27 сентября 1942 года на воду был спущен очередной, 97-й по счёту эсминец класса «Флетчер», выделявшийся на тот момент необычно длинным для кораблей этого класса именем «Уильям Д. Портер» (в честь героя Гражданской войны в США). Тогда вряд ли кто-то подозревал, что этому кораблю предстоит обрести громкую славу — но отнюдь не победами в морских баталиях.

Эскадренный миноносец USS William D. Porter (DD-579)

Эсминец Уильям Д. Портер - история корабля ВМС США

Разгильдяи выходят в море

Следует отметить, что эскадренный миноносец «Уильям Д. Портер» относился к одной из самых массовых серий военных кораблей в истории. Всего с 1941 по 1945 год было построено 175 таких эсминцев — поразительно много для довольно крупных боевых кораблей (длина эсминца составляла 115 метров!). Эти эсминцы показали себя с наилучшей стороны не только в боях против японского флота, но и после войны. Но громкую славу в этой серии обрёл лишь один эсминец — «Уильям Д. Портер».
Согласно приказу, 12 ноября 1943 года эсминец должен был выйти из Норфолка на встречу с линкором «Айова». Миссия была секретной и весьма важной, так как линкор Перевозил президента США Франклина Рузвельта в Каир, откуда тот должен был попасть в Тегеран на конференцию с главами стран антигитлеровской коалиции. Этот легендарный вояж на века обессмертил имя эсминца «Вилли Ди» (так сокращённо именовали «Уильям Д. Портер» моряки).
Уже самое начало пути напоминало злоключения шхуны «Беда» из мультсериала «Приключения капитана Врунгеля». Во время отхода от причала «Уильям Д. Портер» не до конца выбрал якорь и на ходу буквально снёс с ошвартованного рядом однотипного эсминца леера, шлюпку и спасательные плотики. Это было многообещающее начало!
Вскоре непутёвый эсминец включился в скучную работу по охране линкора «Айова» от подводных лодок противника. Это была скорее перестраховка (реальная угроза линкору со стороны немецких субмарин была совершенно ничтожной), но, как известно, бережёного бог бережёт. При этом командирам кораблей эскорта был отдан строжайший приказ сохранять полное радиомолчание (американское командование опасалось, что враг узнает о миссии линкора благодаря радиоперехвату). Поэтому радисты на кораблях бездельничали, а связь осуществлялась как во времена адмирала Нельсона — с помощью флагов на мачтах.
И надо же было такому случиться, что на эсминце «Вилли Ди» во время шторма волна сорвала с палубы глубинную бомбу. Последняя, как назло, находилась на боевом взводе (на случай внезапной атаки немецких подводных лодок). Поэтому вскоре за кормой «Вилли Ди» грянул взрыв.
Естественно, это было воспринято на других кораблях как атака противника, и в кильватерном строе возникла необычайная суматоха. Корабли эскорта спешно бросились выполнять манёвры уклонения, которые предписывались в случае торпедной атаки, лихорадочно пытаясь понять, где субмарина противника и кого она собирается атаковать? Ведь на «Айове» плыл не кто-нибудь, а сам президент Америки, а строй кораблей находился в зоне действия «волчьих стай» адмирала Дёница.
При этом действовать согласованно, сохраняя радиомолчание, было невозможно, так что строй кораблей развалился, превратившись в хаотическую мешанину кораблей, маневрирующих в поисках немецкой субмарины и пытающихся избежать столкновения друг с другом. Между тем на эсминце «Вилли Ди» понесли первые потери — волной от взрыва смыло за борт матроса и часть корабельного оборудования.
Поскольку строгий приказ держать радиомолчание оставался в силе, то капитан эсминца «Уильям Д. Портер», не имея возможности своевременно доложить о непреднамеренном взрыве мины, беспомощно наблюдал, как эскорт президента начал совершенно бессмысленное бомбометание с целью уничтожить несуществующую подводную лодку противника.
Когда же ситуация прояснилась, оказалось, что один из четырёх паровых котлов злополучного эсминца неисправен, поэтому корабль потерял скорость и не может держаться в строю кораблей эскорта. В авральном режиме пришлось чинить механизмы и догонять президентскую «флотилию».

Лоутон Доусон и мировая история

Как назло, президенту Рузвельту (скучавшему во время нудного путешествия на борту «Айовы») вздумалось взглянуть на учебную зенитную тревогу и торпедные атаки. Командовавший соединением адмирал Эрнест Джордж Кинг не осмелился возражать президенту и отдал приказ капитанам кораблей эскорта продемонстрировать боевые навыки. В воздух были подняты воздушные шары, имитирующие цели, и зенитчики линкора, а также сопровождавшие его эсминцы открыли по этим шарам яростный огонь. Шары благополучно взорвались. Затем пришло время показать себя торпедистам. Вероятно, адмирал Кинг хотел максимальной степени продемонстрировать технический потенциал и выучку американского флота, и поэтому роль учебной цели досталась… линкору»Айова» с президентом (а также самим адмиралом) на борту. А изображать торпедную атаку на линкор должен был (в числе прочих эсминцев) и злополучный «Уильям Д. Портер».
Учебная торпедная атака имела одно принципиальное отличие от боевой: стартовые заряды предварительно извлекались из торпедных аппаратов, так что торпеда не могла выйти из трубы, и вся атака оставалась лишь имитацией. Однако в данном случае матрос эсминца «Уильям Д. Портер» Лоутон Доусон, который должен был извлечь заряды из торпедного аппарата, продемонстрировал совершенно невероятный уровень разгильдяйства и оставил заряд внутри трубы! Такое событие было невероятным даже для сценария фарсовой комедии, однако Лоутон Доусон действительно оставил стартовый заряд в трубе торпедного аппарата.
В итоге 14 ноября 1943 года вместо учебной торпедной атаки (представляющей собой просто имитацию) эсминец «Уильям Д. Портер» выпустил боевую торпеду прямо в линкор «Айова» флота США, причём в условиях, когда на линкоре находился сам президент США! Капитан эсминца Уилфред А. Уолтер, осознав, что произошло, отчаянно семафорил линкору световой сигнализацией о необходимости немедленно предпринять манёвр уклонения. Однако его сигналов, похоже, никто не понимал, а смертоносная торпеда на глазах приближалась к линкору. Поэтому Уилфред в нарушение приказа о радиомолчании буквально проорал в эфир сообщением о торпедной атаке.
К счастью, на «Айове» поняли сообщение, и линкор вовремя совершил противоторпедный манёвр. В это время президент Рузвельт расположился в своей коляске у борта линкора так, чтобы наблюдать за действиями кораблей. Президент был частично парализован, но со зрением у него было всё в порядке, и он прекрасно видел проходящую мимо борта линкора торпеду. Благодаря манёвру, который своевременно совершила «Айова», торпеда прошла рядом, не задев огромный корабль, и взорвалась в 300 метрах за кормой прямо в его кильватерном следе, подняв огромный фонтан воды. Этот незапланированный фейерверк несказанно порадовал президента, веселившегося словно школьник, но ввёл в лютое бешенство адмирала Кинга.
В это время линкор наводил на непутёвый эсминец свои огромные орудия, всерьёз опасаясь, что «Вилли Ди» не успокоится, пока не перетопит весь родной флот.
После едва не удавшейся попытки мегадиверсии и убийства президента Рузвельта адмирал Кинг предложил капитану «Портера» немедленно вывести корабль из конвоя и быстро-быстро плыть на Бермудские острова, на ближайшую базу флота. Так история американского ВМФ обогатилась прецедентом ареста целой команды боевого корабля.

«Тупой республиканец» снова в строю

В произошедшем подозревали немецких или японских агентов, так что весь экипаж, от капитана до повара, несколько недель проверяли на возможную измену в пользу противника.
В итоге Доусон оказался единственным, кого наказали за инцидент, — его приговорили к 14 годам каторжных работ. Однако, благодаря личному вмешательству президента Рузвельта, которого немало повеселила вся эта история, матроса помиловали. Возможно, по этой же причине не пострадал и сам капитан эсминца Уилфред А. Уолтер — его даже не сняли с должности командира корабля.
Ни разу не побывавший в бою эсминец приобрёл громкую славу, а вместе с ней обидное прозвище — «Тупой республиканец». Это ехидное название отсылало к партийной борьбе в США — Рузвельт был демократом, и республиканцы его ненавидели. В декабре, пройдя Панамским каналом, эсминец взял курс на Алеутские острова, где и продолжил службу.
В августе 1944 года эсминец начали готовить к переходу в Сан-Франциско. Но, похоже, корабль решил подкрепить действиями свою громкую славу самого раздолбайского корабля США. Незадолго до отхода в Сан-Франциско одна из башен главного калибра эсминца самопроизвольно произвела выстрел в сторону… собственного побережья. Снаряд упал на территорию гарнизона базы, но, к счастью, обошлось без жертв. Так что сложившийся образ «Вилли Ди» для расквартированных на Алеутах моряков заиграл новыми красками.

«Меткие» зенитчики

Во время отражения очередного авианалёта японцев зенитчики эсминца настолько увлеклись, что успели дать щедрую очередь по надстройкам другого американского эсминца — Luce («Щука»). Капитан собрата-эсминца, оказавшийся под огнём соотечественника, сумел и в этой критической ситуации сохранить чувство юмора, оттелеграфировав: «Не стреляйте в нас, мы тоже республиканцы!».
Однако похоже, что «Тупой республиканец» только входил во вкус. Прикрывая высаживавшийся на Окинаву десант от авиации противника, зенитчики эсминца, кроме одного японского самолёта, сбили ещё вдобавок и три американских, спутав их с неприятельскими машинами.

Невероятный финал

Меж тем одиссея легендарного корабля подходила к концу. Похоже, демоны невезения и злосчастия, опекавшие корабль, решили наконец поставить точку в его трагикомической истории. 10 июня 1945 года в 8:15 утра, совершенно неожиданно для эсминца, используя облачность для прикрытия, в небе над эсминцем появился японский бомбардировщик.
Зенитчики эсминца славились тем, что, не задумываясь, стреляли в любую движущуюся цель, так что и на этот раз они открыли по японскому самолёту ураганный огонь, добившись нескольких попаданий. Подбитый бомбардировщик рухнул в воду рядом с бортом корабля.
Но едва японский бомбардировщик начал погружаться в воду, как подвешенные под его крылом бомбы внезапно взорвались прямиком под корпусом корабля. В результате эсминец остался без электричества, и ко всему прочему на корабле возник обширный пожар. Три часа подряд экипаж боролся за живучесть корабля, но всё оказалось напрасным. Капитан дал команду покинуть корабль, и через 12 минут эсминец накренился на правый борт и затонул.

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2021 года
Рубрика: Морские сражения
Автор: Александр Стела

Метки: судьба, война, Вторая мировая война, корабль, Война и Отечество, США, флот, торпеда, эсминец, 1942, ВМС





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-