Шведский комсомолец: Инцидент с подлодкой С-363 в 1981 году

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

В ночь с 27 на 28 октября сего года советская дизельная подводная лодка №137, совершая обычное учебное плавание в Балтийском море, вследствие выхода из строя навигационных приборов и возникновения в связи с этим ошибок в определении места, в плохую видимость сбилась с курса и села на мель у юго-восточной оконечности Швеции…». Так по-советски сухо, рассудительно и максимально непонятно 6 ноября 1981 года ТАСС отрапортовал общественности о едва ли не самом курьёзном происшествии за историю Балтийского флота — похождениях «Шведского Комсомольца».

Фото: шведский комсомолец, инцидент с подлодкой С-363 в 1981 году

Как советская подлодка в Швецию приплыла

Подлодка и нежданное путешествие

Утром 28 октября 1981 года простые шведские рыбаки Бертиль Стрюкман и Ингвар Свенсон из Стрюкё неторопливо проверяли расставленные накануне сети на своей видавшей виды моторке. Проплывая мимо ТурумшёрЭ) один из них заметил, что остров вдруг стал длиннее. Утро тогда выдалось туманное, дальше ста метров ничего не разобрать. Лишь подойдя поближе, они поняля, что перед ними не чудо природы, а самая настоящая подводная лодка! Да не какая-нибудь, а советская, судя по непонятному флагу. Один из рыбаков опрометью бросился домой и тут же позвонил в комендатуру местной военно-морской базы. Ею оказалась Карлскруна — крупнейшая база ВМС Швеции. Чересчур бдительному рыбаку посоветовали взять себя в руки (читай, «проспаться») и не беспокоить занятых людей по пустякам. Но уверенный в своей звенящей трезвости господин Бертиль не отступился, после чего из Карлскруны к месту предполагаемого военного вторжения всё же направился небольшой отряд, возглавляемый лично начальником штаба каперангом Карлом Андерсоном. Каково же было удивление доблестных потомков северных завоевателей, когда перед ними во плоти предстала субмарина под краснозвёздным бело-синим флагом с вооружёнными Калашниковыми смурными офицерами на борту, напряжённо разглядывающими окрестности в бинокль. Первая беседа сторон больше напоминала сакраментальный диалог «Здесь рыбы нет». Коротко осведомившись у незваных гостей, чьи они будут и как здесь очутились, каперанг Андерсон, быстро ощутивший всю боль краха репутации шведского флота, не придумал ничего лучше, как предложить советским морякам… подтолкнуть их. Пригнать буксир, оттащить заплутавшую посудину подальше от берега и обоюдно сделать вид, что ничего не произошло. Советский капитан решительно отказался (как позже выяснилось, зря — снимать подлодку со скал всё равно пришлось шведским спасателям). Официально отказ аргументировался тем, что по Уставу суда ВМФ СССР подчиняются только законам СССР и ни одно иностранное правительство не имеет права вмешиваться в жизнь военного корабля. На самом же деле никто из экипажа просто не знал юридических тонкостей оформления предложенной шведами помощи, а главное, кому потом выставят счёт за услуги.
С этого момента глупая навигационная ошибка переросла в международный скандал.

Начало эпопеи

Что же там произошло и с чего всё началось? 16 сентября 1981 года из эстонского порта Палдиски в обычное учебное плавание под командованием капитана 3-го ранга Анатолия Гущина вышла субмарина С-363 (бортовой №137) из состава 157-й бригады подводных лодок дважды Краснознамённого Балтийского флота. С-363 была модификацией того самого проекта 613, который за свою вездесущность и способность доставить немало проблем получил в классификации НАТО кодовое имя «Виски». Неудивительно, что голова у горемычных шведов после встречи с незваным гостем болела почище, чем от возлияний забористой ячменной самогонкой.
Первый этап похода прошёл гладко, и после планового ремонта 18 октября С-363 развернулась из Свиноуйсьце «носом к дому». С этого момента и начались приключения. Практически сразу после выхода в море, в 18:10, субмарина попала в трал безвестного польского сейнера. Рыбаки, вероятно, даже не заметили столкновения, зато экипаж С-363 после этой встречи мог начинать готовить ложки для пуда соли с горкой. После всплытия выяснилось, что рамка-антенна бортового радиопеленгатора «РПН-47-03» погнута. Может, опытная команда и сумела бы выкрутиться из патовой ситуации, но командир, как выяснилось, опыта самостоятельного плавания на боевой службе не имел, а штурман Анатолий Коростов и вовсе оказался «большим молодцом».
Невероятным стечением обстоятельств на борту захудалой 613-й невесть откуда взялась навигационная система «ПИРС-1 М» — приёмоиндикатор международной системы МАМС, работающий с сигналами западных систем, вроде разбросанного по всему балтийскому побережью натовского ЛОРАНа. Всё бы ничего, но оборудование такого класса предназначалось для атомоходов, а уж никак не для престарелых дизелек. Тем не менее бравый штурман решил использовать его, положившись на неведомый авось. В ночь с 27 на 28 октября экипаж, уверенный, что вокруг открытое море, поднял лодку и повёл её на скорости 7,2 узла, подзаряжая аккумуляторы через дизели, как неожиданно посреди моря выросла мель. Лодку подняло носом и положило с креном 15° на левый борт. До утра были перепробованы все мыслимые и немыслимые способы освободиться, но тщётно — посудина застряла намертво. В таком положении многострадальный борт №137 и нашли перепуганные шведские рыбаки.

Захочешь — не сможешь

За две недели плавания по изученной вдоль и поперёк акватории подлодка сбилась с пути на неслыханные 57 миль! По-сухопутному это примерно 105 км. Исторический рекорд для Балтики, удивительно, как мимо Швеции не промахнулись. Как выяснилось, Коростов попросту не умел пользоваться «ПИРСом». Можно было бы простить незнание специфического оборудования, но помимо него в распоряжении штурмана была шведская «Декка», неточный, но живой эхолот, секстант и дедушкин метод навигации по звёздам, в конце концов. Но ничему этому он оказался не обучен.
Штурману, вооружённому одной только лихостью и непрофессионализмом, удалось совершить невозможное: аки тать в ночи вплотную подобраться незамеченным к яро охраняемой шведской военной базе. Когда утренний туман рассеялся и с мостика наконец стало видно берег, наши доблестные морские волки к огромному неудовольствию разглядели неподалёку явно не советский берег, а на нём — мачту РЛС и какие-то боевого вида укрепления. И это при том, что экипаж не соблюдал режим радиомолчания, в порыве запоздалой исполнительности исправно докладывая о каждом шаге в штаб.
Стоит сказать пару слов о «жертве коварного нападения». Швеция тогда блюла нейтралитет, но на всякий случай держала наготове флот кораблей и самолётов. Вдоль всей береговой линии были выстроены кордоны и станции радиоразведки.
Многолетняя близость наводнённой «мэд совьете» Балтики выпестовала из утомлённых однообразным благополучием скандинавов нацию первоклассных параноиков, умевших разглядеть советскую подлодку в любом тюлене и проплывающей мимо коряге, о чём регулярно сообщалось на ближайшие военные базы. И что в итоге? Вся эта бдительность превратилась в пшик, а единственного человека, распознавшего всамделишную вражескую субмарину, осмеяли, как горячечного пьяницу. Не заметила советскую подлодку ни радиоразведка, ни морские патрули. Даже грохочущие на всю округу дизели шедшей поверху подлодки не услышала ни единая душа.

Как шведы воевать собирались

Тем временем на шведском берегу зрела паника под лозунгом «Русские идут!», да ещё и с ядерными торпедами наголо.
Как говорится, шутка смешная, а ситуация страшная. Присутствие боевой (на ней ведь не написано, что она учебная и что из вооружения на ней только автоматы да перископ для психологической атаки) советской субмарины в возмутительной близости от главной шведской военно-морской базы, да ещё и во время визита американской делегации — баснословный провал! Пока пресса упражнялась в остроумии, военное командование лихорадочно пыталось придумать, как поступить. Масла в огонь подливали и американцы, услужливо предлагавшие Швеции всестороннюю помощь в случае начала боевых действий против СССР.
В течение трёх дней около С-363 нёс вахту пограничный отряд, после чего шведское командование перешло в наступление.
На психику. 31 октября под началом генерала Данквардта береговая артиллерия Карлскруны произвела несколько холостых залпов, после чего на Турумшёр высадилась группа захвата из 50 морпехов с миномётами и противотанковыми орудиями. Параллельно заградитель MUL-13 Kalmarsund минировал фарватер, на случай, если советский флот бросится отбивать своих. Круглые сутки из громкоговорителей доносились требования немедленно покинуть субмарину.
К чести экипажа застрявшей в деликатном положении боевой единицы: в многодневном ожидании решения штаба Балтийского флота им удалось сохранить самообладание. Замполит Василий Беседин сделал всё возможное, чтобы сохранить жизнь на борту в штатном русле. К счастью, моральным давлением дело и ограничилось. После продолжительных советско-шведских переговоров на уровне министров обороны к вечеру 5 ноября шведская морская инспекция выдала справку, что считает допустимым выпустить С-363 в море. «Депортацию» должны были осуществлять шведские буксировщики. Утром следующего дня буксир «Ахилл» снял страдалицу с мели и препроводил до нейтральных вод, где на горизонте уже маячили грозные силуэты советских военных кораблей и ещё более грозная тень предстоящего трибунала.
В итоге Гущин был переквалифицирован из капитана подводной лодки в завскладом береговой части, начштаба бригады Аврукевича уволили с флота, а виртуоз-штурман отделался лёгким испугом. С флотом попрощался и начштаба базы Карлскруна Андерсон — эпизод с внезапно подкравшейся советской подлодкой шведское командование ему не простило. С подачи лёгких на клеймо острословов, после «навигационного происшествия» С-363 стала именоваться не иначе как «Шведский Комсомолец» по аналогии с прочими «Комсомольцами», или, по версии западной прессы, «Whisky on the Rocks» в часть традиции употребления виски со льдом (игра слов, букв, «с камнями»). Одиссея «Шведского Комсомольца» — наглядная демонстрация того, во что может вылиться одна маленькая случайность, сдобренная одной большой глупостью.

Проект 613

Подводные лодки проекта 613 — серия советских средних дизель-электрических подводных лодок, построенных в 1951-1957 годах. Серия стала самой массовой в советском подводном флоте: было построено 215 подводных лодок. 43 лодки впоследствии были переданы различным странам, ещё 21 лодка была построена в Китае по советским чертежам и с использованием советских комплектующих, 17 было передано компании PepsiCo в качестве платы за продукты компании.
Впоследствии списанная С-363, по одной версии, была куплена и перевезена в Швецию, где экспонировалась в музее «Соммарланд», по другой — разделана на металл.
Более вероятно второе, а в Швецию попала другая лодка СФ того же проекта, а именно — С-342, которую переименовали в U-137 (именно так в 1981-м западная пресса именовала «Шведского комсомольца», поскольку настоящий тактический номер С-363 им был неизвестен). Но в Швеции С-342 теперь выдают за ту самую лодку.

Из песни советских моряков

Дело было у Карлскруна,
Рядом с островом Борнхольм,
Наша лодка, класса «Уиски»,
Мель цепляла своим дном,
Год был восемьдесят первый,
Шхеры, фьорды, в октябре —
Лодка — «шведский комсомолец»,
Заблудилась на заре…

Цена одиссеи

СССР, за операцию по спасению подлодки, выплатил Швеции 5 миллионов шведских крон или более 1 миллиона долларов США, по курсу 1981 года.

У страха глаза велики

В последующие годы отмечались другие подобные инциденты в территориальных водах нейтральной скандинавской страны. Загадочные визиты советских субмарин породили на свет фантастический роман, а потом и телесериал, объяснявшие присутствие загадочных субмарин установкой «тектонического оружия» на морском дне.

Журнал: Неизвестный СССР (Война и Отечество), Спецвыпуск №1(1), январь 2020 года
Рубрика: Курьёзы
Автор: Игнат Волхов

Метки: СССР, деньги, Война и Отечество, авария, подлодка, Швеция, мель, ошибка, Балтийское море, С-363, навигация



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.