Осознавать, что в годы войны Севера и Юга враждующие стороны развивали подводный флот, так же дико как предполагать, что, к примеру, богом забытая Замбия всерьёз считала, что может составить конкуренцию Советскому Союзу и США в космической гонке. Однако ж и то и другое имело место быть. Более того, первая в истории успешная атака вражеского корабля боевой субмариной была предпринята не прогрессивными демократами-освободителями, а конфедератами! Рабовладельцами, садистами и дремучей деревенщиной, если верить на слово сторонникам Линкольна.

Первое боевое применение подлодки

Когда произошла первая в мире атака подводной лодки?

Подводная лодка в степях Алабамы

В самом начале гражданской войны между штатами разобщённой Америки флот федеральных сил развернул блокаду портов Конфедерации, из-за чего положение южан стремительно ухудшалось. Не видя иной возможности переломить ситуацию, командование КША объявило награду в $50000 (а это, на минуточку, больше 95 млн. Современных рублей) каждому, кто сумеет потопить вражеский корабль. Примерно в то же время преподобный Франклин Смит через рупор газет призывал состоятельных плантаторов начать подводную войну, однако желающих вложиться в рискованный проект было не так уж много.

Но всё же были. Одним из таких отчаянных авантюристов стал Гораций Лоусон Ханли — член законодательного парламента из Луизианы, сколотивший небольшое состояние на адвокатской практике. Ранее он даже не помышлял об изобретательстве, но, будучи человеком весьма амбициозным, не мог упустить такую заманчивую возможность оставить свой след в истории. А полезная привычка с умом распоряжаться своими кровными заставила его подойти к делу со всей ответственностью.

Не имея должных технических знаний; Ханли нанял изобретателя Джеймса Макклинтока, уже имевшего несколько успешных патентов, и инженера Бакстера Уотсону, которые к началу 1862 года разработали для него проект породни со звучным именем «Пионер». Аппарат успешно прошёл испытания, но в реальном бою так и не поучаствовал: весной того же года северяне захватили Новый Орлеан, и чтобы секретный проект не достался врагу, его затопили в озере Пончартрейн.

После первой полуудачи команда изобретателей перебралась в Алабаму, где продолжила работу. К началу следующего года вторая субмарина, получившая название «Амери-кэн Дайвер», была готова и опробована на открытой воде. Конфедеративное командование возлагало на «второй блинчик» Ханли большие надежды, но и его судьба сложилась бесславно — тихоходная подлодка затонула в шторме где-то в устье реки Мобил, силясь добраться к месту сражения. Экипаж спасся, но корпус единственного в своём роде аппарата не найден по сей день.

Потерпев очередное фиаско в шаге от успеха, Ханли лишь с большим азартом принялся воплощать в жизнь очередную задумку.

Сын ошибок трудных

Новый проект, получивший рабочее название «Дайвер», выгодно отличался от предшественников. Если «Пионер» конструктивно напоминал заточенный о двух концах карандаш, а «Америкэн Дайвер» — своеобразный крытый каяк, их младший брат имел уже более продуманную обтекаемую форму. Изначально трио инженеров планировало оснастить своё 12-метровое стальное детище электромагнитным двигателем, но смелому начинанию, почти на полвека опередившему своё время, не суждено было сбыться. Конструкторы не сумели добиться достаточных мощностей и отказались от дальнейших экспериментов. А жаль: боевая электросубмарина на службе конфедератов — это был бы номер! Увы, ни прототип двигателя, ли испытательная документация не сохранились, так что судить о гениальности заокеанских Кулибиных сегодня довольно проблематично. Взвесив все за и против, Ханли с компаньонами вернулся к проверенной схеме рабского труда мускульной тяги.

В носовой и кормовой частях располагались крохотные каморки боевых рубок с иллюминаторами, большая же часть корпуса приходилась на, с позволения сказать, «машинное отделение» — длинный отсёк, почти всё пространство которого занимал подсоединенный непосредственно к винту коленчатый вал, приводимый в движение восемью гребцами. Матрос, находившийся в голове вала, по совместительству являлся командиром и должен был успевать следить за штурвалом и горизонтальными рулями. За устойчивость и контроль глубины отвечали две балластные цистерны по бортам и металлические грузы под днищем, также служившие механизмом экстренного всплытия: для аварийного подъёма нужно было всего лишь открутить винты в полу подлодки.

Но изобрести субмарину было лишь половиной дела. Нужно было придумать, как использовать её в бою. О пушках при такой примитивной конструкции не могло быть и речи, о торпедах и подавно, тем паче что первое «самодвижущееся подводное Торпедо» появится лишь через два года. Рассмотрев все возможные варианты, команда остановилась на буксируемой мине. Снаряд с контактным взрывателем крепился длинным тросом к корме аппарата. Во время атаки подлодка должна была поднырнуть под вражеское судно, пройти у него под брюхом и выплыть с противоположной стороны. Таким образом, снаряд сталкивался с корпусом корабля и взрывался. Теоретически. Дело оставалось за малым — проверить ноу-хау на практике.

Новации и консерваторы

Первое полевое испытание «Дайвера» состоялось в июле 1863 года в заливе Мобил. Посмотреть на неслыханное действо собрался весь цвет гарнизона, включая генерал-майора Дебни Мори и специально прибывшего по такому случаю адмирала флота Конфедерации Франклина Бьюкенена.

Под пристальным взором важных, господ субмарина успешно атаковала отданную на заклание угольную баржу. Армейское командование было в восторге! В отличие от консервативно настроенного адмирал который счёл «Дайвер» не более чем диковинной игрушкой.

Возможно, первая профпригодная боевая подлодка южан так и осталась бы бесславно ржаветь на задворках истории, если бы война не внесла свои коррективы в расстановку сил. После введения блокады федеральные войска вознамерились захватить Чарльстон — прибрежный город в Южной Каролине, с которого началась война между штатами. Город неоднократно становился целью десантных операций, и к концу 1863 года плачевная для серых мундиров ситуация достигла апогея. Северянам удалось закрепиться на острове Моррис на входе в гавань Чарльстона, а корабли контр-адмирала Джона Дальгрена неустанно патрулировали окрестную акваторию. Начавшийся вслед за этим планомерный артобстрел, длившийся, по некоторым данным, 587 дней, буквально сровнял с землёй последний рубеж обороны города — знаменитый форт Самтер, юдоль войны. Чарльстон оказался отрезан от моря.

Не имея возможности противостоять северянам, командующий Федеральным департаментом Южной Каролины, Джорджии и Флориды Пьер Тутан де Борегар готов был хвататься за любую взрывоопасную соломинку, какой бы несуразной она ни казалась. Он уже успел испробовать шестовые мины капитана Ли (за внушительным названием скрывались обычные лодчонки, которые пытались таранить вражеские суда за — v креплёнными на форштевне шестами с взрывным устройством на конце) и полупогружные лодки типа «Давид» (эволюционно тупиковая предтеча торпедных катеров), но сколько-нибудь существенных результатов они не принесли. Тогда-то внимание генерала Борегара пало на изобретение Ханли.

Странствующий гроб

12 августа «Дайвер» был благополучно переправлен в Чарльстон, но на этом кредит везения оказался исчерпан. Аппарат начали преследовать трагические неудачи. 29 августа во время пробного погружения с экипажем подлодка пошла ко дну, погубив пять человек. Позже выживший капитан команды лейтенант Пейн признался, что перепутал рычаги управления и отправил аппарат под воду с открытым люком.

«Дайвер» подняли со дна залива, после чего Гораций Ханли лично решил возглавить учения. 15 октября он вывел новую команду в море и успешно провёл два атакующих манёвра, пройдя больше полумили в толще морских вод. Поразительный по тем временам результат! Чтобы закрепить успех, лодка нырнула на третий заход — и больше не всплыла. Через некоторое время субмарину удалось отыскать и отбуксировать в порт, но все восемь членов экипажа, включая самого изобретателя, уже были мертвы. Как установит экспертиза, Ханли не сумел закрыть заборный клапан, из-за чего остановить погружение оказалось невозможно. А имевшегося в запасе воздуха хватало лишь на два часа.… После такого удара флотское командование, скрепя сердце, решило отказаться от многообещающего проекта, посчитав, что больше не найдёт самоубийц, готовых добровольно сунуться в плавучую душегубку. Всё-таки матросы — народ суеверный, а своенравное чудо техники за время одних лишь испытаний погубило чёртову дюжину человек. Однако, вопреки ожиданиям, такой самоубийца нашёлся. Им стал опытный молодой лейтенант Джордж Диксон, добровольно вызвавшийся командовать «странствующим гробом», как прозвали посудину матросы. После долгих увещеваний «Дайвера» всё же привели в должный вид и дали новое, более благозвучное имя. Отныне боевая субмарина конфедератов именовалась HL Huntey в честь её погибшего изобретателя.

Диксон понимал, что ему предоставили последний шанс выжать пользу из неуклюжего агрегата, поэтому подошёл к подготовке со всей серьёзностью. «Ханли» выходила в море по три-четыре раза в неделю, стараясь отработать все возможные ситуации: подводный и надводный ход, залегание на дне, атаки, манёвры. Когда экипаж освоился с управлением, лейтенант приступил к учениям с буксируемым снарядом, но вскоре отказался от этой затеи: трос в любой момент рисковал запутаться в винте, что могло погубить аппарат. В итоге снаряд заменили на шестовую мину на носу.

Историческое бревно

Учения длились всю зиму, и наконец подлодке конфедератов выпал шанс проявить себя в реальном бою.

Вечером 17 февраля 1864 года Диксон повёл «Ханли» в атаку на шлюп блокадной эскадры «Хаусатоник». 1260-тонное судно капитана Чарльза Пикеринга с 30 пушками и 160 членами экипажа на борту стояло на рейде примерно в 8 км к северо-западу от выхода из залива Чарльстона. Ещё на подходе один из вахтенных матросов заметил субмарину, но помощник капитана Льюис Комтвейт не придал его словам значения, решив, что это всего лишь бревно. Однако «бревно» проявило удивительную для неразумной коряги настырность и медленно, но уверенно шло прямиком на правый борт шлюпа наперерез течению. Через 15 минут плавучую невидаль заметили уже все вахтенные, но никак не могли взять в толк, что это такое.

Не успело «бревно» достичь борта «Хаусатоника», как под ватерлинией раздался странный звук, который Пикеринг описал как «звук столкновения с другим судном». А через секунду прогремел взрыв, и шлюп с развороченным бортом пошёл ко дну. К счастью для северян глубина в том месте была невелика, и часть такелажа осталась торчать над водой. На ней и нашла спасение большая часть команды. Результат атаки был довольно скромен (всего пять человек убитыми и несколько раненых), но это было по-настоящему эпохальное событие: впервые в истории военное судно было потоплено подводной лодкой! Хотя северяне этого так и не поняли. Пикеринг доложил начальству, что их атаковал очередной «Давид».

«Ханли» же после своего триумфального похода исчезла без следа. Лишь в 1995 году лодка была обнаружена в 400 м от места крушения своей жертвы. Целая и невредимая. Все восемь членов экипажа так и остались сидеть на своих местах, по, всей видимости, субмарина благополучно пережила атаку, после чего Диксон приказал опуститься на дно, чтобы переждать проход вражеских судов, но затем что-то помешало им всплыть.

Когда закончился кислород, отважные матросы, по своей воле отправившиеся в поход на «странствующем гробу», заснули — и уже не проснулись. Такова одна из версий произошедшего, но что на самом деле погубило подводную лодку конфедератов, остаётся загадкой по сей день.

Журнал: Война и Отечество №1, январь 2022
Рубрика: Морские сражения
Автор: Аглая Собакина




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: война, корабль, Америка, Война и Отечество, США, подлодка, атака


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022