Советский Союз всегда рассматривал Мировой океан как арену глобального противостояния двух систем и стремился занимать на ней твёрдую позицию. Поэтому много внимания и соответственно средств уделялось для развития Военно-морских сил. к. При этом, начиная с 1960-х годов главная ставка делалась на атомный подводный флот. И на этом поприще СССР преуспел, по крайней мере, в количественном отношении, разделяя первые места со своим главным конкурентом — США. По качественным показателям (главным образом в части скрытности ПЛ) дела обстояли несколько хуже.

Почему погибла лучшая советская подлодка К-278 Комсомолец?

Фото: подлодка К-278 Комсомолец — истинные причины гибели

Впереди планеты всей… по аварийности

Морская служба — дело непростое, особенно под водой. Чрезвычайно сложная техника да и сам океан ошибок не прощают. Это в равной степени относится ко всем флотам любой державы. Происшествия с ПЛ случаются на флотах всех стран. Но вот что говорит статистика. В период с 1945 по 2019 год было зафиксировано 186 аварий ПЛ, принадлежащих 16 государствам. При этом 109 происшествий (58%) приходится на советский (ныне российский) флот.

17 ПЛ, в том числе 7 атомных, советский ВМФ лишился навсегда. Трудно отнести такие результаты к разряду случайностей. Море для всех одно, значит, вероятно, вступает в силу субъективный фактор. Проявляться он может как в ошибках при проектировании и постройке кораблей, так и при их эксплуатации. В последнем случае причиной аварий порой становится недостаточный уровень подготовки экипажей ПЛ. Попавшие на флот не по призванию, а по призыву, имеющие к тому же невысокий общеобразовательный уровень моряки оказываются не в состоянии или не успевают осваивать сложнейшую технику, обслуживать которую им предстоит. К этому добавляется и то, что зачастую занятия по материальной части подменяются политинформациями или работами вне корабля, типа уборки территорий базы и т.п. У офицеров на корабле свои проблемы. Серьёзные знания, полученные в своё время в училищах, на курсах повышения и в академиях, растворяются в море бюрократической писанины, не оставляющей времени на изучение непрерывно обновляющейся техники, обучение подчинённых. А ведь от всего этого напрямую зависит безопасность корабля и его экипажа. Вот пример из трагической истории АПЛ «Комсомолец». Когда, покидая гибнущий корабль, моряки должны были воспользоваться спасательными плотами, оказалось, что никто из них, включая офицеров, не знает, как это сделать. Позже один из оставшихся в живых офицеров этой АПЛ на вопрос комиссии по расследованию причин катастрофы: «Занимались ли сбрасыванием плотов в повседневной жизни за последние 5 лет?» — ответил: «Никогда. Мы на флоте занимаемся писаниной бумаг, а не отработкой борьбы за живучесть. Никто никогда не отдавал аварийные плоты. Выход через торпедный аппарат тоже не отрабатывался. Как открывать авиационные (сбрасываемые самолётом) плоты, не знаем. Их я никогда не видел». И таких примеров, к сожалению, множество.

Корабельные офицеры пишут в штабы, те, в свою очередь, тоже пишут. Над каждым штабом, будь то штаб бригады, дивизии или флотилии подводных лодок, есть следующий по иерархии штаб, вплоть до Главного штаба ВМФ. Горы бумаг оставляют мало времени для дел, которых много: надо думать о пополнении флота, разрабатывать стратегию, планировать учебные, а порой и боевые походы, решать вопросы обустройства баз, их снабжения и быта. Не только в кабинетах проходит служба штабных — периодически выезжают они на флот, иногда и выходят в море. В случаях ЧП им предстоит найти (или назначить) виновника. И делать это надо по закону и по совести. Это непросто и не всегда удаётся. Бывает, когда, выгораживая истинных виновников (порой себя самих), перекладывают вину на нижестоящих (хуже всего — на погибших), а то и просто списывают всё на роковое стечение обстоятельств или непреодолимые силы природы. Приведём пример.

В 1983 году АПЛ К-429 проходила плановый ремонт на судоремонтном заводе, расположенном на Камчатке и принадлежащем ВМФ. Штаб соединения неожиданно решил форсировать завершение ремонта и немедленно отправить АПЛ в автономку, несмотря на рапорты её командира о явной технической неготовности корабля и о том, что большая часть экипажа лодки находится в отпуске. К его доводам не прислушались, предложив в случае несогласия снимать погоны и «партбилет на стол». 24 июня К-429 с наспех собранным с других кораблей экипажем вышла в рейс и в тот же день при первом погружении затонула на глубине 39 м (предельная глубина АПЛ этого типа — 300 м). Позже выяснилось, что причиной аварии стала ошибка заводских электромонтажников, которая вкупе с неподготовленностью сборного экипажа стоила жизни 16 морякам. Суд счёл (скорее, назначил) виновником трагедии командира корабля (несмотря на его рапорты о неготовности лодки и героическое поведение при спасении экипажа с затонувшей ПЛ), приговорив к длительному сроку заключения.

ВМФ и промышленность — кто виноват в гибели «Комсомольца»?

Ещё одного кандидата на роль «козла отпущения» при разборе аварий ПЛ адмиралы нередко искали в лице промышленности. Любые огрехи в конструкции и технологии, как действительные, так и мнимые, сразу назывались основной причиной аварии. При этом старались умалчивать о нарушениях (порой вопиющих) правил эксплуатации, на которых нелицеприятно для моряков делала акцент промышленность. Шла очень острая (и не всегда честная) подко — верная борьба ведомств. Имела место таковая и в деятельности комиссии по установлению причин гибели АПЛ «Комсомолец», произошедшей в Норвежском море 7 апреля 1989 года.

Эта АПЛ была единственным в мире боевым подводным кораблём/имеющим рабочую глубину погружения 1000 метров и способным использовать с этой глубины своё оружие — ракетно-торпедный комплекс. Корпус лодки отличался особой прочностью. Привычной рубки не было. Её заменила всплывающая спасательная камера, рассчитанная на размещение всего экипажа. Водонепроницаемыми переборками корпус АПЛ был разделён на 7 отсеков. 28 февраля 1989 года «Комсомолец», уже успешно прослуживший 5 лет и даже успевший стать мировым рекордсменом по глубине погружения, вышел в свой очередной, оказавшийся для него последним поход.

Помимо экипажа в 57 человек на борту лодки находилось ещё 7 представителей штабов и прикомандированных офицеров. Экипаж, который повёл «Комсомолец» в этот поход, был «вторым» (т.е. резервным), а для его командира капитана I ранга Ванина это был первый самостоятельный поход.

Первые 38 суток поход протекал нормально. Но утром 7 апреля, когда лодка на глубине 380 м возвращалась к родным берегам, в 7-м (кормовом) отсеке вспыхнул пожар. Попытка потушить его с помощью штатной противопожарной системы не дала результатов.

Пожар разрастался, чему способствовало активное горение сублимированных с помощью спирта хлебопродуктов, сверхштатный запас которых (из-за увеличенного личного состава) разместили в 7-м отсеке. Поскольку в зоне пожара оказались гидронасосы системы регулирования главной паровой турбины, последняя остановилась. АПЛ потеряла ход. Теперь всплытие стало возможным только за счёт продувки цистерн главного балласта, что и было сделано. Лодка оказалась на поверхности штормового моря.

Но одна из кормовых балластных цистерн не продулась. Трубопровод, подводящий к ней воздух высокого давления (ВВД), проходит через аварийный отсек, где температура достигла уже сотен градусов. В результате герметичность трубопровода нарушилась, и ВВД пошёл в горящий отсек, ещё более раздувая пламя. Через прогоревшие сальники в кормовой отсек поступает забортная вода, в результате возникает и постепенно увеличивается дифферент (наклон) на корму. Затем срабатывает аварийная защита и заглушает атомный реактор. Возникает дефицит электроэнергии. 2 часа потребовалось, чтобы запустить стоявший годами без движения дизель-генератор (предусмотренное для его аварийного пуска время — 10 минут). Это, а также другие просчёты в борьбе за живучесть лодки усугубляли и без того тяжелейшую ситуацию.

Итог известен: когда надежда на спасение АПЛ иссякла, была подана команда экипажу подготовиться к эвакуации. Но покинуть лодку можно было только в штормовое море. Никаких судов поблизости не было. Прилетевший самолёт неудачно сбросил спасательные плотики — слишком далеко от лодки, так что ими никто не воспользовался. О том, что использовать собственные многоместные спасательные плоты подводники не сумели, мы уже упоминали. Точно так же не смогли они применить по назначению всплывающую камеру, а о наличии в первом отсеке спасательной лодки, похоже, просто не вспомнили.

Через 6 часов после начала аварии АПЛ почти вертикально вниз кормой ушла под воду. Большинство моряков оказались в воде без спасательных средств. В условиях Заполярья в апреле человек не может продержаться в воде более 20 минут. Когда минут через 40 к месту трагедии подошла плавбаза «Алексей Хлобыстов», на её борт удалось поднять лишь 30 человек, 8 из которых умерли уже в госпитале. Всего же число жертв катастрофы достигло 42. Советский ВМФ потерял уникальный корабль.

В правительственную комиссию по установлению причин катастрофы, возглавляемую Олегом Баклановым, куратором ВПК, будущим членом ГКЧП (август 1991), вошли представители ВМФ и промышленности. Были рассмотрены уцелевшие корабельные документы, в т. ч. вахтенные журналы, заполняемые в ходе аварии, а также опрошены все выжившие моряки (22 человека). Комиссия не пришла к единому мнению о причинах трагедии — каждый «тянул одеяло на себя» моряки искали недостатки в технике, промышленность указывала на ошибки личного состава в результате его недостаточной подготовленности. Камнем преткновения стал вопрос о первопричине катастрофы и пожаре.

Предлагались самые различные версии его возникновения. Однако, как убедительно доказывали представители промышленности, не могло быть объёмного пожара такой интенсивности, если бы в 7-м отсеке был нормальный состав воздуха. Но, к сожалении этого не было. Комиссия установила, что в самом начале похода в 7-м отсеке вышел из строя прибор — указатель содержания кислорода. В подобных случаях полагается выполнять контроль атмосферы отсеков вручную с помощью переносного прибора. Но это не делалось, в то же время клапан подачи кислорода в отсек был открыт полностью, что по расчётам должно было повысить содержание кислорода в отсеке до 27% (при норме 20%), а избыток кислорода радикально увеличивает пожароопасность. К этому надо добавить не предусмотренное нормативами размещение в отсеке горючих продуктов, а также попадание в него воздуха высокого давления (ВВД).

Помимо прочего, трагедия «Комсомольца» показала, что, оказавшись в беде, подводники могут рассчитывать лишь на себя. Через 11 лет это же ещё убедительнее подтвердила катастрофа «Курска». Аварийно-спасательные службы советского ВМФ продемонстрировали свою несостоятельность.

После выхода Решения Правительственной Комиссии три её члена (представители ЦКБ «Рубин» и завода-строителя) написали особое мнение, к которому присоединился вице-адмирал Чернов, бывший командующий 1-й флотилией АПЛ Северного флота.

Позже один из подписантов «особого мнения» — зам. главного конструктора погибшего корабля Романов в своей книге «Трагедия ПЛ «Комсомолец» рассмотрел буквально по минутам и проанализировал весь ход катастрофы АПЛ.

Протоколы Правительственной комиссии легли на полки закрытых архивов, о гибели АПЛ написаны статьи и книги, а на полях интернета адмиралы (уже отставные) всё ещё продолжают перепалки по поводу того, кто из них более виноват в бедах советского ВМФ.

Знаете ли вы что…

К-278 «Комсомолец» — советская атомная подводная лодка (АПЛ) 3-го поколения, единственная лодка проекта 685 «Плавник». Лодке принадлежит абсолютный рекорд по глубине погружения среди подводных лодок — 1027 метров (4 августа 1985) Из-за повышенной глубины погружения материалом прочного корпуса был выбран титановый сплав. Лодка служила базой для экспериментов в области глубоких погружений, но могла выступать как полноценный боевой корабль, способный выполнять самые разные боевые задачи.

На отсеках подводной лодки отрабатывались методы конструирования, технология изготовления различных конструктивных узлов корпуса, осуществлялась экспериментальная проверка статической, циклической и динамической прочности конструкции. Атомная подводная лодка К-278 «Комсомолец» погибла 7 апреля 1989 года при возвращении с третьей боевой службы, в результате возникновения пожара в двух смежных отсеках были разрушены системы цистерн главного балласта, через которые произошло затопление лодки забортной водой. Дальнейшая оценка причин катастрофы в различных источниках значительно разнится — руководство ВМФ обвиняло в несовершенстве лодки конструкторов и судостроителей, последние, в свою очередь, заявляли о в неумелых и порой даже безграмотных действиях экипажа.

Бизнес по-советски

Компания «Пепсико» имела в СССР множество заводов по розливу газировки, а прибыль вкладывала в покупку водки «Столичная» и последующую её продажу на рынке США, на что имела эксклюзивное право. Однако водочный рынок имел лимит, поэтому в 1989 году «Пепсико» купила у советского правительства 17 подводных лодок и несколько военных кораблей. Затем суда были перепроданы на металлолом. Также в рамках сделки были куплены несколько новых нефтяных танкеров, которые у «Пепси» приобрела норвежская компания. Глава «Пепси» в шутку сказал по этому поводу советнику президента США по безопасности: «Мы разоружаем СССР быстрее, чем вы».

Журнал: Неизвестный СССР (Война и Отечество), Спецвыпуск №1(1), январь 2020 года
Рубрика: Катастрофы
Автор: Константин Ришес




Telegram-канал Багира Гуру

Метки: СССР, гибель, катастрофа, пожар, Война и Отечество, море, экипаж, авария, подлодка, дно, К-278, К-429, Неизвестный СССР


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-