метров и потянула на 57, 5 килограмма. Кроме того, один фотограф-любитель сделал по просьбе мисс Латимер несколько снимков, но, как нередко бывает в подобных случаях, сработал «закон подлости»: плёнка впоследствии оказалась засвеченной. К тому моменту, когда Марджори увидела рыбу, последняя была мертва уже несколько часов, а погода стояла жаркая, поэтому от «че-ловекорукой — шёл сильный неприятный запах, причём какой-то особенный, не похожий на запах обычной протухающей рыбы. Все внутренности загадочного экспоната пришлось выбросить.

«Помогите определить!»

Полистав кое-какие справочники, мисс Латимер не нашла в них никаких сведений, которые позволили бы опознать попавшую в её руки диковину. Марджори произвела обычные в таких случаях замеры, зарисовала рыбу и уговорила председателя правления музея разрешить ей сделать заказ на изготовление чучела.
Одновременно мисс Латимер отправила письмо крупному учёному-ихтиологу, профессору колледжа в Грейам-стауне и своему давнему знакомому Дж. Л.Б. Смиту. Музейщица описала загадочную рыбу и приложила к письму сделанный ею рисунок.
Вот текст этого письма:
«Ист-Лондон, Южная Африка.
23 декабря 1938 года.
Уважаемый доктор Смит!
Вчера мне пришлось познакомиться с совершенно необычной рыбой. Мне сообщил о ней капитан рыболовного траулера, я немедленно отправилась на судно и, осмотрев её, поспешила доставить нашему препаратору. Однако сначала я сделала очень приблизительную зарисовку. Надеюсь, вы сможете помочь мне определить эту рыбу.
Она покрыта мощной чешуёй, настоящей бронёй, плавники напоминают конечности и покрыты чешуёй до самой оторочки из кожных лучей. Каждый луч колющего спинного плавника покрыт маленькими белыми шипами. Смотрите набросок красными чернилами.
Я была бы чрезвычайно благодарна, если бы Вы сообщили мне своё мнение, хотя отлично понимаю, как трудно заключить что-либо на основании такого описания.
Желаю Вам всего наилучшего. Искренне Ваша М. Кортенэ-Латимер».

Знаете ли вы что…

Если бы вы 200 миллионов лет назад заглянули в водоём, смогли бы увидеть обыкновенного щитня, такого же, какие и сейчас обитают в лужах. С тех пор эти существа по внешним признакам нисколько не изменились.

Нет, профессор, вы не спятили

А вот как описывает свою реакцию на это письмо сам профессор Смит:
«Днём 3 января 1938 года один из наших друзей привёз нам из города большую пачку почты, преимущественно рождественские и новогодние поздравления. Мы разобрали почту и сели читать каждый свои письма. Среди моих писем, посвящённых, как всегда, преимущественно экзаменам и рыбам, оказалось и письмо со штампом Ист-Лондонского музея — я сразу узнал почерк мисс Латимер.
Первая страничка носила характер обычной просьбы помочь с определением. Я перевернул листок и увидел рисунок. Странно… Не похоже ни на одну рыбу наших морей… Вообще ни на одну известную мне рыбу. Скорее, нечто вроде ящерицы. И вдруг у меня в мозгу будто взорвалась бомба: из-за письма и наброска, как на экране, возникло видение обитателей древних морей, рыб, которые давно не существуют, которые жили в далёком прошлом и известны нам лишь по ископаемым остаткам, окаменелостям. «Не сходи с ума!», — строго приказал я себе. Однако чувства спорили со здравым смыслом: я не сводил глаз с зарисовки, пытаясь увидеть больше того, что в ней было на самом деле. Ураган нахлынувших мыслей и чувств заслонил от меня всё остальное.
— Бога ради, что случилось? — спросила жена.
Я очнулся, ещё раз посмотрел на письмо и набросок и медленно произнёс:
— Это от мисс Латимер. Если только я не спятил, она обнаружила нечто из ряда вон выходящее. Не сочти меня помешанным, но очень похоже, что это древняя рыба, которую все считают вымершей много миллионов лет тому назад!…».
Профессор не спятил. Это действительно была та древняя кистепёрая рыба целакант, якобы давным-давно вымершая. Но и он сам, и удачливая мисс Латимер поверили своим глазам только после тщательного изучения всего, что сохранилось от этого ихтиологического чуда. И лишь затем решили сделать публичное заявление о своём открытии. Целакант был пойман на отмели вблизи устья реки Чалумны, поэтому доктор Смит предложил назвать рыбу в честь того, кто её открыл, и в память о том месте, где её выловили: Latimeria chalumnae — латимерия чалумна. Предложение возражений не вызвало, и под этим именем — возрождённый» представитель отряда цела-кантообразных известен теперь всему научному миру.

Они живут и размножаются

Сообщение о сенсационном открытии было встречено по-разному. Часть учёного сообщества его приветствовала и искренне поздравляла мисс Латимер и профессора Смита. Но были и такие, кто не верил в компетентность профессора и даже подозревал его в фальсификации. На руку скептикам было то, что латимерию поймали в одном-единствен ном экземпляре, и, несмотря на все попытки добыть хотя бы ещё один, она «как в воду канула».
И только по прошествии долгих 14 лет предприниматель в области рыболовного промысла, владелец и капитан рыболовной шхуны Эрик Хант, ставший верным помощником и другом доктора Смита и мисс Латимер, поймал ещё одну полутораметровую латимерию. Это случилось 20 декабря 1952 года у берегов островка Паманзи из Коморского архипелага, лежащего между северной оконечностью острова Мадагаскар и восточным побережьем Африканского материка.
В последующие восемь лет рыбакам попалось ещё 16 латимерии длиной от 109 до 180 сантиметров и весом от 19, 5 до 95 килограммов. Все они были извлечены из прибрежных вод Комор, причём с глубины от 150 до 390 метров. После этого причин сомневаться в том, что кистепёрые рыбы, якобы вымершие 50 (или 70) миллионов лет тому назад, живут и здравствуют в наши дни, не осталось даже у самых «упёртых» скептиков. Позднее там же было поймано ещё около 100 особей. Правительство Коморских островов объявило латимерию государственным достоянием. А в 1992 году «ископаемую» рыбу выловили и у побережья Мозамбика.
Однако сенсационные сообщения, связанные с целакантом, на этом не закончились. В одном из номеров американского журнала Fate за 1999 год появилась информация, что в 1998 году, через 60 лет после поимки первого экземпляра латимерии, было обнаружено новое, «второе» поколение целакантов, обитающее за шесть тысяч миль от Африки, у берегов Индонезии.

Журнал: Тайны 20-го века №13, апрель 2011 года
Рубрика: Необычные существа
Автор: Вадим Ильин





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —