Идея ракетного удара с борта подводной лодки впервые родилась в Германии. В годы Второй мировой войны у командования немецкого флота возник проект ракетной атаки на Нью-Йорк. Через Атлантику до Америки ракетой было не дотянуться, и немцы рассматривали возможность запуска «Фау-2» с подводных лодок — для удара по Нью-Йорку. Однако проект упёрся в технические трудности — немецкие субмарины были слишком малого размера.

Как появились ракетные подлодки СССР?

Как баллистические ракеты разместили на подводных лодках - история

Авантюра нацистов

Поэтому всё, что смогли придумать инженеры кригсмарине, — это буксируемый ракетный контейнер — подводную баржу с «Фау-2», которую подлодка должна была перетащить через Атлантику. Затея была заведомо провальной — ненадёжную и капризную к условиям хранения баллистическую ракету, а также запасы топлива и жидкого кислорода протащить через всю Атлантику на буксире было явно нереально. То есть протащить бы, возможно, удалось, но запустить уже едва ли. Так что этот план остался лишь планом.

Впрочем, даже если бы немцам удалось успешно выпустить с субмарин несколько ракет по Нью-Йорку, эффект такого удара был бы ничтожный и совершенно не окупающий затрат на создание ракет. Так что разработка Третьим рейхом базирующихся на подводных лодках ракет была, в сущности, инженерным недоразумением. Однако появление атомного оружия радикально изменило ситуацию. Ведь недостаточно иметь атомную боеголовку — её ещё надо доставить по «назначению». Субмарина с атомными боеголовками становилась идеальным оружием — она могла под водой «подкрасться» к вражескому побережью и выпустить ракету с малого расстояния.

Атомный флот

Труды немецких инженеров, связанные с созданием подводного ракетоносца, неожиданно оказались востребованы — особенно в США и СССР. В начале 60-х годов в США стали вступать в строй атомные подводные лодки типа «Джордж Вашингтон» (проект EB-278A) с шестнадцатью баллистическими ракетами «Поларис» с дальностью стрельбы 2200 км. Для этого амбициозного проекта была разработана специальная морская баллистическая ракета на твёрдом топливе с подводным стартом, а для её размещения — специальная атомная подводная лодка.

В СССР ситуация с созданием ракетной подлодки развивалась иначе. Для экономии средств было решено разместить на субмарине армейскую ракету Р-11 (прямую наследницу германской V-2 — той самой, которой немцы собирались обстреливать Нью-Йорк). Опыт оказался неудачным. Учитывая важное значение направления «подводный ракетоносец», к проектированию привлекли самого Сергея Королёва. Гениальный конструктор быстро разобрался в новой для него теме и сумел создать пусковой комплекс, приспособленный для размещения на подводной лодке.

Пуск ракеты с первой ракетной субмарины Б-67 произошёл 16 сентября 1955 года в 17 ч 32 мин в Белом море. Этот день может считаться днём рождения подводных ракетоносцев — ведь впервые в мире баллистическая ракета была запущена с подводной лодки. Через несколько минут после старта в 250 км от места пуска в тундре в заданном квадрате полигона раздался взрыв, после которого образовалась воронка глубиной 6 м и диаметром 14. Во время пуска ракеты на борту лодки находились главные конструкторы ракетного комплекса — Королёв и конструктор подводной лодки Н.Н. Исанин, — а ведь первый пуск ракеты с борта подводной лодки был рискованным делом.

Благодаря Королеву Советский Союз стал первой страной, в составе ВМФ которого появились подводные лодки с баллистическими ракетами. Однако первое поколение советских подводных ракетоносцев несло на борту ракеты на жидком топливе, а практика показывала, что для субмарин предпочтительным является использование ракет с твёрдотопливным двигателем.

Ракеты Арсенала

Однако с разработкой таких ракет возникли большие сложности. Первые две попытки закончились неудачей. Успех в этой области пришёл к советским инженерам в 1971 году, когда заказ на разработку твёрдотопливных баллистических ракет морского базирования был направлен в Центральное конструкторское бюро №7 (ЦКБ-7) в Ленинграде, позднее переименованное в КБ «Арсенал». Руководивший в то время бюро Пётр Александрович Тюрин позднее рассказывал: «Пороховые ракеты тактического назначения уже находили широкое применение в Вооружённых Силах, Ракеты залпового огня, известные как «Катюша», и другие модификации заслуженно использовались в Великой Отечественной войне и совершенствовались после неё, но баллистических ракет, управляемых на траектории, не было… поскольку двигатель на твёрдом топливе в отличие от жидкостного нельзя регулировать, то и система управления должна быть иной, созданной на других принципах».

Теперь конструкторам необходимо было создать двигатели на твёрдом топливе с регулировкой на тяге. Возникали предложения регулировать тягу ультразвуком или изменением сечения сопла. Методом проб и ошибок был выбран единственный на тот момент реальный вариант — управлять тягой с отсечкой в нужный временной момент.

Задача была технически весьма сложной. Так, на раннем этапе проектирования была разработана компоновка двухступенчатой ракеты с дальностью стрельбы 2500 км, с твёрдым топливом «Нейлон-С», которое создавалось на основе перхлората аммония, фурфурольно-ацетоновой смолы, тиокола марки «т» и нитрогуанидина! Для производства этого топлива пришлось организовывать специализированное предприятие.

Также большие затруднения были связаны с тем, что конструкторам было необходимо обеспечить катапультный способ старта ракеты из шахты, возможность выпуска двенадцати ракет в одном залпе за одну минуту, а также гарантировать семилетний срок хранения ракет.

В итоге конструкторам удалось создать комплекс Р-31 — двухступенчатую твёрдотопливную ракету со стартовой массой 26 840 кг и расчётной дальностью полёта до 4500 км с точностью попадания около полутора километров.

Запуск Р-31 из-под воды происходил при помощи так называемого порохового аккумулятора давления (ПАД). Это был небольшой заряд, который выкидывал ракету из шахты (с тем чтобы «выброшенная» из шахты в воду ракета могла запустить свои мощные двигатели).

Устойчивое движение ракеты под водой, где её мог сбить с нужного направления набегающий поток, вызванный движением лодки, обеспечивалось узлом формирования каверны (УФК), который устанавливался на головной части. Общее время движения под водой при старте с глубины 45 м составляло для ракеты 2,4 секунды.

После выхода из воды сбрасывался УФК, и ракета начинала полёт по баллистической траектории. Одной из самых важных проблем при создании Р-31 стало обеспечение требуемой дальности и точности полёта. Для ракет на жидком топливе это обеспечивалось прекращением подачи горючего («отсечка тяги»), но в твёрдотопливных ракетах остановить таким способом работу двигателя невозможно. Поэтому конструкторы разработали способ формирования траектории полёта с таким расчётом, чтобы ракета прилетала к цели в момент полного выгорания топлива.

Уникальный ракетоносец

В 1976 году Р-31 была установлена на атомной подлодке К-140. 14 сентября 1976 года переоборудованный корабль вышел на заводские испытания. На борту, кроме экипажа, находились сдаточная команда, ведущие специалисты, конструкторы всех систем. Все испытания прошли успешно. Первый запуск ракеты из подводного положения с борта К-140 был произведён 22 декабря 1976 года в Кандалакшском заливе Белого моря на глубине 50 при скорости хода 5 узлов. В тот день у пульта управления ракетным комплексом, вместе с капитаном подводного крейсера, стоял главный конструктор Пётр Александрович Тюрин и другие разработчики Д-11. Как вспоминали очевидцы, после команды «Пуск!» они ощутили лишь лёгкий толчок и никакого шума. Вскоре поступило сообщение: «Есть попадание!». Это был несомненный успех!

Один из очевидцев этих испытаний, работник завода «Звёздочка» Юрий Ерыкалов, вспоминал: «Я находился в составе группы обеспечения на борту буксира «Садко». Было около 7 часов утра. Низкая облачность. Мы наблюдали, всматриваясь в сумерки. Но вот вспыхнула сигнальная ракета, обозначившая местонахождение лодки под водой. А ещё через 3-4 минуты на тёмной поверхности моря появилось ярко-белое пятно, которое быстро расширялось. Ещё несколько мгновений, и появилась в пламени ракета. На высоте около 30 метров она словно замерла, и тут, будто Солнце, зажёгся огромный светящийся шар! Это заработал маршевый двигатель первой ступени. До нас донёсся гул двигателя, и сквозь нависшие над морем облака ракета с факелом устремилась ввысь. Зрелище незабываемое!».

Впрочем, ракетному комплексу предстояли ещё многочисленные испытания. Только в сентябре 1979 года Государственная комиссия дала высокую оценку новому ракетному комплексу и рекомендовала его к принятию на вооружение: Однако комплекс так и остался в единственном экземпляре и только на лодке К-140. Другие подлодки под этот ракетный комплекс так и не были перестроены.

В 1990 году подводная лодка К-140, исчерпавшая свой ресурс, была снята с вооружения, а уникальный ракетный комплекс демонтирован. Сегодня о подводной лодке, ставшей «пионером» в развитии морского ракетостроения, напоминают переданные экипажем в музей закладная доска подлодки, её тактический номер, рында, гюйс и несколько пультов. Однако куда более важным наследием подводного ракетоносца является ракетное оружие нового поколения, установленное на современных атомных подводных лодках.

Источник: издание Война и Отечество №1, январь 2022
Рубрика: Военная техника
Автор: Александр Стела


Метки: СССР, Война и Отечество, флот, ракета, Королёв, Исанин, Тюрин


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта