Гибель в 1968 году советского подводного ракетоносца К-129 считается одной из самых больших загадок периода холодной войны, развернувшейся между двумя сверхдержавами — СССР и США.

Подлодка К-129 - попытка подъёма

Подводная лодка К-129 - причины гибели

Ракетоносец на связь не вышел

Субмарина, построенная на судостроительном заводе в Комсомольске-на-Амуре, вошла в состав Тихоокеанского флота 2 февраля 1960 года. Подлодка водоизмещением 2900 тонн и глубиной погружения 300 метров была вооружена тремя ракетами Р-21 с ядерными боеголовками и 16 торпедами, в том числе двумя — с ядерной боевой частью.
Ранним утром 24 февраля 1968 года К-129 под командованием капитана 1 ранга Владимира Кобзаря заступила на боевую службу в северной части Тихого океана. Такое решение главкома флота стало неожиданностью для экипажа, ведь он лишь полтора месяца назад вернулся из планового океанского патрулирования. Люди были измучены продолжительным рейдом, а материальная часть требовала восстановительного ремонта. Но случилось непредвиденное. Штаб флота проверил подводную лодку, которая готовилась заступить на боевую службу, и, выставив «неуд», отстранил её от похода. На замену решено было отправить К-129.
То решение во многом было связано с тем, что во главе субмарины стояли специалисты высокого класса. 37-летний Владимир Кобзарь командовал К-129 около четырёх лет. До этого шесть лет возглавлял экипаж другой подлодки. Накануне похода за образцовую службу был награждён орденом Красной Звезды. Не менее опытными были командиры боевых частей и начальники служб.
В срочном порядке В. Кобзарь приступил к подготовке нового похода. Людей вызвали из отпусков, однако так и не смогли собрать команду полностью. Лодка вышла, имея на ,орту из 98 членов личного состава только 58 человек штатных. Остальные были из других экипажей. Свидетели тех событий вспоминают, что люди уходили в море в плохом настроении.
Распоряжением командующего ТОФ адмирала Николая Амелько командиру К-129 ставилась задача вести скрытное патрулирование в назначенном районе Тихого океана, находясь в готовности к действиям, изложенным в специальном пакете. Его Владимир Кобзарь должен был вскрыть по прибытии на место. Много позднее стало известно, что советская субмарина получила задание взять под прицел крупные города Тихоокеанского побережья и корабли 7-го флота США, а при необходимости нанести ядерные удары двумя торпедами по морским авианосным соединениям и тремя баллистическими ракетами по наземным целям. Холодная война грозила перерасти в горячую…
Однако у американских берегов подлодка не появилась. Оперативный дежурный на ЦКП ВМФ объявил тревогу. Адмирал в отставке Виктор Дыгало, командовавший в то время соединением, в состав которого входила подлодка, вспоминает: «В это время, в разгар боевых действий во Вьетнаме, американские ВМС тщательно прослеживали курс любого советского военного корабля в стратегически важной части Тихого океана. Подводный ракетоносец не мог бесследно раствориться в океане. Срочно начала готовиться поисково-спасательная операция».
В океан направили два эсминца, три сторожевых корабля, три тральщика, четыре подводные лодки, две плавбазы, 10 вспомогательных судов — всего 36 вымпелов. Корабли и суда день и ночь утюжили океан, шаря в глубинах сигналами гидроакустических станций и эхолотов, осматривая поверхность моря. Самолёты дальней разведки патрулировали по маршруту подводной лодки. Однако двухмесячный поиск в районе, где могла затонуть подлодка, закончился неудачей.
30 июля 1968 года подводная лодка К-129 была исключена из состава ВМФ. О моряках-подводниках словно забыли. Их родным были разосланы скорбные извещения, где в графе «Причина смерти» значилось: «признать умершим». Над тайной исчезновения К-129 повис железный занавес.

Операция «Дженифер»

Несмотря на то, что поиски К-129 осуществлялись в режиме строжайшей секретности, американские военные засекли массовое скопление советских кораблей и авиации в Тихом океане и заподозрили, что идёт операция по поиску затонувшей подлодки.
В июне 1968 года, убедившись, что советские спасательные службы прекратили поиски, ВМС США и ЦРУ приступили к осуществлению секретной операции по обнаружению и подъёму К-129. Интерес к одному из самых современных советских ракетоносцев был очевиден. Этому поспособствовал и тот факт, что Советский Союз не заявил официально о гибели своей подводной лодки с указанием предположительного района катастрофы. В результате К-129 стала «бесхозным имуществом»: любая страна, обнаружившая пропавшую подлодку, считалась бы её владельцем.
Специалисты ВМС США принялись изучать записи своих донных акустических станций. Одну из них признали как зафиксировавшую взрыв, очень похожий на разрушение прочного корпуса подводной лодки. Так было установлено, что советская К-129 затонула в 600 милях к северо-западу от острова Мидуэй Гавайского архипелага.
В предполагаемый район с базы Перл-Харбор выдвинулось специальное судно «Мизар», оборудованное новейшей гидроакустической аппаратурой, системами подводного телевидения, магнитного траления и исследования дна, а также атомная подводная лодка «Хэлибат» с глубоководным аппаратом. Об этой субмарине стоит сказать особо. Её ввели в состав американского флота в 1960 году Это был первый и единственный в ВМС США атомоход, вооружённый четырьмя ядерными крылатыми ракетами «Регулус-2» класса «корабль-берег». После начала строительства на американских верфях серии подводных лодок типа «Джордж Вашингтон» с 16 баллистическими ракетами «Поларис» на борту «Регулусы» были сняты с вооружения. «Хэлибат» оказалась не у дел. Но на лодку положили глаз специалисты военно-морской разведки. Их привлёк, прежде всего, обширный ангар для крылатых ракет. В 1965 году на субмарину установили новейшую акустическую, электронную, фото — и видеоаппаратуру, мощнейшую Эвм по обработке информации. «Хэлибат» оснастили также телеуправляемыми мини-подлодками, способными погружаться на большую глубину и передавать по кабелю в штаб картинки с морского дна. У этих аппаратов имелись «клешни» для захвата с глубин различных предметов. Модернизация и испытания «Хэлибат» заняли два года и обошлись в 70 млн. Долларов.
В Тихом океане с его большими глубинами, сложной гидрологией и слабо развитой сетью гидроакустического наблюдения рассчитать место гибели К-129 с точностью до нескольких миль — нечто из области фантастики. Однако американцам это удалось. Лодка лежала на глубине пяти тысяч метров с деформированным и переломленным корпусом. Батискаф сделал фотографии ракетоносца, по которым и был определён характер повреждении, полученных судном. Обследовав место гибели К-129, её положение и состояние корпуса глубоководным батискафом, американцы сделали вывод о возможности подъёма советской субмарины. Секретная операция получила кодовое название «Дженифер». Она была уникальной, ведь до этого никто в мире не поднимал судно с такой глубины.
Фантастический проект потребовал специальных технических решений. В апреле 1971 года на верфи в Пенсильвании было заложено судно «Бюмар Эксплорер» суникальнымоборудованием. Почти треть исполина водоизмещением 50000 тонн занимал гигантский плавательный бассейн. Одновременно на верфях в Калифорнии строили док-камеру НСС-1 с раздвигающимся днищем, а также устройство для глубоководного захвата «Клементина».
Операция по подъёму затонувшей подлодки проходила с июля по август 1974 года в условиях строжайшей секретности.
Так как корпус лодки был разломлен на несколько фрагментов, американцы изначально планировали поднять только носовую, наиболее для них ценную, часть К-129 длиной около 43 м. На это указывает и несовпадение длины «лунного бассейна» (61 м) с длиной подводной лодки (99 метров).
Почему ЦРУ всё-таки решило осуществить безумно дорогую — в полмиллиарда долларов — операцию? Ответ прост: американцы надеялись добыть шифродокументы, боевые пакеты и аппаратуру радиосвязи и с помощью этой информации прочитать весь радиообмен советского флота, что позволило бы вскрыть систему развёртывания и управления ВМФ СССР А самое главное — это давало возможность найти ключевые основы разработки шифров.
Но, как ни пыталось ЦРУ засекретить эту операцию, активность американских кораблей в определённом месте Тихого океана не осталась незамеченной. Впрочем, на информацию об операции вначале не обратили внимания. Начальник разведки ВМФ СССР вице-адмирал Иван Хурс, получив шифрограмму о том, что американское судно «Гломар Эксплорер» завершает этап подготовительных работ по подъёму К-129, написал резолюцию: «Обращаю ваше внимание на более качественное выполнение плановых задач». Это в принципе означало: не лезьте со своими глупостями, а занимайтесь своим делом.
Позднее стало известно, что под дверь советского посольства в Вашингтоне было подброшено письмо следующего содержания: «В ближайшее время спецслужбы США предпримут действия по скрытому подъёму советской подлодки, затонувшей в Тихом океане. Доброжелатель». Реакции не последовало. Более того, советские разведывательные суда «засекли» «Гломар Эксплорер», который осуществлял подъём лодки, и даже некоторое время находились поблизости. Не поняв, чем занимаются американцы, ушли.
И лишь после того, как 20 марта 1975 года на стол начальника разведки ВМФ СССР лёг обзор американской прессы, из которой следовало, что ЦРУ с помощью специального судна удалось поднять со дна Тихого океана часть затонувшей советской подводной лодки К-129, информация была доложена Министру обороны Маршалу Советского Союза Андрею Гречко. Чтобы воспрепятствовать дальнейшим попыткам подъёма подлодки, а также получить от американской стороны полную информацию относительно причин гибели К-129, Министр обороны СССР обратился в ЦК КПСС. Разразился острейший политический скандал. Работы пришлось свернуть. Что американцам удалось достать из глубины, осталось тайной.

Агрессивная «меч-рыба»

Главный вопрос той трагической истории: что же стало причиной гибели К-129? Основных версий три. Первая — экипаж не справился с управлением, лодка ушла за предельную глубину погружения и затонула. Вторая — на борту К-129 произошла техническая авария, переросшая в катастрофу 1 ретья, и её придерживается большинство российских военно-морских специалистов, — советская подлодка погибла в результате столкновения с американской субмариной, которая вела длительное наблюдение за К-129. Такое случалось не раз, что приводило к катастрофам и авариям с подлодками разных стран.
Именно третья версия подтверждается таким «случайным» совпадением. Адмирал в отставке Виктор Дыгало отметил: «В те дни, по данным разведки, в японский порт Йокосуко прибыла американская подводная лодка «Суордфиш» («Меч-рыба»), имевшая повреждения носовой части и рубки с перископами и антеннами. Такие повреждения она могла получить только при столкновении с другим кораблём, причём находясь под ним. Во время захода лодки в порт были приняты необычные меры безопасности — в частности, к ремонту привлекался только американский персонал. Вскоре субмарина покинула базу, но полтора года не выходила в плавание».
Американцы объяснили факт повреждения своей подлодки её столкновением с айсбергом, что явно не соответствовало действительности, так как в марте в центральной части океана айсберги не встречаются.
На снимках, сделанных американцами на месте гибели К-129, на корпусе советской субмарины видна узкая глубокая пробоина. По всей видимости, «Суордфиш», следившая за советской подлодкой, потеряла гидроакустический контакт, что вынудило её следовать в точку нахождения К-129, а кратковременное восстановление контакта между ними за несколько минут до столкновения уже не могло предотвратить трагедии.
Американская сторона категорически отвергает версию столкновения советской подлодки с какой-либо из субмарин своих ВМС. Представители командования ВМС США утверждают, что в момент гибели К-129 ни одна американская подлодка не находилась к месту катастрофы ближе, чем на расстоянии в 300 миль. Это, мол, вытекает из записей в вахтенных журналах американских субмарин, развёрнутых в то время в Тихом океане. Но записи в документах подобного рода, как показывает практика, — материя лукавая. Так, например, после столкновения в Баренцевом море 15 ноября 1969 года атомной подводной лодки «Гэтоу» с советским ракетным атомоходом К-19 командир американской субмарины Лоуренс Букхард получил приказ от командования составить фальсифицированный отчёт о походе и внести соответствующие поправки в вахтенный журнал, согласно которым «Гэтоу» покинула район аварии за три дня до инцидента.
Битва подводных флотов за превосходство в Мировом океане в годы холодной войны под водой велась на грани войны горячей. Субмарины США и других стран НАТО постоянно следили за военными кораблями СССР. Советские подлодки отвечали тем же. Эти разведывательные операции, а иногда и акции устрашения, нередко приводили к инцидентам на грани фола, а в случае с К-129 привели к гибели корабля и его экипажа.

Журнал: СССР — летопись страны 1965-1970 №4, 2020
Рубрика: Тайны XX века
Автор: Владимир Гондусов

Метки: СССР, корабль, гибель, США, подлодка, Тихий океан, ВМФ, ЦРУ, ВМС, СССР - летопись страны




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-