Анна Иоанновна: Как императрица убила русский флот

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Ныне многие уверены, что царствование племянницы Петра I характеризовалось засильем немцев при русском дворе (так называемая «бироновщина»), репрессиями Канцелярии тайных и розыскных дел и огромными расходами императрицы на содержание своего двора и кутежи. Мол, из-за этого даже сократилось финансирование на содержание армии, а что уж тогда говорить о флоте?

Анна Иоанновна: Как императрица убила русский флот

Анна Иоанновна «погубила» военный флот России?

Пётр Великий, основав Российскую империю, оставил после себя юные, но уже закалённые в боях военно-морские силы, сумевшие совладать со шведскими эскадрами. Яркие победы Балтийского флота, или, как его ещё называли, детища Петрова, при Гангуте, Эзели и Гренгаме заставили Европу считаться с русским моряками. В длительной Северной войне российский флот вполне оправдал вложенные в него средства, выполнив все поставленные перед ним боевые задачи.

Преемница на троне

А вот затем… Пожалуй, до самой русско-шведской войны 1788-1790 годов Балтийский флот не мог похвастаться какими-то особыми свершениями. Почему так случилось? Есть мнение историков, что флот российский едва не «похоронила» императрица Анна Иоанновна «за ненадобностью». Войн она вела немного, в основном сухопутных, а средства ей были очень нужны на иные цели. Вот, мол, и довела флот до ручки.
Достаточно сказать, что флотский оклад (или финансирование ВМФ), который в 1725 году был определён в 1400000 рублей в год, в правление Анны Иоанновны сократился до 1200000 рублей.
Подрезала императрица и корабельные штаты, убрав из состава флота шнявы. А ведь, по мнению некоторых специалистов, эти универсальные военные суда очень хорошо показали себя в Северной войне. Что же касается строительства новых боевых кораблей, то если при Петре I в год в среднем создавалось 2,25 корабля, а при Екатерине II (в 1763-1783 годах) — 2,2 корабля, то в период правления Анны Иоанновны этот показатель снизился до 2,11.
Почему же вчерашняя герцогиня Курляндская, а затем самодержица российская оказалась столь зла к флоту, так любимому её великим дядей? И как детищу Петрову удалось выжить при таком отношении?

Нехорошая тенденция

Справедливости ради следует сказать, что начало сокращению кораблестроительства положил… сам Пётр Великий. Так, если во время Северной войны (1700-1721) было построено, а также закуплено в Англии и Голландии 23 линейных корабля, 10 фрегатов и 5 шняв, то в мирное время с 1722-го по 1725 год построили 9 линкоров, 3 фрегата и 1 шняву.
Это было вполне объяснимо — тяжёлая изнурительная война завершилась, и уже не было необходимости в большом флоте, который бы гарантированно превосходил шведский. Сам царь понимал это и, исходя из опыта боёв, ещё в 1720 году разработал для ВМФ соответствующий штат — 27 линкоров, 6 фрегатов и 3 шнявы. Кроме того, полагалось иметь в строю 130 гребных судов — галер.
Но в 1725 году Пётр I умер. Что же происходило с флотом после этого?
Императрица Екатерина I, видимо в память о супруге, сохранила интерес к военно-морским делам. Именно в её царствование произошло увеличение флотского оклада до 1 400 000 рублей в год. И, как вспоминали её современники, ВМФ был единственным её увлечением, так как остальные государственные дела она отдала на откуп Александру Меншикову и Верховному тайному совету.
Корыстолюбивый Меншиков флот особо не обирал. С одной стороны, он старался не раздражать государыню, с другой — пытался сохранить влияние и популярность в вооружённых силах. Это было важно в преддверии будущей борьбы за власть с вице-канцлером Андреем Остерманом и семействами князей Долгоруких и Голицыных. Меншиков знал о том, что здоровье императрицы неважное, и ей недолго осталось.
Так что не до флота было «полудержавному властелину», фактически правившему страной с 1725-го по 1727 год. Но благодаря его «стараниям» в 1726 году на верфях был заложен всего лишь один 56-пушечный линкор, после чего кораблестроительство и вовсе прекратилось. Недоимки флотского оклада достигали 337 477 рублей или почти четверти от назначенной суммы.
В том же году вице-адмирал Пётр Сиверс предложил сократить галерный флот, переведя его на штат мирного времени. К тому времени он уменьшился всего на 10 единиц и составлял 120 вымпелов. Галеры сохранялись лучше, чем большие корабли, но и они были не вечными. Не видя возможности поддерживать численность военного времени, Сиверс предложил оставить в строю 90 единиц и держать заготовленным лес для постройки ещё 30 галер. Однако его предложение в Адмиралтейств-коллегий не прошло. Меншиков не стал раздражать государыню такими мелочами.
К концу правления Екатерины I из 50 числившихся в составе флота линкоров боеготовыми были 15, а из 18 фрегатов для боя годились лишь 4.

