Невероятный прорыв немецкой субмарины на территорию базы британского флота Скапа-Флоу даже Черчилль признал подвигом. То, что не удалось немецким подводникам в Первую мировую войну, сумел сделать осенью 1939 года молодой командир подводной лодки U-47 капитан-лейтенант Гюнтер Прин.

Нападение подлодки U-47 на Скапа-Флоу

Гюнтер Прин, командир подводной лодки Бык, атака в Скапа-Флоу

Скапа-Флоу — база британских ВМС

Восемьдесят один год назад подлодка кригсмарине сумела проникнуть в самую защищённую базу британского флота Скапа-Флоу. Она потопила там линкор «Ройял Оук» и благополучно ускользнула, оставив в растерянности британское Адмиралтейство. Осуществить столь дерзкую операцию смог молодой командир подводной лодки U-47 капитан-лейтенант Гюнтер Прин.
Стоит отметить, что Скапа-Флоу, являющаяся естественной бухтой на Оркнейских островах, с давних пор являлась одной из наиболее удобных гаваней на Земле. Сначала она не использовалась англичанами в военных целях, однако в XX веке британское Адмиралтейство сделало её главной базой своих ВМС.
Кстати, в Скапа-Флоу немецкие подводники пытались пробраться ещё в Первую мировую войну.
23 ноября 1914 года немецкая подводная лодка U-18 пробралась в Скапа-Флоу, пристроившись под кормой входившего на базу транспорта, воспользовавшись тем, что для него развели противолодочные сети. Однако немцам не повезло: их субмарину обнаружили, протаранили и утопили, взяв её экипаж в плен. Ещё одну немецкую субмарину, U-116, попытавшуюся пройти в гавань тем же способом, как и U-18, обнаружили с помощью подводных гидрофонов и в результате подорвали дистанционно управляемой миной. Таким образом, в Первую мировую войну немецким подводникам так и не удалось проникнуть в Скапа-Флоу.

От юнги до командира субмарины

Гюнтер Прин родился в 1908 году в старинном балтийском городе Любек, в очень бедной семье. Уже в 15 лет ему пришлось уйти из родного дома, чтобы самому зарабатывать на жизнь и дать возможность матери поднять других детей. Узнав, что ВМФ Германии набирает моряков для пополнения резерва офицеров флота, он, не раздумывая, стал членом этой программы. Через некоторое время Гюнтер стал командиром субмарины U-47.
О том, насколько именно служба являлась главным приоритетом его жизни, говорит высказывание, которое буквально сразило его сослуживцев. Он сказал: «Я предпочёл бы месячные манёвры в Атлантике любому отпуску!».

Карл Дениц и прорыв в Скапа-Флоу

Гюнтер Прин не имел никакого отношения к идее прорыва в Скапа-Флоу, так как эта операция разрабатывалась на более высоком уровне. Из данных радиоразведки немцы узнали о наличии в проливе Керк «щели» в противолодочных заграждениях и о том, что скоро и её перекроют. Наличие уязвимого места в обороне Скапа-Флоу подтвердила и аэрофотосъёмка. Ширина прохода в противолодочных заграждениях составляла всего 17 метров, однако опытный и хладнокровный подводник вполне мог провести субмарину через эту «щель» в Скапа-Флоу.
Через некоторое время, ещё раз пересмотрев все материалы разведки, Дениц в воскресенье вызвал Прина к себе на борт плавбазы «Вайксель» в Киле. Войдя в кабинет командующего, Гюнтер увидел на столе разложенные карты; его натренированный глаз буквально за мгновение успел зафиксировать известное любому военному моряку название Скапа-Флоу. Дениц не стал тянуть время: он сразу перешёл к делу и спросил Прина: «Вы не думаете, что решительный командир может войти в Скапа-Флоу и атаковать стоящие там суда? Сразу не отвечайте, но я жду вашего ответа во вторник. Решение зависит полностью от вас, в случае отказа никаких негативных последствий для вас не будет».
В полном смятении Прин покинул кабинет Деница. Он понимал, что попытка прорваться в Скапа-Флоу почти равноценна самоубийству», однако, отказавшись от такого задания, он потом всю жизнь считал бы себя трусом, а трусом Гюнтер никогда не был. Вот
Поэтому во вторник он ответил согласием на предложение Деница. После небольшой паузы тот спросил Понтера: «А вы все продумали? Вы подумали об Эмсманне и Хеннинге, которые пытались сделать это в Первую мировую войну и не вернулись?» Увидев, что Прин полон решимости выполнить задание, он стал знакомить его с планом операции.
Обсудив с Прином все детали, Дениц приказал ему готовить лодку. Из команды U-47 никто, кроме Прина, не знал о цели нового боевого похода. Все удивлялись только тому, что с подлодки выгрузили часть провизии, а топлива и пресной воды взяли недопустимо мало.

Операция, которая стала триумфом

Понятно, что Прин старался как можно больше облегчить субмарину, ведь любой лишний сантиметр осадки мог стать роковым. В походе несколько раз субмарина встречала суда, которые можно было атаковать, но Гюнтер не обращал на них никакого внимания, что казалось команде очень странным. Ранним утром 13 октября подлодка приблизилась к Оркнейским островам, погрузилась и легла на грунт. После этого Прин приказал всей команде собраться и сообщил, что они идут в Скапа-Флоу. Это было как гром среди ясного неба, однако команда встретила это сообщение достойно. Прин сделал запись в вахтенном журнале: «Моральный дух команды корабля на высоте».
Команда отдыхала до 16:00, затем последовал праздничный обед, а в 19:15 лодка оторвалась от грунта и всплыла на перископную глубину. Гюнтер внимательно осмотрелся вокруг: на горизонте не было ни одного корабля. После этого последовал приказ всплыть. Ночь, к сожалению Прина, была весьма светлой, но отступать было уже поздно. Субмарина вошла в узкую часть пролива, где её подхватило довольно сильное течение. Понтер мастерски провёл свою подлодку в Скапа-Флоу, едва не напоровшись на волнолом.
Оказавшись в святая святых британского флота, он записал в вахтенном журнале: «К югу ничего не было видно, и я повернул вдоль берега на север. Там я увидел два линкора, а за ними несколько эсминцев на якоре. Ни одного крейсера. Я решил атаковать большие корабли». В 0:58 подлодка Прина выпустила четыре торпеды в сторону линкора «Ройял Оук» и предположительно линкора «Рипалс». Один аппарат не сработал, и в сторону кораблей ушло только три торпеды. Подводники с нетерпением ждали результата, но взрыв прогремел лишь у борта «Рипалса».
Поразительно, но британцы на этот взрыв никак не среагировали: оказалось, они решили, что взорвалось что-то внутри корабля. Конечно, такой результат никак не мог удовлетворить Прина, поэтому он решил повторить атаку. Его субмарина в надводном положении (!) совершила широкий круг в пределах гавани, пока в торпедные аппараты заряжали новых смертоносных «рыбок». Гюнтер начал атаку с более близкого расстояния, и к целям ушли четыре торпеды. На этот раз в линкор «Ройял Оук» попали как минимум две торпеды.
Раздался оглушительный взрыв, и линкор почти разорвало на две части. Через 23 минуты «Ройял Оук» затонул, погибли адмирал Блэнгроув и 832 члена команды. Сразу после этого на базе начался настоящий переполох, по гавани стали шарить прожектора, эфир заполнили «трели» азбуки Морзе. Прин приказал выжать всё из двигателей и на полном ходу двигаться назад. Тут он разглядел эсминец, который быстро приближался к ним, освещая водную гладь своими прожекторами. Хотя кильватерная струя лодки просматривалась великолепно, Гюнтер просто не мог в этот момент снизить ход субмарины.
Тут ему просто повезло: неожиданно эсминец отстал от них, развернулся и исчез в темноте. Вскоре раздалась серия взрывов от сброшенных эсминцем глубинных бомб. Тем временем подлодка благополучно выбралась за пределы Скапа-Флоу; сообщение об этом команда восприняла ликующими возгласами. Они снова залегли на дно и затаились, вслушиваясь в то, как где-то далеко рвались глубинные бомбы. Когда англичане успокоились, подлодка Прина отправилась на свою базу.
Они возвращались домой с победой, совершив почти невозможное. Ещё до атаки на субмарине нарисовали шарж на командира: это был бык, наклонивший голову перед атакой, из ноздрей которого шёл дым. На обратном пути этого быка изобразили на ограждении рубки: так у лодки появился свой герб, а самого Гюнтера Прина с тех пор стали звать Бык Скапа-Флоу.

Слава и ранняя гибель

Гюнтера Прина встречали как национального героя. Гросс-адмирал Редер пожал руку всем подводникам и каждому вручил «Железный крест» второй степени, а командиру-первой. Он также сообщил Прину, что его лично поздравит сам фюрер. Двумя самолётами команду U-47 переправили в Берлин, где их восторженно встретили жители германской столицы. Гитлер лично поздравил команду, вручил Прину Рыцарский крест, а после отобедал с подводниками.
Гюнтер стал национальным героем, письма от поклонниц, которые он выкидывал не читая, приходили к нему мешками. Гитлер стал считать подводников элитой вермахта, строительство субмарин почти поставили на поток. Если до войны у Германии было всего 57 субмарин, то за войну общее количество построенных немцами субмарин достигло 1153 единиц. Победа в Скапа-Флоу воодушевила не только военных, но и всех немцев, ведь именно здесь на рейде после Первой мировой войны кайзеровским офицерам пришлось затопить Атлантическую эскадру, интернированную англичанами.
А вот англичане после успеха Прина потеряли веру в надёжность своей главной военно-морской базы.
Результате они стали выводить из неё корабли. Немцы предусмотрели такой вариант и с подводных лодок выставили ряд минных полей. 21 ноября в заливе Фёрт-оф-Ферт жертвой магнитной мины стал крейсер «Белфаст»: ему серьёзно повредило киль, все закончилось длительным ремонтом. 4 декабря в Лох-Ю подорвался на мине флотский флагман линейный корабль «Нельсон». Он получил серьёзные повреждения и оказался на долгое время выведен из строя.
Безусловно, Гюнтер Прин был незаурядным человеком, однако свой талант и умения он поставил на службу тёмным силам. На его счету было 28 потопленных кораблей и тысячи загубленных жизней. Поэтому можно считать большой удачей союзников, что этого подводного аса и его команду удалось уничтожить ещё в марте 1941 года. Тогда 8 марта Прин атаковал конвой ОВ-293 и потопил свой 28-й корабль. Однако взрыв глубинной бомбы буквально разорвал его субмарину на части. Спастись не удалось никому.

U-47

Немецкая подводная лодка типа VIIB, входившая в состав кригсмарине времён Второй мировой войны. Подводная лодка принимала активное участие в боевых действиях на море, совершила 10 боевых походов. Экипажем лодки уничтожено 30 судов противника суммарным водоизмещением 162769 брутто-регистровых тонн и британский линейный корабль «Ройял Оук» (водоизмещение 29150 тонн), а также повреждены ещё восемь судов водоизмещением 62751 тонн.

HMS Royal Oak

Британский линкор типа «Ривендж». Согласно распространённой легенде, в ноябре 1918 года, когда на базе Скапа-Флоу собирали корабли германского флота открытого моря для последующего интернирования, в трюме «Ройял Оук» зазвучала барабанная дробь, которую многие отождествляют с барабаном Фрэнсиса Дрейка.

Журнал: Война и Отечество №12(53), декабрь 2020 года
Рубрика: Война на море
Автор: Виталий Голубев

Метки: Англия, война, Вторая мировая война, корабль, Война и Отечество, подлодка, флот, атака, база




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-