По следам «Горха Фока»

Порой судьба человека бывает столь непредсказуемой и удивительной, что, узнав про неё, люди восклицают: «Фантастика!». Не уступают в этом людям и корабли — недаром моряки считают их отчасти живыми существами…

Фото: барк Горх Фок, интересные факты

Сверхсекретный парусник

С чего началась эта история? С того, что подписанный в конце Первой мировой войны Версальский мир лишил Германию права иметь сильный военно-морской флот. Униженная, но не побеждённая страна, «корчась в разрухе и инфляции», жила мечтой о реванше. В том числе и о реванше морском. После десятков сверхсекретных совещаний германские адмиралы решили начать этот реванш с постройки… парусника. 3 мая 1933 года с верфи предприятия «Блом и Фосс» в Гамбурге был спущен на воду красавец, трёхмачтовый барк, названный в честь известного писателя-мариниста «Горх Фок». Длина судна составляла 82,1 м, ширина 12 м, осадка 5,2 м. Водоизмещение —1510 т. Высота грот-мачты — 41,3 м.
«Горх Фок» не был ни самым большим парусником мира, ни самым быстрым.
Зато он был самым таинственным! Дело в том, что, официально предназначенный для подготовки моряков гражданского флота, на самом деле барк должен был готовить военно-морских кадетов. А поскольку Версальский мир накладывал ограничения на почти все аспекты строительства германских ВМС, о подлинном назначении «Горха Фока» никто объявлять не торопился. Более того, в своё первое учебное плавание барк отправился с кадетами, переодетыми от греха подальше в цивильную одежду…

Плавучие «парты» рейха

16 марта 1935 года Гитлер, к радости всех немцев, наконец-то объявил об одностороннем отказе Германии соблюдать унизительные статьи Версальского мирного договора. На улицах Берлина и Мюнхена восторженные толпы горожан бросали в небо шляпы и скандировали: «Хох! Хох! Хох!». В коридорах германских военно-морских штабов бойко засновали офицеры с проектами создания циклопического флота из линкоров и крейсеров. Но, кроме стали и железа, для создания этой плавучей армады требовались люди, люди и ещё раз люди. Знающие и умелые. А потому та же «Блом и Фосс» поспешно заложила по образцу «Горха Фока» сразу целую серию плавучих парусных «парт»: «Хорст Вессель», «Мирцея», «Херберт Норкус» и «Альбер Лео Шлагетер». «Херберт Норкус» так и не достроили, «Мирцея» ушла в Румынию, а вот прочие трёхмачтовики к концу 1938 года успешно вступили в строй и были зачислены в состав военно-морского флота Третьего рейха — Кригсмарине.

«Штормов не избегать!»

Надо отдать должное этим кораблям — трудились они не за страх, а за совесть, успев за короткое предвоенное время обойти почти все моря и океаны Земли. Капитаны парусников имели официальный приказ главнокомандующего Кригсмарине адмирала Редера: «Штормов не избегать! Будущие военные моряки должны научиться ничего не бояться!». И барки от штормов не отворачивали, упрямо продираясь сквозь них под зарифленными парусами. Ураганный ветер срывал со снастей матросов и швырял их за борт, обрекая на смерть в океане. Зато кадеты, прошедшие сквозь подобную «школу выживания», по мнению Редера, превращались в образцовых офицеров…
Однажды чуть не погиб весь экипаж «Хорста Весселя», когда в центре Атлантики бурей барку снесло все три мачты. Неуправляемое судно неделю носило по волнам, пока к нему на помощь не пришли испанские спасатели. Но и это не покУолебало Редера в его убеждениях, которые он афористично выразил так: «В море немецкий военный моряк должен бояться только одного — собственного начальства».

Новые времена — новые владельцы

Естественно, с началом в 1939 году Второй мировой войны немецкие учебные барки оказались на приколе. В лучшем случае их использовали как плавказармы. Может, это оказалось и к лучшему — суда избежали попаданий бомб и торпед. После войны судьбы парусников сложились на удивление разнообразно. Недостроенный «Норкус» достался в качестве трофея англичанам. И те не придумали ничего лучшего, чем завалить его кучей мусора и утопить. «Хорст Вессель» и «Альберт Лео Шлагетер» угодили к американцам. Те придирчиво исследовали состояние судов и определили, что первый барк находится в превосходном состоянии, а вот набор второго страшно разболтан. После выяснения данного обстоятельства последовало соломоново решение: «Вессель» переименовать в «Игл» и поставить на баланс военно-морского флота, а «Шлагетер» кому-нибудь побыстрее продать. Через несколько лет «Игл» приписали к Академии береговой охраны, где барк и обретается до сих пор. А бедовый «Альберт Лео Шлагетер» в 1948 году все ж таки продали бразильцам. Те гордо переименовали барк в «Гуанабару» и только потом разобрались, какую рухлядь приобрели.
Попытки сбыть кому-нибудь «Гуанабару» безуспешно продолжались вплоть до 1962 года, после чего барк-развалюху наконец-то продали ВМС Португалии. Потомки Диаша и Да Гамы подошли к делу основательно, устроив паруснику капитальный ремонт, фактически разобрав судно до заклёпки, а потом собрав всю конструкцию заново. По окончании этого действа барк получил название «Сагрес».
Ну, спросите вы, а как же самый первый барк — «Горх Фок»? Что же случилось с ним? В конце войны немцы затопили барк у балтийского порта Штральзунд. Правда, это не помешало СССР получить «утопленника» в качестве возмещения за потерянный во время войны на Чёрном море знаменитый четырёхмачтовый барк «Товарищ». В 1948 году «Горх Фок» аккуратненько подняли со дна и отвели в Висмар, а оттуда в Лиепаю. Отремонтированное судно, естественно, получило название «Товарищ-И». С1951 и до начала 90-х годов «Товарищ-Н», перешедший с Балтики на Чёрное море и приписанный к Херсонскому мореходному училищу, прошёл тысячи морских миль, снялся в фильме «Алые паруса», выигрывал в международных парусных регатах. Самое удивительное, что в этих гонках «Товарищ-И» встретился со своим братом-близнецом.

В погоне за тенью

Когда образовалась ФРГ, германское военно-морское командование сообразило, что по милости стран-победительниц осталось без учебных парусников. Выход был найден довольно оригинальный. 23 августа 1958 года по чуть изменённым чертежам барка «Горх Фок» был построен и спущен на воду новый германский барк. В пику СССР завладевшему «Горхом Фоком», новый барк назвали «Горх Фок-II». По странному стечению обстоятельств, уже ходивший под советским флагом «Горх Фок» — «Товарищ-II» и его улучшенная копия под немецким флагом «Горх Фок-II» дважды участвовали в одних и тех же международных регатах. Дважды старый парусник и его новая копия неслись борт о борт сквозь штормы. Позже капитан немецкого судна сказал корреспондентам: «Нам казалось, что мы гонимся за собственной тенью». И для советской стороны, и для немецкой выигрыш в этих гонках являлся делом принципа. Угадайте, кто оба раза с блеском выиграл регату? Советский барк!

Конец одиссеи

А потом грянул развал СССР В начале 90-х при разделе Черноморского флота изрядно состарившийся барк отошёл к Украине. Несмотря на возможность ремонта на Херсонском судоремонтном заводе, Киев направил судно для ремонта в Великобританию. Там «Товарищ-II» в 1995 году был законсервирован по причине недостатка средств. Уже всерьёз ставился вопрос о списании судна в лом, когда парусник внезапно был приобретён ФРГ и в 1999 году отбуксирован в Вильгельмсхафен, где наконец-то удостоился капитального ремонта. Барку вернули первоначальное название «Горх Фок», а в 2003 году разместили в качестве плавучего музея в доках Штральзунда. По странной иронии судьбы, до Второй мировой именно Штральзунд и являлся портом приписки судна. Так закончилась семидесятилетняя одиссея этого удивительного корабля.

Журнал: Тайны 20-го века №47, ноябрь 2007 года
Рубрика: Морские истории
Автор: Андрей Союстов





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —