Коррупция во флоте России

Интернет мгновенно разносит новости с «коррупционного фронта» современной России и стран постсоветского пространства. Мол, воруют миллиарды бюджетных денег… И обыватели, внимая новостям, качают головами: «бывали хуже времена, но не было подлей». Оказывается, были! Тащить из кармана государства — вовсе не изобретение современных мздоимцев и казнокрадов. Получается, коррупция некоторых высших чиновников, включая тех, кто в погонах, — перманентное состояние. К такому выводу приходишь, когда знакомишься, к примеру, с фондами военно-морского суда Морского министерства Российской империи. Они хранятся в Военно-морском архиве. Мы рассмотрим случаи времён царствования императоров Александра I и Николая I.

Коррупция во флоте России

Проданный корабль

В феврале 1824 года военно-морской суд Кронштадта в особом присутствии рассмотрел дело младшего штурманского офицера, подпоручика флота Василия Кислаковского. Он ухитрился… продать только что отстроенный фрегат «Елизавета», на котором был в тот момент вахтенным офицером, наивному британскому купцу за 10 золотых червонцев. Немалые деньги по тем временам!
Новейший корабль со всей парусной оснасткой, но ещё не вооружённый пушками, стоял у причала. Пока экипаж не был полностью укомплектован, и вахтенным начальником пришвартованного судна назначили штурманского офицера. Почти все матросы ещё находились в береговом экипаже. Скучающий на безлюдной палубе подпоручик раздумывал, где бы раздобыть денег на покрытие карточного долга. Накануне он крупно проигрался в Офицерском собрании. А по пирсу в это время расхаживал от одного судна к другому озабоченный иностранец. Разговорились… Оказалось, что сэр Роберт Опеншоу срочно должен вывезти на родину купленный в Петербурге товар, а его личное судно дало течь и в ближайшее время в море выйти не может.
Он, сэр Опеншоу, готов выкупить любой корабль, чтобы завтра же отплыть в Бристоль со своей командой и грузом. Иначе сорвётся прибыльная сделка.
— Да купите этот фрегат! — предложил подпоручик. — Видите на мачте Андреевский флаг? Морское министерство заказало судно, да осталось недовольно. Вот даже команды не прислало. Завтра адмирал объявит о его продаже. Спешите, сэр.
Англичанин совершил обход почти пустого корабля и остался доволен. Решили, что сейчас сэр Опеншоу выплатит задаток — десять червонцев золотом, а завтра прибудет на борт со своей командой и оформит в кронштадтском Адмиралтействе судно в собственность, доплатив его полную стоимость. Ударили по рукам. Обрадованный англичанин поспешил к своей команде, а не менее обрадованный штурман — в Офицерское собрание, отдавать долг.
Утром британцы поднялись на борт, подняли флаг торгового флота Британии и начали погрузку… Уже после её завершения пунктуальный англичанин прибыл в кронштадтское Адмиралтейство с вопросом — сколько и кому он должен заплатить за корабль, за который вчера дал задаток? И был очень удивлён ответом…
Александр I утвердил приговор суда в отношении «жулика в эполетах» подпоручика Василия Кислаковского: разжаловать в матросы и отправить служить в Архангельск, с правом выслужить офицерский чин заново. Подсудимый, услышав приговор, только усмехнулся: долг чести он отдал, это самое главное. Остальное неважно!

300 тысяч серебром

Ушлый штурман лишь конвертировал в золото жгучую потребность наивного чужеземца. А вот генерал-майор флота Пётр Ширков ограбил бюджет морского ведомства на рекордную сумму — 300 тысяч серебром наличными. В Зимнем дворце уже царствовал суровый император Николай I, но и он долго думал перед тем, как 27 октября 1826 года утвердить приговор военно-морского суда.
Для охраны побережья Балтийского моря в период Русско-персидской войны Морское министерство сформировало институт морских ополченцев. В их число входило боеспособное население прибрежных городков: рыбаки, моряки малого каботажного флота, судоремонтники. В условиях войны они брали на себя обязанности по охране берега от возможного десанта противника, обеспечение службы наблюдения и связи. Морские ополченцы были сведены в три полка, которые в мирное время состояли только из кадровых офицеров штаба. Но на содержание и обучение ополченцев флота казна регулярно отпускала средства. Вот генерал-майор по Адмиралтейству и был командирован с инспекцией: как ополченцев обучают и снабжают в трёх полках.
Выяснилось, — что средства из морского бюджета регулярно поступают в штабы полков и… пропадают неизвестно куда. Командиры полков, виновные в растратах, предложили генерал-инспектору долю — лишь бы тот закрыл глаза на их лихоимство. Полков было три. Каждый командир принёс ему свою сумму.
Инспектор попался на коррупции по глупости. Он купил богатое имение с землями и своими попойками привлёк внимание начальства — а откуда у его превосходительства столько наличности?
Николай I, который незадолго до того чересчур жёстко покарал декабристов и, возможно, ощущал некий дискомфорт, решил генерала-взяточника строго не наказывать. Он лишь конфисковал приобретённое им имение и уволил мздоимца со службы без пенсии и разрешения носить мундир.
Суровый государь повелел также разжаловать до первого офицерского чина и отправить служить на корабли капитан-лейтенанта Илью Каверина и подпоручика Ивана Харламова. За что? За сущие пустяки, право. Отданные им под команду матросы летом не занимались боевой подготовкой, а работали в имениях помещиков, пока их командиры гостевали у работодателей, коротая время с хозяевами за «рюмкой чая» и карточной игрой. Деньги, заработанные матросами, офицеры клали себе в кошелёк.
Капитан по Адмиралтейству Роман Матросов поплатился чином по решению военно-морского суда в 1838 году, по его мнению, за сущий пустяк. Целое лето отряд матросов работал не на судоремонтной верфи, где чинили их корвет, а строил особняк в имении господина капитана. Так что, как видим, и эта идея далеко не новая. Домовладелец готовился отметить новоселье, а угодил под следствие. В итоге был разжалован в матросы. В архивах не обнаружено свидетельств, касающихся судьбы капитанского дома — оставили недвижимость бывшему офицеру или отобрали в казну.
Неудивительно, что императора Николая Павловича современники считали суровым самодержцем. Когда дело касалось казнокрадства, от его гнева не спасало ничто. Разве что прошлые заслуги могли смягчить наказание. Это подтверждается громогласным делом вице-адмирала Павла Колзакова.

Деньги для инвалидов войны

В 1815 году, вернувшись из Европы после победы над Наполеоном, император Александр I учредил Комитет по попечению инвалидов наполеоновских войн, оставшихся без средств к существованию. Этот комитет так и называли — александровским.
С 1849 года комитет возглавил вице-адмирал Павел Колзаков — ветеран Бородинского сражения и всех войн, которые вела империя с 1798 года по 1835-й. Именно он, под огнём французов, снимал с седла смертельно раненного генерала Петра Багратиона. Вместе с императором брал Париж «и был доверенным лицом цесаревича Константина (родного брата будущего императора Николая I), считавшегося наследником престола до ноября 1825 года.
И вот в январе 1853 года (Россия ещё не начала Крымскую войну, но все понимали, что её не избежать) Петербург был потрясён скандалом. Ревизия установила, что глава комитета вице-адмирал Павел Колзаков и директор канцелярии комитета (исполнительный директор) Александр Политковский увели со счетов организации рекордную сумму — 1 миллион 200 тысяч рублей!
Для петербуржца середины XIX века миллион целковых воспринимался так же, как в начале XXI века осмысливается сумма в квадраллион рублей. Когда итоги ревизии дошли до Николая I, император принялся метаться по своему кабинету, как разъярённый лев. Он жаждал крови казнокрадов! И тут столица была оглушена ещё одной новостью. Директор канцелярии комитета по попечительству раненых, в котором пропала такая сумма, Александр Политковский 1 февраля внезапно скончался в своём доме. Накануне он был здоров и бодр, но, конечно, сильно встревожен. Официальной причиной смерти был назван апоплексический удар. Но родственники покойного намекали, что глава семьи принял яд, дабы избежать позорного суда и оградить тем самым домашних от царской кары. А по городу поползли слухи, что директора канцелярии отравили. Мол, он слишком много знал…

Возвращённая сумма

А что же с вице-адмиралом Колзаковым — главой оскандалившегося комитета? 9 февраля 1853 года Николай I своим указом снял его со всех постов и уволил в отставку. Однако с правом ношения мундира и пенсией. Все же георгиевский кавалер, награждённый золотым оружием за храбрость, многократно доказывавший свою преданность династии… В опале отставной адмирал был вплоть до кончины Николая I.
Новый государь Александр II опального адмирала вернул на службу и даже произвёл в высший военно-морской чин — полного адмирала флота. Но! Только после того, как похищенная сумма была возвращена тайными лицами. Уже после завершения Крымской кампании.
Фонд архивных дел военно-морского суда императорского флота, что хранится в Российском государственном архиве Военно-морского флота, весьма объемен. Работая в нем, волей-неволей задаёшься вопросом: неужели коррупция в России бессмертна?

Журнал: Тайны 20-го века №19, май 2020 года
Рубрика: Тени прошлого
Автор: Александр Смирнов

Метки: Александр I, Александр II, Николай I, эпоха Романовых, государство, Россия, Тайны 20 века, деньги, корабль, флот, коррупция, мошенничество



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —