Морской тральщик Разведчик: Бой в Красном море

В 1979 году на киноэкраны СССР вышел фильм, который за кратчайшее время стал самым настоящим советским блокбастером. Это были «Пираты XX века» режиссёра Бориса Дурова. Одним из 90 миллионов зрителей, посмотревших эту картину, оказался молодой флотский лейтенант Виктор Носенко. 11 лет спустя, уже будучи капитаном 3 ранга, Носенко скажет: «Киношные пираты — это просто дети в сравнении с настоящими морскими бандитами!…». Скажет это Носенко по праву. Как человек, лично имевший дело с самыми настоящими пиратами XX века.

Фото: бой тральщика Разведчик, интересные факты

Нападение? Что за чушь?

Шёл 1990 год — последний год существования Советского Союза, о чем, разумеется, никто из советских граждан тогда и не подозревал. Стране продолжала жить и в меру возможностей блюсти свои внешнеполитические интересы. А потому, когда в далёкой Эфиопии разразилась очередная гражданская война, это вызвано быструю ответную реакцию. В Красное море направились несколько боевых кораблей советского ВМФ, призванных оградить следующие мимо Эфиопии суда Минморфлота СССР от посягательств со стороны эфиопских сепаратистов-эритрейцев. Из Севастополя с этой целью был отправлен морской тральщик «Разведчик» под командованием капитана 3 ранга Носенко.
По прибытии в назначенную точку черноморцам «нарезали» для патрулирования район наиболее вероятной активности сепаратистов — десятимильную зону в районе острова Шума. Накануне с острова уже пытались обстреливать реактивными снарядами проходящие мимо сухогрузы, поэтому на тральщике сразу был введён режим предельной готовности.
Вскоре Носенко получил извещение, что ему предстоит конвоировать мимо Шумы дальневосточный танкер «Интернационал». Поскольку танкер шёл с цистернами, под пробку залитыми нефтью, решено было для пущей безопасности пересекать опасный район ночью. Пожилой капитан «Интернационала» отнёсся к инструкциям военных весьма скептически: «Нападение? В сутках пути от Суэцкого канала? Что за чушь?». В результате в море 13 мая танкер отправился без соблюдения средств светомаскировки, по образному выражению одного из моряков, «сверкая, как новогодняя ёлка». Разумеется, на Шуме не могли не заметить большое и хорошо освещённое судно…

Один против четырёх

14 мая в 3 часа ночи темноту над островом разорвали вспышки, и к «Интернационалу» устремились огненные хвосты ракет. «Разведчик» тут же дал полный ход и прикрыл танкер дымовой завесой. Это помогло — обстрел прекратился. Ни одного попадания танкер не получил, но, здорово перепуганный, наконец-то затемнился. Прошёл ещё час, и, когда всем стало казаться, что всё обошлось, на «Разведчике» снова грянули колокола громкого боя. Боевая тревога! На экране радиолокатора чётко высветились четыре быстроходные цели выскользнувшие из-за Шумы и бросившиеся вдогонку конвою. Через девять минут эритрейские катера вышли на дистанцию огня — ночь вспороли трассеры пулемётных очередей. Носенко тут же дал сигнал на танкер: «Отрывайтесь полным ходом», после чего в эфир ушло извещение о нападении на советские корабли. Ответ командования командира «Разведчика» здорово обескуражил: «Не поддаваться на провокации. Прикрыть танкер бортом. Огонь не открывать». Тем временем сблизившаяся на расстояние 100 м и перестроившаяся в строй фронта эритрейская «волчья стая» открыла стрельбу из безоткатных орудий. Под кормой «Интернационала» вырос первый столб разрыва. Если хотя бы один снаряд поразит цистерны с нефтью — танкер мгновенно превратится в громадный крематорий… В этой критической ситуации капитан 3 ранга Виктор Носенко взял всю ответственность на себя.
Последовала команда: «Дать радио: «Вступаю в бой». БЧ-2, огонь!» — и маленький тральщик сразу ощетинился залпами.

8 минут в огне

Дальше началось нечто фантасмагорическое. Четыре катера, как стая хищных акул прорваться к уходящему танкеру, но всякий раз между ними и жертвой возникал «Разведчик». Несмотря на то, что к артиллерийским автоматам и пулемётам тральщика присоединились «Калашниковы» палубной команды, превосходство противника в вооружении было почти тройным. Чтобы избежать накрытия, Носенко бросал «Разведчик» на полном ходу то влево, то вправо. Вода за бортом кипела от разрывов, а корпус корабля постоянно содрогался от собственных залпов или попаданий чужих снарядов. Тральщик спасали две вещи: ювелирное маневрирование командира и то, что рассчитанные на поражение брони снаряды эритрейцев пронзали тонкие борта «Разведчика», просто не успевая взрываться!…
Как и почти в каждом бою, бок о бок тут оказались и герои, и трусы. Несмотря на грохот выстрелов, штурман старший лейтенант Сергей Желнин продолжал спокойно и пунктуально рассчитывать курс корабля. Механик капитан-лейтенант Сергей Херсонец выжимал из машин тральщика всё возможное — во время боя «Разведчик» развил скорость больше, чем на государственных испытаниях сразу после постройки!…
Прямым попаданием 106-мм снаряда распотрошило трубу. Осколками того же снаряда срезало старшину Игоря Швеца. Командир приказал двум офицерам подменить раненого у пулемёта, но те наотрез отказались, сославшись на отсутствие касок и бронежилетов. Новое попадание — вышла из строя штатная система наведения орудий… Танкер уже скрылся в темноте, но враг продолжал наседать. Головной катер эритрейцев рванулся под самый борт «Разведчика», явно намереваясь расстрелять тральщик в упор. И тут произошло неожиданное. Комендор кормовой зенитной установки старшина Александр Невзрачный успел переключить систему наведения в аварийный ручной режим и нажать гашетку. Длинная очередь увесистых 30-мм снарядов с 15 метров просто разрезала катер пополам. Минуту спустя радиометрист подтвердил — остались только три цели, да и те поспешно возвращались к Шуме. Враг бежал. Это была победа. Вытирая пот со лба, Носенко поинтересовался у штурмана, сколько длился бой? И испытал шок от сообщения, что «танец смерти» тральщика продолжался всего 8 минут. Фельдшер Михаил Перевертайло как раз перевязывал тяжело раненного Швеца, а в трюме аварийная партия заглушала полученные пробоины, когда радист принял новую радиограмму командования. По иронии судьбы, она гласила: «В бой нив коем случае не вступать. Срочно доложите обстановку».

После боя

По окончании боя началась не менее горячая, чем схватка с пиратами, пора авральной подготовки отчётов и отправки телеграмм. Капитана 3 ранга Носенко на связь вызвал посол СССР в Эфиопии, то и дело посылало уточняющие запросы флотское командование. Многие сослуживцы, отдавая должное смелости Носенко и его экипажа, с сочувствием предупреждали капитана о возможных неприятных последствиях минувшего боя — ведь огонь по пиратам «Разведчик» открыл без разрешения командования, лишь по личной инициативе командира корабля. Но проведённое расследование ЧП у острова Шума всё расставило по своим местам. Командир тральщика был представлен к награждению орденом Красной Звезды, механик — к ордену «За службу Родине в Вооружённых Силах СССР». Многие члены экипажа «Разведчика» заслуженно получили медаль «За отвагу».
В 1991 году на торжественном собрании, посвящённом Дню Советской армии и ВМФ, командующий Черноморским флотом адмирал Михаил Хронопуло вручил новому командиру корабля капитан-лейтенанту Игорю Текунову Вымпел Министра обороны СССР: «Экипажу морского тральщика «Разведчик» за мужество и воинскую доблесть, проявленные на учениях и в морских походах». Капитан 3 ранга Виктор Носенко к тому времени учился в Военно-морской академии, будучи зачисленным туда приказом Главнокомандующего ВМФ без экзаменов.

Журнал: Тайны 20-го века №51, декабрь 2007 года
Рубрика: Неизвестная война
Автор: Андрей Союстов

Метки: Екатерина I, СССР, Тайны 20 века, корабль, Красное море, бой, тральщик, артиллерия, Эфиопия, конвой, танкер



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —