После Карибского кризиса (когда обе стороны покрылись холодным потом в ожидании атомной войны) открытое противостояние между СССР и США несколько сгладилось, однако в начале 1980-х годов началось новое обострение. Эти события вызвали восторг у военных дуболомов с обеих сторон — бряцание оружием (и сопроводительная истерическая пропагандистская кампания) сулило значительное расширение военных бюджетов. Параллельно вояки начали устраивать всевозможные демонстрации военной мощи, призванные повысить градус джингоизма и таким образом облегчить освоение жирных кусков бюджета. Обострение 80-х имело предысторию.

Советский подводный флот АПЛ против ВМС США

Советский подводный флот АПЛ против ВМС США

Хрущёв против Гречко

В СССР военный бюджет лежал тяжёлым бременем на экономике страны, поэтому неудивительно, что среди партийного руководства нашлись противники подобного, как им казалось, расточительства. Главным из них был Никита Сергеевич Хрущёв, имевший собственное мнение на то, сколько стоит выдавать денег военным. На большинство требований министра обороны Гречко он неизменно отвечал: «И не уговаривай меня, нет у меня денег, на всё не напасешься». Так, Хрущёв упорно отказывался выделять деньги на тактическое ядерное оружие. Он был убеждён, что, имея стомегатонные заряды и ракеты различной дальности, нацеленные на столицы вероятных противников, нападения врага можно не опасаться.
А вот оснащать дивизии пушками с атомными зарядами, а корабли — атомными торпедами Хрущёв считал опасным. «Кому в этом случае принимать решение о начале ядерной войны — главе государства или дивизионному командиру?» — задавал он риторический вопрос. Подобный подход был обусловлен тем, что оснащение армии подобным оружием было чрезвычайно дорого. Заряд для атомной пушки мощностью полторы килотонны обходится не дешевле мегатонной боеголовки межконтинентальной ракеты.
При этом отсылки к американскому опыту на Хрущёва не действовали. Он придерживался своей точки зрения: если протратишься на все эти военные «игрушки», то разоришься и уж тогда точно проиграешь. А американцы (которыми его постоянно пугали военные), если им это нравится, пусть бросают деньги на ветер. Ведь (с полным основанием задавал вопрос Хрущёв) зачем нам с нашим мощным атомным оружием такая огромная армия? Это неразумно. Какая страна посмеет напасть на нас, «если мы можем любого врага буквально стереть с лица земли нашим атомным и водородным оружием и доставкой наших ракет в любую точку земного шара?». Следовательно, полагал Хрущёв, незачем держать огромную армию? Ведь эта армия будет расходовать бюджет, истощать экономику страны, снижать темпы экономического развития. В словах генсека был свой резон. Следует помнить, что экономика СССР ещё только-только начала зализывать раны, нанесённые Второй мировой войной
При этом, однако, Хрущёв вёл такую внешнюю политику, благодаря которой СССР финансировал и вооружал разные режимы в бывших колониях, что делало невозможными декларируемые генсеком цели по демилитаризации страны.

Деньги в бездну

Однако вскоре Хрущёва сменил Леонид Ильич, и расходы на военные нужды резко возросли. СССР построил танков больше, чем весь остальной мир, спустил на воду огромный флот атомных подводных лодок. Военным надо было доказывать, что они расходуют бюджет страны не зря, и они активно включились в опасные игры с американскими военными. Градус холодной войны резко подскочил. Частью этой войны было противостояние советского и американского флотов в Тихом океане.
В интересах увеличения финансирования адмиралы и СССР, и США убеждали вышестоящие инстанции, что в новых условиях ареной противостояния держав становились и океанские просторы, а главная борьба протекала под водой.
До начала 1980-х годов американские подводные лодки имели очевидные преимущества над советскими в скрытности передвижения, однако к 1981 году увеличение расходов на совершенствование советского подводного флота привело к тому, что СССР резко сократил своё отставание. Тихоокеанский флот ВМФ СССР получил новые лодки третьего поколения и появилась возможность бороться на равных с американскими субмаринами.
В США к тому времени разработали концепцию «стратегической подводной войны». В ответ советское командование разработало меры по противодействию планам американцев, а чтобы проверить их эффективность, осуществило операцию «Одинокий странник» с участием АПЛ К-492. Главной задачей операции становилось подавление морских стратегических ядерных сил США. Действовать предстояло в районе пролива Хуан-де-Фука, в районе границы между США и Канадой.

Игры с огнём

Советской субмарине К-492 удалось занять позицию в 5 милях от американского побережья, причём обнаружить К-492 американским ВМС так и не удалось. Советские адмиралы расценили это как большую победу. А вот американским подводным флотом (американцы с запозданием всё-таки узнали про визит советской субмарины) это было расценено как вызов.
Американские адмиралы послали в Белый дом тревожное сообщение: исчезло преимущество их флота над советским — советские подводные лодки теперь могли действовать не менее скрытно, чем американские.
Значит, нужны деньги — много денег! Ведь рассыпалась принятая стратегия, в которой скрытность действий подводного флота рассматривалась в качестве ключевого условия нанесения внезапного ядерного удара по Советскому Союзу! И теперь американские адмиралы требовали денег на новые ещё более совершенные подлодки. Как говорится, чтобы убить двух зайцев сразу — поднять мощь и престиж ВМС США, а также пролоббировать интересы производителей оружия.
Но новые подлодки надо было ещё построить, а пока надо было — поквитаться с противником имеющимися силами. Ответным «ударом» американских ВМС стал выход к тихоокеанскому побережью СССР в районе Камчатки. 11 сентября 1982 года американские корабли (целая армада, включавшая атомные подлодки и авианосцы) вышли в море и направились к советскому побережью с целью отработки нанесения атомного удара по Советскому Союзу. Командование Тихоокеанского флота ВМФ СССР оказалось не готово к отражению внезапного «удара». И тогда было решено дать «асимметричный ответ». Адмирал флота Сергей Горшков приказал отправить к американской военно-морской базе Бангор (откуда к берегам СССР шла американская армада) атомную подводную лодку К-492 проекта 671РТМ.
У американской военно-морской базы советская подводная лодка появилась 11 сентября 1982 года, как раз застав построение американской авианосной группы и сопровождавшей её «волчьей стаи» субмарин. Советская АПЛ смогла угрём проскользнуть среди кораблей противника. В условиях боевых действий это означало бы неизбежное потопление нескольких крупных боевых кораблей США. Так что хотя американское авианосное соединение смогло пройти восточнее Курильских островов, успехом США это нельзя было назвать. Поэтому американское командование отдало приказ об отводе авианосного соединения — попытки американских ВМС отработать нанесение условных ядерных ударов по советской территории были сорваны.

Идём на таран!

Новое обострение произошло в марте 1984 года, когда в Японское море вновь вошло американское соединение, флагманом которого был авианосец USS Kitty Hawk. На его борту находилось около сотни военных самолётов, а в боевом охранении шёл целый флот, включавший в себя ракетные крейсера и эсминцы. Колонна американских кораблей двинулась в сторону побережья Южной Кореи для проведения очередных военно-морских учений Team Spirit '84.
Командование нашего Тихоокеанского флота, разумеется, не могло оставить это без внимания. Отслеживать перемещения американцев решили с помощью новейшей подводной лодки К-314.
Советской субмарине удалось выйти на след американской авианосной группы, но вскоре К-314 (двигавшаяся, естественно, в подводном положении) отстала от американской эскадры. Тогда для того, чтобы как можно скорее нагнать супостата, командир советской подводной лодки капитан Владимир Евсеенко принял решение начать погоню на полном ходу. В итоге советская субмарина выдала себя — её засекли акустики с американского авианосца. Американцы решили устроить советской АПЛ ловушку — их корабли легли в дрейф и прекратили любые радиосигналы.
В итоге, когда советская лодка поднялась на глубину 10 метров, экипаж неожиданно увидел бортовые огни американских кораблей на расстоянии в 4-5 километров от советской субмарины. Прежде чем советские моряки поняли, куда они забрели, последовал сильный удар по корпусу, через несколько секунд ещё один удар. Как выяснилось, советская субмарина шла встречным курсом с американским авианосцем «Кипи Хок» и в итоге столкнулась с ним. После этого экипажу подводной лодки было уже не до военных игр — быть бы живу! Командир субмарины принял решение о немедленном всплытии на поверхность. К счастью, от дальнейших атак на субмарину американцы отказались. Вскоре прибыл советский буксир, который под сопровождением американских фрегатов оттащил повреждённую подводную лодку к советским берегам.
Между тем атомный авианосец «Кипи Хок» сам был на время выведен из строя — от столкновения с советской подводной лодкой в дне исполинского корабля образовалась огромная пробоина. К счастью, инцидент обошёлся без жертв, а ведь он мог спровоцировать атомную войну!
Капитана 2-го ранга Владимира Евсеенко, командовавшего советской АПЛ, после инцидента незамедлительно сняли с должности командира подводной лодки и направили служить на берегу.
Это было последнее резкое обострение советско-американского военно-морского противостояния. СССР начал неудержимо разваливаться, и одной из главных причин этого были непомерные траты на армию и флот. Как тут не вспомнить пророческие мысли Хрущёва: если потакать военным, то в результате разорения страны «защищать будет некого и армия окажется не нужна… Армейские проблемы следует решать не за счёт народа».

Журнал: Война и Отечество №3, март 2021 года
Рубрика: Тайны холодной войны
Автор: Александр Стела

Метки: СССР, корабль, Война и Отечество, Хрущёв, США, АПЛ, подлодка, флот, Тихий океан, Холодная война, авианосец, Гречко, ВМС, Горшков





Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-