Чайные клиперы — самые быстрые парусные корабли

В Лондоне в историческом районе Гринвич в сухом доке стоит уникальное судно: последний из серии чайных клиперов парусник «Катти Сарк». Построенный из стали, тика и вяза в шотландском города Дамбартоне на верфях фирмы «Скотт и Линтон», он мог преодолеть расстояние от Мельбурна до Лондона за 77 дней, проходя в сутки 363 морских мили.

Чайные клиперы — самые быстрые парусные корабли

Могущество Англии строилось на опиуме?

Скользящие по волнам

Чайные клиперы — это уникальные корабли. Без сомнения, по своей конструкции они являются венцом эпохи парусного флота. А сами чайные гонки — яркий пример мужества и мастерства мореходов, ведь преодолеть полный опасностей путь от Шанхая до Лондона, обогнув Африку (Панамского канала тогда ещё не было) всего за три-четыре месяца — небывалое по тем временам достижение. Однако за внешней красотой срезающих верхушки волн величественных парусников кроется другая сторона — неприглядная и отвратительная.
Думаю, что многие читатели знают, что чайные гонки проводились не ради спорта. В основе лежал обычный прагматизм, связанный с торговлей. Дело в том, что Китай, главный экспортёр чая, в XIX веке был отделён от Англии почти половиной планеты. Суэцкий канал откроется только в 1869 году, а чай нужно было доставлять очень быстро. Пока обычное торговое судно преодолеет путь из Китая в Англию, могло пройти 6-7 месяцев. За столь долгое путешествие свежие листья чая успевали заплесневеть и пропитаться отвратительной трюмной вонью.
Что же было делать? И ушлые торговцы нашил выход — это скорость.
Они стали использовать самые быстроходные корабли своего времени: «балтиморские шхуны», которые позже назовут чайными клиперами. Острые обводы корпуса, отношение длины к ширине как «шесть к одному» и впечатляющее парусное вооружение позволяли развивать огромную по тем временам скорость. Но за всё это приходилось платить относительно невысокой грузовместимостью. Поэтому эти корабли годились только для перевозки особых грузов, которые стоили дорого, а весили мало. Чай — как раз относился к таким товарам. С 1859 года в Британии даже учредили денежные призы за победу в гонке от Шанхая к Лондону. Так началась эпоха знаменитых чайных регат.

Времена Ост-Индской компании

Впрочем, не только чай дорого стоил и мало весил. Был ещё один продукт, даже более ценный, чем чай, — это опиум. В 1600 году в Англии было основано «Управление и компания купцов Лондона, торгующих в Ост-Индиях», более известное как просто Ост-Индская компания. В 1612 году войска компании закрепились на индийском субконтиненте, военным путём вытеснив оттуда конкурентов-португальцев. За последующие пять лет в распоряжение компании поступило 23 фактории в Индии. А в 1668 году британцы арендовали у португальцев остров Бомбей. В 1757-1764 годах войска компании разбили бенгальцев, захватив контроль над Бенгалией, Ориссой и Бихаром (государственные образования в Индии, находившейся тогда в стадии раздробленности). Экспансия продолжалась: к 1818 году Англия уже контролировала основные территории к югу от реки Сатледж.
Первым губернатором Бенгалии был полковник Роберт Клайв. За свою карьеру он вывез из Бенгалии ценностей на сумму 5 миллионов 260 тысяч фунтов в качестве одномоментной контрибуции. Сумма по тем временам просто астрономическая. В самой Бенгалии резко выросли налоги, бенгальские ремесленники и земледельцы закреплялись за факториями, а закупочные цены на их продукцию устанавливались крайне низкими. Результатом этой колониальной политики стала стремительная деградация местных ремёсел и земледелия и последовавший за этим страшный голод 1769-1770 гг. Впоследствии голод повторялся регулярно: в 1783, 1866, 1873, 1892, 1897, 1943-1944 гг.
Лучше всего отношение Англии к своим колониям характеризует запись Уинстона Черчилля, которую он оставил в своём дневник: «Я ненавижу индийцев. Это животные со звериной религией. Они сами виноваты в голоде, потому что плодятся как кролики». Между прочим, тот же Черчилль говорил, что «не было такого народа, как индийцы, столь же надёжно ограждённого от ужасов Второй мировой войны». Что и говорить, от ужасов войны индийцы были огорожены примерно так же, как узники концлагеря.
Английская колониальная политика привела к тому, что с 1757 по 1780 год Англия вывезла из Индии ценностей и продукции на сумму в 38 млн, фунтов стерлингов. В пересчёте на современный курс это составляет 4,56 млрд, фунтов.
Одновременно с вывозом из страны всего самого ценного колониальные власти постоянно увеличивали налоги, в результате чего индийские крестьяне лишались земельной собственности. Отнимались жилища, скот, даже одежда и кухонные принадлежности.

Почём опиум для китайского народа?

В результате «мудрой» колониальной политики индийские крестьяне были поставлены на грань выживания. Тяжёлые условия и нужда заставили их заняться производством и торговлей опиумом, одним из немногих надёжных способов заработать средства на существование. Почему именно опиум?
Дело в том, что традиция употребления опия в Азии имеет очень древние корни — по мере распространения ислама в Средней Азии спиртные напитки постепенно вышли из употребления. Но свято место пусто не бывает. И главным средством расслабления стали наркотики, в частности опиум. Его растворяли в воде, употребляли в сухом виде, смешивали с табачными листьями: такая смесь называлась «мадак». В результате получалось что-то вроде марихуаны. Одним из главных рынков сбыта опия был Китай.
Однако власти Поднебесной империи запрещали продажу опия. Но не потому, что их интересовало здоровье граждан, а потому, что это был импортный товар. Империя Цин же достаточно бдительно следила за торговыми отношениями с соседями. Однако это не помешало Ост-Индской компании ещё в 1711 году завести в Китай первые партии наркотика. С какой же целью Англия пыталась подсадить китайцев на употребление опия?
Тут всё довольно просто. Китай страна большая и находится на достаточном удалении от Англии, поэтому сил на прямое военное вторжение у англичан не было. Однако торговля с такой огромной страной сулила хорошие барыши. Китайский рынок — это чай, шёлк, фарфор и многое другое. Но власти Цинской империи очень жёстко ограничивали внешнюю торговлю, проводя политику протекционизма, собственных производств. Общаться напрямую с китайскими властями торговцы не могли. Круг товаров, который Англия могла предложить Китаю, был крайне ограничен: свинец, олово, хлопок-сырец и предметы роскоши. А после начала чайного бума в Китай, в обмен на чай, потекло английское золото. В результате торговли обогащался Китай, а не Великобритания. Допустить такое англичане никак не могли. Ведь богатеть должны они, а не какие-то там китайцы.
Положение спас опиум. Во второй половине XVIU века крупнейшим рынком сбыта производимого Ост-Индской компанией опиума был малайский остров Пенанг, а на рубеже XIX века — Ява. А вот в 1820 году более 90% её опиумного экспорта приходилось уже на Китай. К 1829 году этот объём утроился, а ещё через четыре года достиг 20 000 ящиков, то есть более 1000 тонн! Наконец-то появился товар, который англичане могли менять на сокровища Китая. Однако как ввезти в Поднебесную такое количество запрещённого товара? Ведь такая респектабельная компания, как Ост-Индская не могла заниматься подобны предосудительным делом.
Поэтому за дело взялись частные подрядчики. Одним из ветеранов опийной торговли был торговый дом «Джардин, Мэтисон и К°» — который был крупнейшим агентом в контрабандной торговле опиумом. Кстати, фирма существует и по настоящее время под названием Jardine Matheson Holdings Limited, со штаб-квартирой в Гонконге, и находится на 170 месте в мире по списку Forbes Global. Теперь вы понимаете, откуда появляются успешные компании активы которых оценивают в 63,5 млрд, долларов? В основе их финансового капитала лежит банальная торговля наркотиками. Практически всё благополучие современной Европы построено на наркоденьги, заплаченные миллионами уморенных курением опиума индийцев и китайцев.
Впрочем, нельзя не отдать должное воротилам Ост-Индской компании. Схему торговли они создали гениальную. Дело в том частные подрядчики контролировали только торговые пути между Индией и Китаем, а вот монополия на поставки чая из Китая в Англию и производство опиума в Индии остались в руках Ост-Индской компании. Готовый продукт компания доставляла в Калькутту, здесь он продавался на открытых аукционах — и всё: дальше компания не несла за товар никакой ответственности.
Непосредственной доставкой опиума в Китай занимались агентские компании из Макао и Кантона. Поскольку поставки опиума в Калькутту шли круглый год, необходимо было обеспечить его бесперебойную доставку потребителю. А для этого нужны были суда, которые не зависели от попутных сезонных муссонов, дувших в Индийском океане и Южно-Китайском море. В результате был создан принципиально новый тип судов: опиумные клиперы, которые были способны двигаться практически навстречу самым сильным муссонам.

Успешная бизнес-стратегия

Таким образом, все риски доставались частным подрядчикам, а Ост-Индская компания снимала все сливки. Из Англии в Калькутту отплывал клипер, в трюме которого находились промышленные товары. В Калькутте он разгружался и принимал на борт груз опия, направляясь затем в Кантон. Здесь клипер выгружал опий, загружался чаем, после чего начиналась гонка домой, чтобы жители Туманного Альбиона могли насладиться свежим и вкусным напитком. Чётко отлаженный механизм приносил Англии прибыль в виде чистого золота.
Давайте подсчитаем. Себестоимость одного ящика опиума в Индии примерно 150 фунтов стерлингов, в Кантоне тот же самый ящик стоил уже 520 фунтов. Клипер средних размеров вмещал около 300 ящиков. Нетрудно посчитать, что прибыль с рейса составляла примерно 111000 фунтов. В пересчёте на нынешний курс это примерно 12 млн, фунтов или 17 млн, долларов. За год корабль мог совершить три рейса. Крупные компании могли владеть десятком, а то и большим количеством клиперов. То есть прибыль только с опийных рейсов 10 кораблей в год — это около 510 млн, долларов. А если учесть прибыль от поставки ширпотреба в Индию, то выгода получается несколько больше.
За опиум китайцы, как правило, платили серебром. Однако воды Южно-Китайского моря кишели пиратами, поэтому перевозить серебро в больших количествах было крайне опасно. Поэтому агент, совершив сделку, обычно отправлялся в кантонское представительство Ост-Индской компании и покупал на вырученное серебро векселя, которые подлежали погашению в Лондоне. Это серебро компания немедленно пускала на закупку чая.
Впрочем, по мере роста поставок опия объём серебряной выручки начал ощутимо превышать потребности чайной торговли. И корабли компании стали вывозить из Поднебесной не только чай, но и серебро. Теперь уже не Китай высасывал драгоценный металл из британской экономики, а, наоборот, Британия — из китайской. Причём для Китая такой отток был значительно более чувствительным, поскольку других источников поступления серебра страна практически не имела (собственная добыча была незначительной).
Но проблемы, порождаемые опиумной торговлей, отнюдь не сводились к одной экономике. В одном лишь Кантоне число курильщиков, попавших в полную зависимость от наркотика, исчислялось, по оценкам европейских миссионеров, десятками тысяч.
С побережья наркотик растекался по всей стране, достигая самых глухих деревень. Опиумная эпидемия поразила все слои общества. Когда император Даогуан, заняв в 1820 году трон, приказал подготовить доклад о степени распространения, как сейчас бы выразились, наркомании, то одним из самых поражённых этим недугом слоёв оказались чиновники и армия. Более того, курильщики опиума были выявлены в ближайшем окружении самого Сына Неба.

Опиумные войны

Закончилось все это Опиумными войнами. Всего история насчитывает два конфликта: в 1840-1842 и 1856-1860 годах. Поводом для первой войны (1840-1842) послужила конфискация китайскими властями у английских торговцев более 20 000 ящиков с опиумом. В ответ Британия отправила к китайским берегам эскадру боевых кораблей. Война завершилась быстрой победой англичан. 29 августа 1842 года был подписан Нанкинский мирный договор, по которому Китай выплачивал контрибуцию и отдавал британцам Гонконг. Однако европейцы так и не получили права беспрепятственно торговать опиумом. Во Второй опиумной войне (1856-1860), предлогом для которой послужил захват китайцами английского судна с контрабандой, участвовала коалиция западных держав: Англия, Франция и США. Неудивительно, что Китай снова проиграл. Страны-победительницы получали значительные привилегии в торговле с Поднебесной. В частности, была узаконена торговля опиумом.
В итоге Китай вынужден был «открыть страну», сняв все ограничения на торговлю. В 1899 году случилось напрямую связанное с Опиумными войнами восстание Ихэтуаней, подавленное альянсом 8 стран (включая и царскую Россию) в 1901 году. Только через полстолетия, в 1913 году, пришедшие к власти после победы Синхайской революции демократы запретили ввоз наркотика в страну. С медицинскими последствиями вековой наркотизации населения вынужден был бороться ещё Мао и его последователи.
Для Европы же маршрут Лондон-Калькутта-Кантон-Лондон стал настоящим Клондайком. Золото его является заметной частью в фундаменте индустриальной революции и последующего экономического благосостояния Запада. Оплатили его миллионами смертей от Индии до Китая. Красивые улочки, уютные кафе, высокий уровень жизни и культурное обхождение в европейских столицах взялись не на пустом месте. На «другом конце плеча» столетия пахло порохом, кровью и трупами.

Журнал: Историческая правда №5, май 2020 года
Рубрика: Английская история
Автор: Анатолий Петров

Метки: Англия, Китай, чай, клипер, опиум, корабль, Историческая правда, скорость, парусина, Ост-Индская компания





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —