30 августа 1974 года в крымских водах западнее Севастополя начались учения Черноморского флота (ЧФ). Планировались практические стрельбы зенитными ракетами в условиях специально создаваемых радиолокационных помех. Группу из четырёх однотипных кораблей возглавлял большой противолодочный корабль (БПК) «Отважный».

Пожар на БПК Отважный, Чёрное море 30 августа 1974 года

Гибель БПК Отважный: Как взорвался лучший корабль СССР?

Начало беды

С самого утра на главном командном пункте (ГКП) Черноморского флота было многолюдно — присутствующее почти в полном составе флотское начальство хотело «держать руку на пульсе». «Отважный» первым приступил к выполнению учебной задачи. В 9:57 на ГКП поступил доклад, что на «Отважном» приготовились к стрельбе. Заместитель командующего ЧФ адмирал Самойлов удовлетворенно кивнул. Теперь следовало ждать сообщений об обнаружении «Отважным» радиоуправляемой мишени и последующих результатах ракетного залпа. Но время шло, а новых докладов не поступало. В 10:05 радисты штаба приняли сообщение, повергшее в шок командование флота: «На «Отважном» взрыв и пожар».
Что же произошло в море? Доложив на берег о готовности к началу учений, командир «Отважного» капитан 2-го ранга Винник с согласия стоявшего рядом начальника штаба ЧФ контр-адмирала Саакяна приказал занести соответствующую запись в вахтенный журнал. Но едва находившийся на мостике вахтенный офицер потянулся к журналу, как БПК слегка встряхнуло. Корабельный хронометр показывал 9:58. Через мгновенье в корме корабля раздался оглушительный хлопок, за ним ещё один и ещё… Затем корабль подбросило, как от мощного пинка, и из-под ставшей дыбом кормовой палубы в небо взвился огненный столб.

«Поющий фрегат»

Находившийся в строю уже 9 лет «Отважный» имел репутацию одного из лучших боевых кораблей ЧФ. Построенный по «проекту 61» корабль водоизмещением 4390 тонн имел вооружение, позволявшее успешно бороться и с авиацией, и с подводными лодками противника. «Изюминкой» «проекта 61» было не только сочетание мощного оружия с умеренным водоизмещением, но и отличная мореходность и уникальная газотурбинная двигательная установка, позволяющая кораблю за считанные минуты в любых погодных условиях развивать скорость до 34 узлов. Вероятно, поэтому американские моряки прозвали новые советские БПК «поющими фрегатами» — когда корабль давал полный ход, зрителям оставалось лишь быстро затихающее «пение» турбин умчавшегося вдаль корабля!
В советском флоте БПК «проекта 61» гордо называли «гончие океанов». Естественно, что при проектировании такого корабля конструкторы уделили достаточно внимания такому важнейшему его качеству, как живучесть. В числе прочих технических новинок БПК имел противопожарную систему «Карат», которая при скачке температуры до +70 °С автоматически начинала подачу пены и воды в любой подпалубный отсек корабля. Правда, датчики «Карата» оказались настолько чувствительными, что после нескольких случаев срабатывания системы даже на огонь зажигалки было принято решение перевести «Карат» в режим сигнализации. Теперь вместо мгновенного срабатывания система сначала только извещала о месте пожара и лишь после нажатия вахтенным офицером кнопки на пульте приступала к тушению.

В борьбе за жизнь корабля

Пока адмирал Самойлов объявлял по флоту боевую тревогу, пока к аварийному кораблю спешили корабли-спасатели, пришедший в себя после взрыва экипаж «Отважного» приступил к борьбе за его спасение. К 10:10 и Виннику, и Саакяну стало ясно, что взорвался погреб №8 — погреб кормовой зенитной установки, в котором хранилось ни много ни мало 18 ракет. Удивительно, что после этого корабль вообще остался на плаву. Там, где когда-то была кормовая ракетная установка, в палубе образовался громадный провал, из которого валили густые клубы чёрного и белого дыма. Нарастающий крен подсказывал, что взрыв пробил обшивку корабля ниже ватерлинии и теперь кормовые отсеки «Отважного» стремительно заполняются водой.
Приблизиться к пробоинам не давал бушующий под палубой пожар. Система «Карат» по непонятной причине не сработала, а почти сразу за взорвавшимся погребом №8 находился погреб №9 с 1200 артиллерийским снарядами. Морякам «Отважного» приходилось одновременно подсчитывать жертвы, оказывать помощь раненым, откачивать воду из трюмов, лить воду в полыхающий зев погреба №8 и пытаться пробиться на отрезанную пожаром корму, к погребу №9. Паники на корабле не было, зато она началась на берегу. Командование никак не могло принять решение, что лучше: буксировать корабль к берегу или же тушить пожар в открытом море? Первое выставляло ЧП на всеобщее обозрение, но, возможно, обещало справиться с аварией силами портовых служб. Второе давало возможность избежать ненужной огласки, но ставило под вопрос возможность быстро победить пожар. Пока командование флота пребывало в раздумьях, мечущихся в огне и дыму Винника с Саакяном подбадривали с берега радиограммами, общий смысл которых сводился к слову «держитесь!». Кончилось всё тем, что адмирал Самойлов связался с главнокомандующим ВМФ СССР адмиралом флота Советского Союза Горшковым и тот, после пары нецензурных комментариев, приказал под свою ответственность «тащить БПК к земле, даже несмотря на опасность детонации корабельных погребов в черте Севастополя». Только после этого к полыхающему «Отважному» подошли эсминцы «Бедовый» и «Сознательный», высадили на борт терпящего бедствие корабля аварийные партии и приступили к его буксировке на восток.

Трагический финал

Окончательный приговор «Отважному» вынесла стихия. Постепенно усиливающееся волнение стало рвать буксирные тросы и поданные с кораблей-спасателей на «Отважный» пожарные шланги. К 12:00 огонь прорвался в машинное отделение БПК. Ещё через 2 часа на воздух взлетели расположенные на корме цистерны с вертолётным топливом. Крен увеличился, вырубилось освещение. Языки пламени уже лизали крышу люка погреба №9, когда в 15:12 командир отдал приказ экипажу покинуть гибнущий корабль. Сам он сошёл с «Отважного» последним. Спустя полчаса БПК лёг на правый борт и затонул на глубину 125 метров. Последующие результаты работы следственной комиссии неопровержимо доказали, что главной причиной гибели корабля стала… трусость одного единственного человека — мичмана, находящегося в момент объявления учебной тревоги за пультом поста контроля ракет 8-го погреба. В соответствии с наставлениями, он подал напряжение в систему. Сразу же после этого произошло короткое замыкание, вызвавшее самопроизвольный запуск двигателя одной из находящихся в погребе зенитных ракет.
На пульте зажглась сигнальная лампочка «Карата», оставалось, нажав кнопку, немедленно запустить систему пожаротушения. Но мичман, увидев сильный сноп пламени внутри погреба, с воплем «Сейчас рванёт!» покинул свой пост. Система «Карат» команды на тушение так и не получила. Следствие показало, что после появления огня в погребе №8 до момента детонации находящихся в нём ракет прошло не менее 18 секунд, которые, возможно, были отпущены судьбой мичману на то, чтобы спасти корабль, но он не смог пересилить страх.

После битвы

Комиссия признала, что после взрыва погреба №8 экипаж корабля проявил мужество и действовал умело. Но после детонации ракет, находящихся в погребе, «Отважный» получил настолько сильные повреждения, что спасти его оказалось невозможным. Кроме упомянутого мичмана, иных виновных искать не стали. По легенде, к этому невольно приложил руку сам Брежнев.
Когда ему доложили о ЧП на «Отважным», он ехал в хорошем настроении с очередного чествования героев Малой Земли в Новороссийске. «Ну, вы там сильно не наказывайте» — этой фразы, сказанной генсеком Горшкову, оказалось достаточно, чтобы не посыпались звёзды с адмиральских погон. Образцовой была признана живучесть кораблей «проекта 61» — после взрыва погреба БПК продержался на воде почти шесть часов!
«Отважный» погиб, но его история имела продолжение. Озабоченный престижем страны министр обороны маршал Гречко потребовал поднять «Отважный» любой ценой. Приказ министра был отменен лишь после установления факта разлома корпуса затонувшего БПК на несколько частей.
Но тут стало известно, что в Чёрном море появился американский корабль, имевший оборудование для глубоководных работ. Холодная война была в самом разгаре. «Отважный» лежал на дне в нейтральных водах вместе с секретным оборудованием и боеприпасами. Чтобы всё это добро не досталось противникам, российские водолазы взорвали корпус «утопленника» с помощью 80 тонн динамита.
У уцелевших членов экипажа «Отважного» взяли подписку о неразглашении и «разбросали» дослуживать по другим кораблям.
Несмотря на то, что все документы, касающиеся гибели «Отважного», оставались засекреченными в течение 17 лет, информация о катастрофе в Чёрном море всё же появилась в западных СМИ.

Журнал: Война и Отечество №12(41), декабрь 2019 года
Рубрика: Не боевые потери
Автор: Константин Ришес

Метки: СССР, корабль, пожар, взрыв, Война и Отечество, флот, ракета, Чёрное море, БПК, 1974




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-