Русский флагман чилийского флота

Захватывающие приключения русского корабля, попавшего в Чили, начинаются в 1817 году — с покупки Испанией у России целого флота. Этот эпизод стыдливо замалчивался нашей страной до революции, а в советское время его скрывали ещё более тщательно — далее читатель поймёт, в чём тут дело. Поэтому я и делюсь информацией, полученной в Академии истории флота и мореплавания чилийского города Вальпараисо. Появились у меня эти сведения благодаря переписке с доктором Карлосом Агуирре Видауре при любезном содействии посла Чили в Москве господина Джеймса Холгера. Потрясающие подробности этой эпопеи к тому же долго изучались мной в фондах ЦГАВМФ в Петербурге.

Фото: русские фрегаты во флоте Испании, интересные факты

«Брат мой!»

25 марта 1817 года испанский король Фердинанд VII — в процессе укрепления своей власти и ликвидации завоеваний испанской революции — обратился к русскому царю Александру I со следующим письмом: «Государь, брат мой! Несчастья прошлых лет разрушили испанский флот, верфи разграблены. Жизни моей не хватит, чтобы восстановить все утраченное. Вершиной доброты Вашего Величества было бы согласие создать в настоящий момент ядро испанского флота, уступив мне несколько кораблей и фрегатов из Ваших эскадр на Балтийском море».
Разумеется, русское морское начальство под видом помощи дружественной Испании решило в первую очередь избавиться от старых судов. А вскоре был составлен и строго секретный список кораблей на продажу. Фердинанду предназначались пять 74-пушечных кораблей «допотопной» постройки — «Дрезден», «Норд-Адлер», «Любек», «Нептунус», «Трёх Святителей» и три 44-пушечных фрегата — «Меркуриус», «Автроил» и «Патрикий». Из фрегатов лишь последний считался по-настоящему боеспособным. С соблюдением всех правил конспирации был спешно подготовлен «дальний вояж», поскольку акт о продаже Испании военных кораблей был подписан в Мадриде ещё 30 июля 1817 года.

Выгодная сделка

Суда для Фердинанда VII вышли из Ревеля в октябре 1817 года. А 9 февраля 1818 года эскадра контр-адмирала Моллера, состоящая из пяти кораблей и трёх фрегатов, прибыла в Кадис. Началась процедура приемки плавсредств. Вскоре команды русских моряков на 12 испанских транспортах отправились на родину. Россия получила 13 миллионов 600 тысяч рублей ассигнациями, что соответствовало почти 700 тысячам фунтов стерлингов. Часть долга была принята в «звонкой монете», где каждый полноценный пиастр оценивался в 4 рубля 50 копеек.
Однако корабли своим качеством не порадовали новых владельцев. Посол Татищев писал императору Александру I (Мадрид, 24 марта 1818 года): «Весьма печально, Государь, что я не могу принести к стопам Вашего Императорского Величества столь же удовлетворительный отчёт о состоянии кораблей, как о состоянии отбывшей на родину команды».

На слом

Реакция императора была немедленной: чтобы как-то уладить инцидент, он приказал подготовить три более новых фрегата («Поспешный», «Проворный» и «Лёгкий»), оценив их в 3 миллиона 200 тысяч рублей. Итак, состояние проданных кораблей было, пожалуй, самым веским аргументом в пользу замалчивания всех их последующих «подвигов». Линкоры так и не вышли в море, и их сдали на слом. Три фрегата добрались до Кубы и там затонули. Лишь новейший фрегат «Патрикий», переименованный в «Regina Maria Isabel», в мае 1818 года прибыл к чилийским берегам в качестве флагмана и защитника конвоя из 10 транспортов с двумя с половиной тысячами солдат, оружием и амуницией для борьбы с повстанцами в провозгласившей независимость республике Чили.
44-пушечный фрегат «Патрикий» — творение знаменитого корабельного мастера Андрея Курочкина — был спущен на воду в Архангельске в 1816 году. Сработанный из мало известной на Западе лиственницы, корабль во многом превосходил дубовые британские суда, и на него не раз зарились понимающие толк в таких делах англичане.

Плен

Но вернёмся в Южную Америку. В конечном счёте, испанцы высадились на берег Чили близ Талькахуано, но корабль «Regina Maria Isabel» был захвачен повстанцами и приведён в Вальпараисо, где получил своё новое имя в честь верховного правителя республики — «О’Хиггинс» — и стал флагманом чилийского флота. Командование флотом принял 43-летний опальный британский капитан I ранга лорд Томас Кокрейн, 10-й граф Дандональд, откликнувшись на приглашение Бернардо О’Хиггинса. Кокрейна не испугал даже декрет испанского короля о смертной казни для иностранных наёмников повстанцев.
Сенат республики возвёл британца в чин вице-адмирала и назначил первым в истории Чили командующим Военно-морским флотом. 28 декабря 1818 года лорд Томас Кокрейн поднял свой флаг на «О’Хиггинсе», ставшем флагманским кораблём чилийского флота на срок до мая 1826 года.
Уже в январе 1819 года корабли под командованием Кокрейна разгромили испанскую эскадру на рейде Кальяо близ столицы Перу — Лимы. В следующем году — блестящая операция по захвату форта Коралл и морской бой близ Кальяо, где был пленён флагман испанского флота фрегат «Эсмеральда», вскоре переименованный в «Вальди-вию». Этот фрегат ещё более усилил чилийский флоту побережий Чили и Перу, что и привело к окончательной победе революций в этих странах.

Пропал без вести

Новый поворот в судьбе «Патрикия» наступил в 1823 году. В связи с тем что олигархи и церковь изгнали верховного правителя Чили О’Хиггинса, судно было переименовано в «Maria Isabel». По той же причине Кокрейн покинул страну и стал командующим флотом Бразилии, ведущей борьбу за независимость от Португалии.
В мае 1826 года по просьбе дружественной Аргентины фрегат «Maria Isabel» был продан ей за 100 тысяч долларов США. Получив гордое имя «Буэнос-Айрес», судно стало готовиться к почётной миссии флагмана аргентинского флота. Вместе с двумя другими кораблями «Патрикий»-«Regina Maria lsabel»-«J’Хиггинс»-«Maria Isabel»-«Буэнос-Айрес» отправился к новому месту службы.
Май в южном полушарии — последний месяц осени со свирепыми ветрами и штормами. Рейс из Вальпараисо в столицу Аргентины закончился трагически для русского фрегата. Он исчез в океане вблизи мыса Горн…

Память далёких вод

Память о славном корабле бережно хранится в Чили до сих пор. В Клубе военного флота в Вальпараисо можно увидеть картину знаменитого английского мариниста Томаса Соммерскей-ла, изображающую батальную сцену с участием русского фрегата. Другой победный сюжет представлен на картине чилийского художника Гильермо Гроссмахта. А Музей военного и гражданского флота Чили отвёл большую комнату под экспозицию, посвящённую «Патрикию»-«Буэнос-Айресу». Там демонстрируются «портреты» корабля и сохранившиеся предметы с его борта, в том числе стол из кают-компании судна. Здесь же несколько моделей фрегата, которые изготовил известный мастер Эрнан Мадариага Монтойа, и поныне живущий в Вальпараисо.
Заметим, наконец, что исконное название корабля, «Патрикий», не должно вызывать у читателей сомнения своим «неславянским» звучанием. Человек по имени Патрикий, родом из Греции, был ключарем Успенского собора в городе Владимире. В Россию Патрикий приехал с митрополитом Фотием, который и назначил его на столь ответственный пост. В 1430 году татары совершили набег на русский город и потребовали выдачи сокровищ Владимирского собора. Но ключарь успел их скрыть и, верный своему долгу, умер под пытками, не выдав тайны. Таким образом, Патрикий возглавил историческую галерею «Сусаниных» — российских героев-мучеников разных эпох.
Вскоре после продажи «Патрикия» испанцам корабельный мастер Курочкин построил новый 44-пушечный фрегат с тем же именем, причём и он был не последним. С тех пор в составе русского флота всегда плавал корабль под названием «Патрикий».

Журнал: Тайны 20-го века №41, октябрь 2011 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Василий Галенко, штурман дальнего плавания





Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —