Чёрный флаг, бочки рома, повязки через глаз — это не про пиратов. Захват, грабёж и убийства — вот что такое пиратство. Опуститься до уровня морского разбойника проще простого, особенно когда кругом война и за порядком следить некому. Вот с чем пришлось столкнуться советским морякам в Красном море на рубеже 80-90-х годов. Особенно отличился «Разведчик» — небольшой корабль, не пасовавший даже перед, в разы, превосходящим противником.

Боевая служба тральщика Разведчик

Морской тральщик «Разведчик» - бой с пиратами

Служба у адских врат

Ещё в годы холодной войны, когда Эфиопия примкнула к социалистическому лагерю, на архипелаге Дахлак (на арабском это значит «Ворота ада») в Персидском заливе появилась советская военно-морская база. Впрочем, «база» — это громко сказано. Причал, док, мастерская, склады горючего да посёлок, где жили семьи служивших на Красном море советских моряков, — вот и вся база.

Служба на Красном море — как заманчиво звучит! Но только для тех, кто ни разу эту самую службу не нёс. Десять месяцев в году в регионе стоит невыносимая жара. 30 градусов в тени (хотя какая, к чёрту, в море тень?) можно считать прохладой. Температура пересолёной воды держится на той же отметке. Спасения ждать неоткуда, ветры и те дуют с пустынь. В таких условиях любая царапина мгновенно превращается в гнойную рану. Пресная вода в строгом лимите. Не очень-то похоже на приятный круиз, не находите? Но советским морякам не привыкать, этих людей измором не возьмёшь. Красноморские бандиты прочувствовали это на собственной шкуре.

Помните старый детский акростих? Каждый охотник желает знать… где проходит грань, отделяющая человека от животного. Видимо, там же, где и грань, разделяющая борца за свободу от заурядного пирата. К началу 1990-х годов затянувшаяся гражданская война в Эфиопии подходила к финалу. Правительство Менгисту Хайле Мариама, которое поддерживал СССР, разваливалось под давлением сепаратистов из Народного фронта освобождения Эритреи (НФОЭ). Боевые действия набирали обороты, регулярным налётам начали подвергаться и советские суда, методы боевиков становились всё нахальнее и в конце концов скатились в банальный разбой — бессмысленный и беспощадный.

Весной 1990 года НФОЭ окончательно выбил эфиопов из Эритреи и последние, недолго думая, бросили оставшиеся корабли в порт Дахлака, фактически под защиту СССР. Прикинув, чем может обернуться реальное вмешательство «красной военной машины» в конфликт, лидеры НФОЭ поспешили объявить, что любое советское судно, замеченное в окрестностях Дахлака, будет уничтожено. Горький опыт ограниченного контингента в Афганистане был ещё слишком свеж в памяти, чтобы рваться на рожон и наводить порядки в чужой войне чужой страны. Но здравый смысл одного полюса не мог пересилить остервенелой бесшабашности другого. Сепаратисты хотели поиграть мускулами на публике и не собирались отказывать себе в этом нехитром удовольствии. Особенно когда противник был в меньшинстве и, по их близорукому мнению, не мог дать сдачи достаточно больно.

К счастью для сепаратистов, Стране Советов было не до их возни. А вот советским морякам, уже служившим на Красном море, взяться за оружие всё-таки пришлось.

Корабль конвоя

Пока большие дяди мерились силами, скромный трудяга «Разведчик» капитана 3-го ранга Виктора Носенко из Черноморского флота примерял на себя новую роль — роль корабля конвоя. В первой же миссии «Разведчик» закрыл собой вверенный танкер «Иман» от разорвавшейся в считанных метрах ракеты, после чего подставлять борт под снаряды окончательно сорвавшихся с поводка сепаратистов стало его работой. Он выходил в конвой дважды в неделю, старался передвигаться в тёмное время суток, чтобы не привлекать лишнего внимания, но это не спасало от бесконечных обстрелов. Обычно дело ограничивалось залпами «Градов» с берега, но 14 мая 1990 года всё пошло не по плану.

В ночь с 13 на 14 мая «Разведчик» должен был защищать дальневосточный танкер «Интернационал». Пожилой капитан немолодого тяжёлого судна с неприкрытым скептицизмом выслушал инструктаж Носенко, после чего на всякий случай благосклонно позволил крошке-конвоиру (при своих 61 м длины и 735 тоннах водоизмещения «Разведчик» был втрое меньше и в 20 раз легче) защитить тихоходный танкер.

Около 3 часов утра конвой вошёл в опасную зону. Как полагалось, объявили боевую тревогу. Едва «Разведчик» встал на позицию, заслонив собой «Интернационал», с берегов раздался грохот «Градов». Испытание само по себе не для слабонервных, но всё обошлось. Спустя час конвой вышел из зоны обстрела. Но как только тревогу сменили боевой готовностью, на радаре возникли четыре яркие точки, вышедшие из-за острова и бросившиеся вдогонку. Катера НФОЭ. Через восемь минут катера подошли к конвою на расстояние менее морской мили и перестроились в «волчью стаю». Тьму прочертили дорожки трассеров.

Эритрейские флибустьеры вышли явно не на морскую прогулку. Они шли убивать.

Один против четырёх

Наверное, сейчас самое время упомянуть, что «Разведчик» не был ни крейсером, ни даже сторожевым кораблём. Он был тральщиком. Расчищал пути прохода дружественных кораблей от разбросанных по Красному морю мин. Из вооружения на нём — две 30-мм кормовые артиллерийские установки АК-230, две зенитные установки 2М-ЗМ калибром 25 мм да пара реактивных бомбомётов для борьбы с подводными лодками. И всей этой «мощи» предстояло помериться силами с четырьмя катерами шведской постройки, наперебой палившими из 106-мм орудий.

На панику времени не было. Носенко передал на эскадру: «Подвёргся нападению, вступил в бой», — после чего посоветовал капитану «Интернационала» поскорее ретироваться. Долго упрашивать не пришлось. С перепугу нагруженный танкер проявил удивительную прыть, разогнавшись почти до 16 узлов вместо 9 заявленных.

Дав полный ход, «Разведчик» открыл огонь из всего, что могло стрелять, кроме бомбомётов. Подключили даже обычно остававшихся в стороне автоматчиков группы боевого противодействия. Несчастный тральщик кидало с борта на борт, вражеские снаряды рвали обшивку, но он продолжал отстреливаться. Грохот и вспышки заполнили всё вокруг, творился сущий ад, но к чести штурманов, те не потеряли самообладания и продолжали прокладывать маршрут отхода. Спустя несколько минут один из «Утёсов» замолчал: стоявшего за ним гидроакустика Игоря Швеца ранило в ногу. Почти сразу затих и второй пулемёт. Заклинило.

В открытой всем врагам визирной колонке судорожно крутился старшина 1-й статьи Александр Невзрачный, стараясь по ополоумевшим траекториям трассеров вычислить хоть одну цель. Наконец ему это удалось. Одна прицельная очередь — и головной катер «стаи» подорвался и скрылся в волнах, после чего его товарищи, такие смелые секунду назад, пустились в позорное бегство.

В 4 часа 56 минут утра всё закончилось. Маленький, но гордый корабль конвоя не только сберёг подопечный танкер, вызвав огонь на себя, но и вышел из пекла без потерь. Если не считать потерями раненного в ногу Швеца да зашибленного свалившимся на голову чайником замполита. Бой с эритрейскими пиратами длился всего восемь минут, но за это время «Разведчик» успел израсходовать четыре с половиной из шести тонн имевшихся боеприпасов, за что ещё в разгар сражения ухитрился получить по шапке. Впрочем, у, возвращению тральщика на базу командование оперативной эскадры успело одуматься. Черноморцев встречали как героев и не поскупились на награды — 17 членов экипажа были приставлены к орденам и медалям. Уже на берегу они узнали, что программа «Время» успела сообщить об инциденте с «Интернационалом». Только о «Разведчике» не было сказано ни слова.

Дембельский аккорд

Не прошло и недели, как наш бедовый тральщик снова попал «в новый замес». 27 мая ему была поставлена задача переправить из порта Адена на санитарный корабль «Енисей» 70 уволенных в запас моряков. Маршрут обещал быть не из лёгких, поэтому на поддержку «Разведчика» вышел артиллерийский катер АК-213 капитан-лейтенанта Николая Белого.

Во время перехода конвой взяли в клещи. И снова та же подлая тактика, и снова налёт превосходящими силами. Навстречу АК и тральщику вышли четыре потрёпанных, но опасных западногерманских «Ягуара» и потребовали немедленно сдаться в плен. Разумеется, советские моряки и мысли такой не допускали, но с почти уже мирными пассажирами на борту особо не повоюешь. После короткого совещания было решено прорываться. Катеру каким-то чудом это удалось, хоть его корма почти физически подгорала от коллективной ненависти преследователей. Эритреицы слезать с хвоста не собирались, так что капитан Белый решился пойти на рискованный приём — сбросить глубинную бомбу, чтобы отвлечь противника. Выстрелит или нет — предугадать было невозможно. Но выстрелило! Да как! Один из «Ягуаров» попал прямо в пузырь подводного взрыва. Его подбросило в воздух и опрокинуло. Секунды — и он скрылся в волнах. Бандиты бросились наутёк, а ошалевших от такого прощального круиза дембелей благополучно доставили на «Енисей».

Правда, на обратном пути АК-213 уже поджидали успевшие просушить штанишки эритреицы, но на сей раз катер принял бой. Прицельным артогнём советские моряки отправили на дно ещё один «Ягуар» и вышли победителями. На самом АК не осталось даже царапины.

Сигнал «Барракуда»

Жаркие деньки на Красном море подходили к концу. В августе того же года бравый тральщик «Разведчик», успевший выполнить 29 проводок за тралом и конвоирование 52 судов, больше десятка раз подставлявший свои борта под реактивный огонь противника, вернулся в родное Чёрное море. Но ненадолго. В октябре 1991 года под началом нового капитана тральщик принял нелёгкое бремя охраны полутора сотен рыболовецких судов в Южной Атлантике. К счастью, от реальной опасности траулеры приходилось защищать нечасто. Обычно они дёргали несчастного «Разведчика» по всяким пустяковым делам, вроде распутывания намотавшихся на винт сетей — штатных водолазов у рыболовов не было. Но и в долгу промысловый люд не оставался: делился с экипажем тральщика уловом или «контрабандными» фруктами.

Но 3 ноября траулеры «Домодедово» и «Ачинск» передали «Барракуду». А значит, дело плохо. Этот сигнал посылают только в случае нападения пиратов или визита других незваных гостей. Впрочем, тогда рыбаки сами были не без вины: забрели вплотную к марокканским территориальным водам, где и были застуканы с развёрнутыми сетями тремя сторожевыми катерами. А за это грозил арест с конфискацией кораблей и улова и самый натуральный плен с казематами, деклассированием и выкупом, сопоставимым с аппетитами нынешних террористов. Словом, нерадивых рыбаков надо было выручать, и капитан 3-го ранга Игорь Текунов тут же бросил свой «Разведчик» на помощь.

Своих не бросаем!

Тральщик мчался на всех оборотах. Пойманные на горячем траулеры находились в 12 милях от него, но оказалось, что в указанном квадрате никого нет. Капитаны, чтобы прикрыть перед начальством свои проштрафившиеся тылы, специально назвали координаты с погрешностью в целый градус — подальше от прибрежных вод. В итоге нагнать рыбаков удалось только через три часа. К тому моменту их уже успели прочно взять в тиски и качественно деморализовать.

Понимая, чем всё может закончиться, капитан Текунов принял смелое решение: попытаться манёврами отогнать марокканские катера; если же это не поможет — высадить на один из траулеров абордажную команду для вооружённого сопротивления. Но, по-видимому, одних только отчаянных виражей «Разведчика» хватило, чтобы не на шутку озадачить марокканцев. Лавируя почти впритирку, тральщик отогнал один из катеров и, как пастушеская овчарка, начал отводить своих неповоротливых подопечных подальше в океан, прикрыв их собой с правого борта и попутно «огрызаясь» на агрессоров. Центральный командный пункт ВМФ СССР, с которым капитан поддерживал связь, рекомендовал соблюдать спокойствие, не поддаваться на провокации, чему «Разведчик» старался следовать изо всех сил.

Марокканцы быстро вышли из ступора и, взяв сумасшедший тральщик в перекрестье всех орудий, начали последний отсчёт. Его пришлось повторить много, много раз…

Капитан тральщика непрерывно вёл переговоры с головным катером марокканцев. Пока «ограбленные и обездоленные» хозяева давно оставшейся позади акватории демонстрировали, как ловко им удаётся считать задом наперёд, и угрожали подкреплением, Текунов требовал прекратить пиратские действия. Общего языка они так и не нашли. Подкрепление, кстати, действительно прибыло. На подмогу сторожевикам примчался ещё один корабль и военный самолёт, только это было лишнее. Возможностей самих трёх катеров с лихвой хватало, чтобы разнести «Разведчик» в щепки.

Всё это время абордажная команда деловито готовилась к худшему. В смысле, к своему выходу. Так продолжалось уже восьмой час, когда марокканские суда внезапно резко раз», вернулись и отправились восвояси. За всё время противостояния не раздалось ни единого выстрела, если не считать хлопков натянутых до-предела нервов. Отстояли. Но служить храброму советскому тральщику оставалось недолго. В декабре 1991 года все военные суда отозвали на базы. СССР перестал существовать. После затяжного и болезненного раздела Черноморского флота «Разведчик» перешёл в ведомство ВМС Украины и получил новое имя — «Черкассы». И хотя его команду расформировали, а с перекрашенного в серый цвет борта исчезла знаменитая звезда за уничтоженный в Красном море вражеский катер, прошлого не отменить. Он до последних дней оставался всё тем же кораблём конвоя, грозой пиратов.

Тральщик проекта 266-М

Советские тральщики, состоявшие на вооружении ВМС нескольких стран. Головной корабль вошёл в состав ВМФ СССР в 1963 году, до 1971 года было построено 40 кораблей этого проекта, а всего было построено 52, корабля. В середине 1990-х тральщики постепенно вышли из состава ВМФ России.

Тральщик мог обнаруживать и уничтожать мины, расположенные на глубине от 25 до 150 метров. Для поиска он был оснащён гидроакустической станцией «Лань», а также несколькими тралами: электромагнитным, широкополосным, акустическим и контактным. От кораблей он защищался двумя автоматами АК-230М калибром 30 мм, против авиации он мог выпустить до 16 зенитных ракет 9М36 из ЗРК «Стрела-3». Для противолодочной обороны на корабле размещались две реактивные бомбометные установки Рбу-1200.

Морской тральщик «Разведчик» был заложен в 1975 г. На Средне-Невском ССЗ в Ленинграде (зав. №950), 10.06.1977 г. Вступил в строй и вошёл в состав Черноморского флота. Корабль неоднократно участвовал в боевых службах в Персидском заливе, Красном море, Атлантике. Так, за период январь-август 1990 года МТЩ «Разведчик» неоднократно выполнял траление миноопасных районов Красного моря. Осуществил 29 проводок за тралами и конвоирование гражданских судов в Красном море, всего провёл 52 судна. Из них 11 конвоев проводились под обстрелом реактивных снарядов.

Торпедные катера типа «Ягуар»

Проект западногерманских торпедных катеров, созданный в 1950-х годах. Разработан на базе немецкого торпедного катера времён Второй мировой войны. Находился на вооружении ВМФ ФРГ с 1958 по 1976 год. Всего было построено около 20 катеров. Впоследствии часть из них была продана в Турцию в 1970-х годах. Данный катер послужил основой при разработке ракетного катера типа «Саар 2».

Артиллерийское вооружение — 2×40-мм универсальные артустановки Bofors L60, минно-торпедное вооружение 4×533-мм торпедных аппарата.

Журнал: Война и Отечество №1, январь 2021 года
Рубрика: Неизвестные конфликты XX века
Автор: Игнат Волхов




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, корабль, Африка, Война и Отечество, море, Красное море, бой, тральщик, Эфиопия, Холодная война, Марокко, БНД, рэкет


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-2022