В ходе Северной войны со Швецией (1700-1721 гг.), русским наконец-то удалось выйти на берега Балтики. Но, несмотря на русские победы при Полтаве (1709 г.) и Гангуте (1714 г.), шведы и не думали складывать оружие. Война продолжалась, в том числе и на море. Поэтому было решено вновь взять в руки оружие, не вынимавшееся из ножен со времён Ивана Грозного. А именно: каперство.

Как Пётр I искал пиратов на Мадагаскаре

Русские пираты и каперы в Балтийском море при Петре 1

В 1716 году был издан сенатский указ о выдаче поручику Ладыженскому и подпоручику Берлогену паспортов, чтобы им «каперить» шведские торговые суда на шнявах «Наталья» и «Диана».
В том же указе содержится инструкция о порядке раздела захваченного у врага имущества. Надо сказать, что аппетиты у русского государства со времён Ивана Грозного существенно возросли. Если Карстен Роде в XVI веке делился с казной лишь 10% своей добычи, то петровские каперы должны были отдавать государству аж целых 60%.
К сожалению, в архивах не сохранилась информация о результатах корсарской деятельности Ладыженского и Берлогена.
Зато сохранились документы о поистине авантюрной идее великого императора.
В конце 1723 года Пётр узнал от вице-адмирала Даниэля Вильстера (шведа по происхождению), что на Мадагаскаре якобы существует целое «пиратское королевство».
Несомненно, бухты Мадагаскара использовались пиратами Индийского океана в качестве базы для своих вылазок. Однако, естественно, никакого пиратского королевства там не было и в помине. Откуда взял Вильстер эту информацию — непонятно.
Пётр I загорелся идеей установить связь с этим «пиратским королевством». 21 декабря 1723 года из Ревеля (Таллин) вышло два русских фрегата. Руководителем экспедиции был назначен сам вице-адмирал Вильстер. Задачи, поставленные императором перед экспедицией, были просты: доплыть до Мадагаскара, завязать сношения с тамошним «пиратским королём», а впоследствии постараться убедить его предоставить бухты острова для стоянки русских кораблей. Таким образом, Россия получила бы возможность контролировать морские пути в Индию.
Однако контакт моряков русского императорского флота с мадагаскарскими пиратами (и вымышленными, и реальными) так и не состоялся. Вскоре по выходе фрегатов в Балтийское море в кораблях обнаружилась течь. Вильстеру пришлось вернуться обратно. А вскоре в 1725 году умер и сам Пётр I.
А преемники Петра махнули рукой не только на планы каких-либо экспедиций, но и на весь русский флот. Оригинальная идея союза российского флота с мадагаскарскими пиратами оказалась похороненной навсегда…

Шнява

Шнява (голл. Snauw, нем. Schnau) — небольшое парусное торговое или военное судно, распространённое в XVII-XIX веках в Северной Европе. Военные шнявы вооружались 12-18 пушками малого калибра. Среднее водоизмещение шнявы было около 150 тонн, длина — 25-30 метров, ширина — 6-8 метров, экипаж — до 80 человек.

Журнал: Война и Отечество №4, апрель 2017 года
Рубрика: Пиратство
Автор: Андрей Милкин

Метки: эпоха Романовых, война, Война и Отечество, пиратство, флот, Северная война, Пётр Первый, Мадагаскар, каперство, Балтийское море




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-