Маскировка кораблей в Первую мировую войну

Во все времена люди воевали, убивали друг друга. Вплоть до начала XX века они старались экипироваться на войну как можно ярче — во-первых, для того, чтобы напугать противника, а во-вторых, чтобы облегчить манипуляции войсками для командиров. Все изменили такие технические новинки, как скорострельные винтовки, пулемёты и дальнобойные морские орудия. И если пехотинцев можно было замаскировать, одев их в униформу хаки, то как то же самое проделать с большим кораблём?

Маскировка кораблей в Первую мировую войну

Чернобокие, золотые и полосатые

Ещё Гомер в своих бессмертных творениях «Илиада» и «Одиссея» назвал древнегреческие корабли «чернобокими». А все потому, что их корпуса покрывались чёрной смолой. «Мода» смолить деревянные суда держалась очень долго, однако со временем их корпуса стали ещё и раскрашивать. Для этого использовали яркие краски, готовившиеся на основе либо воска (тогда их наносили горячими), либо олифы. В обоих случаях использовались природные красители, поэтому выбор цветов у древних корабелов был довольно ограниченным. У египтян корпуса судов были цветными, а их оконечности — например, носовую в виде головы льва — покрывали позолотой.
Позднее надстройки на кораблях стали раскрашивать ромбами и зубцами. С появлением на судах артиллерии многие из них имели чёрные смолёные борта, но зато фантастически красивые резные украшения на корме. Их не только раскрашивали в разные цвета, но и золотили. Позднее парусники было принято раскрашивать следующим образом: чёрный корпус с белыми (в России и Франции) либо жёлтыми (в Англии и Испании) полосами, обозначающими количество палуб, и чёрными крышками пушечных портов. Это уже издали позволяло быстро определить количество пушек на корабле противника. Этим часто пользовались купеческие суда, рисующие для устрашения пиратов многочисленные пушечные порты на невооруженном борту.
Ну, а броненосцы сначала и вовсе имели чёрные корпуса, белые надстройки и чёрно-жёлтые трубы и мачты, то есть не маскировались никак. Суда, плававшие в тропиках, окрашивали в белый цвет. И лишь при угрозе войны боевые корабли перекрашивались в серый, или «шаровой», цвет. Никакой другой маскировки на них не предусматривалось. Правда, перед знаменитым сражением с японцами на рейде в Чемульпо наш крейсер «Варяг» перекрасили из белого в тёмно-зелёный цвет, чтобы сделать его менее заметным на фоне берега.

Главный новый враг

Форма защитного цвета, введённая в европейских армиях накануне Первой мировой войны, морякам оказалась не нужна. Но тем не менее именно на флоте стали массово применять камуфляж. Причём он на некоторое время оказался по-настоящему эффективным. Возможно, одна из причин этого заключалась в том, что сами моряки никакого камуфляжа до Первой мировой и не применяли. Правда, в ряде стран пытались раскрасить корабли в тон «своего» моря, из-за чего суда были серо-голубыми или тёмно-серыми, но этим все и ограничивалось.
Но тут началась Первая мировая война, когда у кораблей появился очень опасный враг — подводные лодки. Именно они, эти новые субмарины, которых за время войны было построено более шести сотен, потопили около 60 боевых кораблей (преимущественно линкоров и крейсеров). Наибольшего успеха в подводной войне добилась Германия, чьи подлодки вообще чуть было не поставили Британию на грань катастрофы. Немногим меньше пострадали от них и французы.
При этом попытки хотя бы как-то замаскировать корабли были изначально обречены на неудачу, ведь придумать окраску, соответствующую постоянно меняющемуся фону моря и горизонта, невозможно. А дым из труб сделал бы даже самую совершенную маскировку лишённой всякого смысла.

Корабли «надевают» камуфляж

Однако британский офицер и художник-маринист Норман Уилкинсон, служивший в морском патруле, подошёл к вопросу маскировки с другой стороны.
Он подумал, что если нельзя сделать корабль незаметным, то, возможно, получится раскрасить его так, чтобы обмануть глаза подводников.
Ведь тогда при атаке корабля подлодкой цель искали визуально — никаких других средств обнаружения надводной цели ещё не существовало. При этом, обнаружив судно, нужно было его идентифицировать, после чего следовало установить направление и скорость движения. Зачастую времени на долгие наблюдения просто не оставалось, поэтому командир подлодки ориентировался на тип увиденного им судна, его предполагаемый курс и вероятную крейсерскую скорость. На основании этих данных и производилась торпедная атака. Однако при этом было совсем нетрудно ошибиться. Ну а любой промах означал спасение для неприятельского корабля.
И вот Уилкинсон, не пытаясь скрыть сам корабль, предложил раскрашивать его в контрастные цвета, да к тому же ещё и абстрактными фигурами вроде ромбов, ломаных и прямых линий, треугольников и квадратов. Раскраска должна была противоречить здравому смыслу, «разбивать» корпус на неожиданные фрагменты. Её цель — заставлять глаз видеть что угодно, но только не то, что было перед ним на самом деле.
Адмиралтейство взяло идею на вооружение, и новый камуфляж, получивший название dazzle-painting, то есть «ослепляющая окраска», был использован на британском флоте. Теперь немецкий подводник, пытавшийся определить тип и курс цели, не мог не только уверенно классифицировать её, но и нередко даже понять, что перед ним такое, где у этого корабля нос и сколько их вообще! Силуэт дробился и расплывался, соединяясь цветами то с небом, то с морем.
Поначалу дизайнеры морского камуфляжа Эверетт Уорнер и Эдуард Уодсворт подходили к вопросу окраски судов творчески: для каждого корабля она не только была уникальной, но даже отличалась на разных бортах. Однако потом были выработаны стандартные рекомендации, как в максимальной степени «изуродовать» корабль и сделать его совершенно неузнаваемым. Искажающей окраске подвергались также гражданские суда (как пассажирские, так и транспортные). К примеру, пассажирское судно «Мавритания» было покрашено в виде настоящей шахматной доски, но только с квадратами, расположенными по диагонали к линии горизонта.
В России инициатором камуфляжной окраски кораблей стал художник Шпажинский. По его проектам на Чёрном море в мелкопятнистый камуфляж было покрашено несколько подводных лодок. Однако на русском флоте такая окраска не прижилась.

Забытое старое и… открытое новое

С окончанием войны корабельная «живопись» зачахла. Развитие эффективной авиации сделало её бесполезной и даже вредной — раскрашенные корабли были прекрасно заметны с воздуха. А появление сонара и радара поставило на «ослепляющей окраске» крест. Хотя моряки не слишком горевали — их нравам наверняка претил подобный плавучий цирк.
Впрочем, была одна попытка ренессанса — в годы Второй мировой войны. Например, у многих кораблей в носовой части стали рисовать большое белое пятно, изображавшее бурун из пены. Казалось, что такое судно короче, чем оно есть на самом деле, а скорость его хода — больше. Некоторые корабли англо-американского флота щеголяли вызывающе яркими углами и полосами на корпусе — оптика перископов японских субмарин была несовершенной, сложная электроника отсутствовала, и они выпускали торпеды по старинке, на глазок, в результате чего часто промахивались.
Возможно, третье пришествие пятнисто-полосатых кораблей грядёт с развитием stealth-технологий, затрудняющих обнаружение судов радарами. Но коснётся это, скорее всего, только быстроходных катеров и небольших кораблей.

Журнал: Тайны 20-го века №24, июнь 2013 года
Рубрика: Неизвестное об известном
Автор: Вячеслав Шпаковский

Метки: Англия, война, Тайны 20 века, Первая мировая война, корабль, художник, флот, маскировка, Уилкинсон, камуфляж





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —