Первые подводные лодки были далеки от совершенства. Их главным козырем были не торпеды, мины, крепкая броня или скоростные характеристики, а сам факт их существования.

Подлодки Джевецкого на Дальнем Востоке

Подводные лодки Джевецкого в Русско-японской войне

К концу XIX века стало очевидно: если флоты крупных морских держав вполне контролируют поверхность морей и океанов, то подводное пространство абсолютно бесконтрольно, и тот, кто раньше других займёт свободную нишу, получит глобальное преимущество над противниками. Одним из первых, кто занялся этим вопросом, был русский изобретатель польского происхождения Степан Карлович Джевецкий.

Парижский кавалер

Степан Джевецкий родился в семье богатых польских дворян. Детство и юность он провёл в Париже, где обучался в Центральной школе искусств и мануфактур. Кстати, его другом по инженерному училищу был Гюстав Эйфель, с которым Степан Карлович поддерживал отношения многие годы.

В начале 1870-х Джевецкого пригласили в Санкт-Петербург, в Морской технический комитет (МТК), но там он проработал недолго. Началась Русско-турецкая война, и Джевецкий ушёл добровольцем на Черноморский флот. Служил матросом на пароходе «Веста». За храбрость, проявленную в бою с турецким броненосцем, был представлен к Георгиевскому кресту. Возможно, именно война подтолкнула молодого инженера к идее создания подводного судна.

Демобилизовавшись, он поселился на своей даче в Одессе и с головой ушёл в разработку проекта. Первая боевая подлодка была построена на заводе Бланшара. Она представляла собой веретенообразный аппарат около пяти метров в длину, приводимый в движение гребным винтом. Винт вращался за счёт ножного привода, по типу велосипедного. В верхней части корпуса имелась остеклённая башенка для пилота-подводника. По бокам башенки торчали два резиновых рукава. Просунув в них руки, пилот мог прикрепить мину к днищу вражеского корабля.

Испытания лодки Джевецкого прошли на Одесском рейде. Изобретатель сам сел за штурвал. Ему удалось успешно подорвать условный корабль противника, и он едва не погиб, проходя под килем яхты «Эреклик». Комиссия дала положительную оценку изобретению, хотя отметила малую скорость хода и непродолжительность пребывания в подводном положении, составлявшую всего 20 минут.

Букет для императрицы

Вторая подлодка была построена в 1879 году на Невском заводе. Джевецкий, учтя недостатки первого проекта, внёс ряд изменений. На этот раз подлодка вмещала экипаж из четырёх человек, имела два гребных винта (спереди и сзади) и была обшита пятимиллиметровыми листами металла.

Испытания проводились в Гатчине, на Серебряном озере, в присутствии будущего императора Александра III и его супруги. Субмарина ловко маневрировала в прозрачной воде, затем подорвала плотик-мишень и прошла под лодкой наследника престола. Александр был впечатлён и заинтересован. В завершение демонстрации создатель лодки, выбравшись из люка, преподнёс Марии Фёдоровне букет орхидей со словами: «Это дань Нептуна».

Думается, красивый жест был не очень нужен. Правительственный заказ на 50 подводных судов был подписан. Все 50 построенных лодок распределили между портами Балтийского и Чёрного морей. Одну лодку передали создателю для дальнейших доработок, к чему Джевецкий приступил с большим энтузиазмом и создал первую в мире субмарину с электрическим двигателем. А также придумал рамочный торпедный аппарат и совместно с Алексеем Крыловым разработал проект паровой подводной лодки водоизмещением 120 тонн. Проект получил первую премию на Международном конкурсе в Париже, но реализован, к сожалению, не был.

В 1891 году Инженерное ведомство в связи с «непригодностью для активных боевых действий» приняло решение частично пустить наличествующие подлодки Джевецкого на слом, оставив несколько экземпляров для портовых нужд. А между тем надвигалась война. Достигнуть морского паритета с Японией, которую англичане и американцы оснастили по последнему слову военных технологий, Россия могла, только опираясь на подводный флот, но… на тот момент его, увы, не было.

Невидимки Порт-Артура

Значение субмарин в грядущей войне понимали многие морские офицеры. Контр-адмирал Витгефт в 1900 году обратился с докладной запиской к командующему морскими силами Тихого океана. В записке говорилось о необыкновенной важности строительства современного подводного флота, о том, что Россия, шедшая впереди других, по разным причинам утратила лидерство, и проблема требует немедленного решения. «Не предоставляя ещё достаточно удовлетворительного решения в боевом отношении, субмарины, однако, уже считаются оружием, которое в состоянии произвести сильное нравственное воздействие на противника, раз он в курсе того, что подобное оружие может быть использовано против него», — писал Витгефт. В качестве опыта он предложил оснастить старые лодки Джевецкого торпедными аппаратами и прислать их на Дальний Восток. Причём доставку осуществить по морю, непременно с заходами в японские порты, так, чтоб груз был замечен.

В конце года пароход «Дагмар» доставил хитрую «посылку» по назначению. Расчёт Витгефта оправдался: японцы утвердились в мысли, что Порт-Артур располагает флотом подводных лодок, и это сильно сковало свободу их действий. Когда в мае 1904 года на минах подорвались броненосцы «Ясима» и «Хацусе», самураи Страны восходящего Солнца, посчитав, что корабли были атакованы субмаринами, долго и яростно палили в воду. А адмирал Витгефт, исправно ведущий начатую игру, приказал дать радиограмму, в которой благодарил подводников за удачное дело.

Похоже, японцы верили в русские подлодки на протяжении всей войны. Впрочем, реально сталкиваться с продуктами инженерной мысли Джевецкого самураям все же приходилось и неоднократно. Одним из таких продуктов был так называемый «катер малой видимости».

«Кета» атакует

Проект «водобродного» миноносца был разработан Джевецким в 1898 году. По задумке автора практически весь корпус трехпалубного бронированного судна находился в погружённом состоянии, над водой оставалась только верхняя часть рубки, что делало корабль почти неуязвимым. Аппарат, имевший на вооружении четыре торпедных аппарата и 47-миллиметровую пушку Гочкиса, развивал скорость в 20 узлов. Натурные опыты, проведённые летом 1902-го, показали высокую живучесть конструкции. В 1904 году постройка «водобродного» миноносца и подводной лодки «Почтовый», оснащённой бензиновым двигателем, была одобрена, но выделенных средств хватило только на лодку.

И всё-таки полуподводные корабли небольшого водоизмещения на основе проекта были созданы, один из них даже принял участие в боевых действиях. В Петербурге путём глубокой модернизации лодок Джевецкого были введены в строй «катера малой видимости», оснащённые двигателями внутреннего сгорания и рамочными торпедными аппаратами — «Кета» по проекту лейтенанта Яновича и «Челим» по проекту лейтенанта Боткина. Обе лодки были доставлены во Владивосток, но «Челим» по прибытии оказался негодным к боевому применению. «Кету» же перевели в низовья Амура, и она приступила к охране подступов к Николаевску-на-Амуре. С весны по осень 1905-го «Кета» несла службу в Татарском проливе, где 31 июля у мыса Лазарева приняла участие в успешном отражении японского десанта, а на следующий день, находясь на траверзе мыса Погиби, обнаружила и попыталась атаковать два вражеских миноносца. Торпедный залп не удался, но японские корабли поспешно отступили и больше попыток войти в Амурский залив не предпринимали. Неудачная атака «Кеты» считается одним из двух случаев боевого применения подводных лодок в Русско-японской войне.

После окончания военного конфликта «катер малой видимости» продолжил нести службу в Сибирской флотилии, пока 30 сентября 1908 года не был исключён из списков и отдан на слом.

Нужно признать, что за время Русско-японской войны подводные суда не произвели никаких заметных действий и не одержали ни одной значительной победы. При этом блистательная дезинформационная кампания адмирала Витгефта с перевозкой субмарин Джевецкого заставила японцев поверить, что в Порт-Артуре есть подводный флот, а малоэффективные и малочисленные подлодки, появившиеся лишь к 1905 году, уже одним фактом своего существования удержали противника от штурма Владивостока. И кто скажет, что этого недостаточно?

Журнал: Загадки истории №9, март 2019 года
Рубрика: Военная тайна
Автор: Эдуард Шауров


Метки: Загадки истории, Россия, война, корабль, Япония, подлодка, флот, Русско-японская война, Джевецкий


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023