Для «сбережения казны»

Но что такое настоящая царская немилость, русские моряки поняли, когда воцарился на престоле внук Петра Великого (сын царевича Алексея) — Пётр II. Воспитанный в боярских традициях, он ненавидел реформы своего деда.
Именно при этом малолетнем императоре резко снизилась боевая готовность флота. В апреле 1728 года на заседании Верховного тайного совета Пётр II приказал, чтобы отныне в море выходили для крейсирования лишь 4 фрегата и 2 флейта (вид транспортного судна), а 5 фрегатов были готовы выйти к ним на поддержку. Всем другим кораблям предписывалось находиться в портах «для сбережения казны». Адмиралы попытались возражать, но юный царь заявил: «Когда нужда потребует употребить корабли, то я пойду в море. Но я не намерен гулять по нему, как дедушка».
В том же году был принят штат мирного времени для галерного флота, предложенный адмиралом Сиверсом, и таким образом количество боеготовых гребных судов сразу уменьшилось на четверть. Вдохновлённый поддержкой царя. Сиверс пошёл дальше и предложил сократить флотский оклад, так как он всё равно не выполнялся в полном объёме, до размера, определённого Петром I, — 1200000 рублей. Продавить секвестирование военно-морского бюджета ему тогда не удалось, зато вице-адмирал был повышен в звании и назначен президентом Адмиралтейств-коллегий (должность, аналогичная военно-морскому министру). Видимо за то, что правильно понял «военно-морскую стратегию царя».
Перебои с финансированием привели к тому, что флот стали покидать опытные боевые офицеры, а те, что приходили им на смену, почти не имели возможности получить необходимую практику. Падала дисциплина среди солдат и матросов, не говоря уже о том, что и они не имели возможности заниматься боевой подготовкой.

И вот пришла она

Казалось бы, такой далёкой от русских реалий, вчерашней герцогине Курляндской, ставшей в 1730 году самодержицей российской, оставалось лишь добить остатки того, что некогда было грозным флотом Великого Петра. Помимо удручающего состояния многих кораблей в 1731 году (боеготовыми были меньше трети от общего числа), существовал некомплект личного состава — при штатной численности флота в 26 809 человек не доставало 2867 рекрутов.
Под это уменьшение Сиверс пробил очередное сокращение флотского оклада до 1020000 рублей, надеясь на благосклонность императрицы. Однако в этот раз чутьё адмирала обмануло.
Анна Иоанновна начала своё царствование с указа о необходимости уставного содержания флота, а через год издала новый документ о необходимости регулярных учений моряков. Воспользовавшись доносом графа Миниха, который критиковал деятельность Сиверса, императрица отправила адмирала в отставку.
Затем она учредила Военную морскую комиссию, разработавшую ряд важных для флота реформ. Оклад был возвращён к варианту, предложенному Петром I, — 1200000 рублей. Была утверждена первая военно-морская доктрина России и введены новые штаты. Из флота действительно убрали шнявы, которые никак не проявили себя ни в одном из больших морских сражений. Число линкоров осталось прежним, и их огневая мощь не уменьшилась. Галерный флот увеличили до 130 боеготовых единиц. Было возобновлено кораблестроение на Адмиралтейских верфях и в Архангельске.
И флот России ответил на внимание императрицы боевыми делами. В 1734-м в войне за польское наследство русские моряки прогнали из Балтики французскую эскадру. В 1737 году при содействии Азовской флотилии армия фельдмаршала Ласси вторглась в Крым, а суда Днепровской флотилии помогли защитить от турок крепость Очаков.
Так что Анна Иоанновна буквально реанимировала русский флот, вопреки досужим разговорам. А вот об истинных причинах такой её благосклонности к ВМФ остаётся только гадать…

Журнал: Загадки истории №12, март 2020 года
Рубрика: Дворцовые тайны
Автор: Олег Таран

Метки: Анна Иоанновна, эпоха Романовых, Загадки истории, Россия, война, императрица, деньги, корабль, флот, Северная война, Пётр Первый




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.