Весной 1948 года власти Израиля решили усилить свой флот ударными средствами. Правда, заполучить торпеды и торпедные корабли государству не удалось. Тогда руководство израильских вооружённых сил обратило внимание на итальянские взрывающиеся катера времён Второй мировой войны.

Катера-камикадзе Израиля

Взрывающиеся катера Израиля

Лодки с сюрпризами

Катера, которыми так заинтересовались в Израиле, были разработаны в Италии в самом конце 30-х годов. В целях секретности разработка изначально вошла в историю как «туристический моторный катер».

При длине в 5,6 м и весе в 1 т такой катер оснащался 95-сильным мотором «Альфа-Ромео», что позволяло ему развивать скорость до 33 узлов. Судно изготавливалось из дерева, а для транспортировки было достаточно грузовика. Ещё одно преимущество — относительная дешевизна и простота конструкции. Сверху корпус был закрыт, чтобы внутрь не захлёстывала вода, в передней части имелся отсёк на 250 кг взрывчатки, а в задней — место для одного пилота.

По задумке разработчиков, такие катера должны были атаковать корабли противника на якорных стоянках. Пилоту было необходимо направить лодку в цель, закрепить управление, а на безопасной дистанции в 100-200 м просто откинуть заднюю стенку кабины и выброситься в море. Стенка раскладывалась и превращалась в раскладной спасательный плотик.

Тем временем катер должен был достигнуть цели. При ударе срабатывали специальные заряды, отрывающие корму, после чего носовая часть с зарядом взрывчатки погружалась в воду и взрывалась при достижении заданной глубины. Таким образом, подводной части корабля противника наносился максимальный ущерб.

Взрывающиеся катера поставили на вооружение в диверсионные подразделения итальянского флота. Успешное «боевое крещение» туристические моторные лодки прошли 26 марта 1941 года. В бухте Суда на Крите были тяжело повреждены английский крейсер «Йорк» и танкер «Перикл». В дальнейшем, несмотря на приложенные усилия, спасти ни тот, ни другой не удалось. В атаке приняли участие шесть катеров.

Первый бой вскрыл существенную недоработку. Пилоты лодок спаслись, но позже были взяты в плен. Очевидно, что у бултыхающихся на плотах итальянцев посреди моря далеко уйти просто не получится.

Далеко не все нападения заканчивались успехом. Так, попытка атаковать такими катерами Мальту в ночь с 25 на 26 июля того же года потерпела неудачу. Катера не смогли войти в бухту из-за ограждений. Одной лодке удалось взорвать мост Святого Эльма. Но этот взрыв выдал месторасположение остальных катеров. Их вместе с двумя сопровождающими торпедными катерами расстреляли с воздуха. Похвастаться итальянским командирам было нечем. Погибло 15 моряков, ещё 18 попали в плен.

Итальянцы в ходе Второй мировой войны пробовали применять такие катера ещё несколько раз, но без особого успеха. Лишь 16 августа взрывающаяся лодка смогла повредить французский эсминец «Тромб» у побережья Лигурии.

Всего же за годы войны было построено около сотни катеров МТ. Выпускалась даже модифицированная версия — МТМ, а также модель с 450-мм торпедой.

На израильской службе

Второе рождение» проекту подарил Израиль. Летом 1948 года израильские эмиссары под руководством Зеева Хайяма вышли на руководство одной из фабрик, занимавшихся строительством взрывающихся катеров. У них были приобретены шесть катеров. Стоимость одного составляла 3 тысячи долларов. По документам катера проходили как гоночно-спортивные, хотя все прекрасно понимали их настоящее предназначение.

В августе 1948 года лодки прибыли в Израиль. Их включили в специальное диверсионное подразделение военно-морских сил под командованием Йохая Бин-Нуна. Опять же официально структура именовалась подразделением спасательных катеров.

И сборка катеров, и тренировка пилотов проходили на Тивериадском озере в обстановке полной секретности под руководством итальянского моряка Фиоренцо Каприотти. Осенью катера перевели в Яффу, где для их использования было переоборудовано патрульное судно «Маоз». Корабль нёс только одну 76-мм итальянскую пушку, но зато мог развивать скорость в 15 узлов. На корме размещались четыре штурмовых катера, но для атаки планировалось использовать только три. Четвёртая лодка предназначалась для подъёма экипажей из воды. В отличие от итальянцев, израильтяне старались сделать все возможное, чтобы их моряки не оказались в плену.

К началу операции «Иоав» отряд Бин-Нуна был уже готов к бою, а неудача морской блокады Газы вынудила израильское командование прибегнуть к его использованию как к последнему средству. 22 октября в районе Газы был вновь обнаружен египетский флагман «Эмир Фарук».

Командующий израильскими морскими силами Гершон Зак по опыту боя 19 октября 1948 года понимал, что артиллерия его кораблей слишком слаба и не сможет нанести существенные повреждения противнику. По этой причине в море были направлены корветы «Хагана» и «Веджвуд», охотник «Ногах» и базы штурмовых катеров «Маоз». Одновременно было запрошено разрешение на использование взрывающихся катеров.

Заместитель Пол Шульман согласился с командующим. Но против атаки резко высказался заместитель начальника штаба израильской армии Игаэль Ядин, который являлся ответственным за планирование операций.

На тот момент операция «Иоав» уже увенчалась успехом. Израильские войска заняли Беер-Шеву и большую часть пустыни Негев, что позволило разделить египетские и иорданские силы. Тем более 21 октября при посредничестве ООН было заключено очередное соглашение о перемирии, которое начало действовать с 15 часов 22 октября. Данные обстоятельства способствовали тому, что израильское верховное командование запретило проведение активных операций.

Но Шульман стоял на своём. Он всё равно запросил у Зака разрешение на атаку. Тот в свою очередь обратился напрямую к президенту Давиду Бен-Гуриону. В итоге израильский лидер дал согласие, которое позже корабли получили по радио.

Нарушение перемирия в Израиле попытались оправдать тем, что египетские корабли якобы появились у самого Тель-Авива. Мол, руководство страны испугалось, что они устроят блокаду столицы на время перемирия. Но атака произошла вовсе не у Тель-Авива, а у Газы. Очевидно, что египетские корабли не представляли для израильтян никакой опасности. Вечером 22 октября «Ма'оз» отделился от флотилии и направился к месту выхода в атаку (в 7 милях к северо-западу от Газы). Место было выбрано с учётом того, что корабль сможет перехватить замеченные египетские суда, но при этом оставаться незамеченным с берега. В 21:10 в этой точке судно спустило на воду все четыре катера. Два из них предназначались непосредственно для атаки, третий оставался резервным, а ещё один катер должен был служить сигнальным для сбора пилотов после операции (взрывчаткой он начинён не был). К операции подготовились основательно. У израильских моряков имелись шлемы с установленными на них приборами ночного видения. Пилоты катеров были в специальных купальных шапочках с инфракрасными лампочками, благодаря которым их можно было довольно быстро обнаружить в воде.

Через час после спуска на воду катера приблизились к берегу и обнаружили оба египетских корабля. Египтяне не ожидали нападения, так как полагали, что действует перемирие. Согласно плану, один катер должен был нацелиться на «Эмира Фарука», а второй — на идущий следом тральщик. Также катерам следовало пройти между кораблями, чтобы затруднить им стрельбу. Такой манёвр занял время, за которое ничего не подозревающие корабли успели разойтись. «Эмир Фарук» продолжил движение на север, а тральщик повернул на юг.

Опасаясь упустить противника, один из катеров начал атаку. Но его сразу же обнаружили с египетского корабля. «Эмир Фарук» открыл огонь из единственной 57-мм пушки и пулемётов винтовочного калибра. За это время тральщик успел удалиться на довольно значительное расстояние. Пилот второго катера, видя это, тоже решил атаковать «Фарука», но подвёл мотор. Лодка замедлила ход и легла в циркуляцию. На спасательном катере манёвр поняли неправильно. Там решили, что пилот катера хочет подобрать из воды своего «коллегу».

Тральщик всё же был атакован, но с резервного катера. Инициатива чуть было не провалилась. Пилота заметили, начали обстреливать, а в момент, когда нужно покидать судно, рычаг откидывания задней стенки кабины заел. В результате моряк задержался с покиданием катера и выбросился в воду лишь за 30 м до цели.

Но существенно такие недочёты на ход операции не повлияли. «Эмир Фарук» всё-таки был взорван катером и затонул через пять минут. По израильским данным, тральщик тоже был повреждён, но египтянам удалось отбуксировать его в Александрию. Сигнальный катер поднял из воды всех пилотов ударных катеров. К этому моменту египтяне уже открыли огонь с берега, но израильские моряки не пострадали. Все они вернулись к 23:10 на корабль-базу.

Так как атака была совершена в нарушение перемирия, то «Ма'оз» ещё в течение трёх дней оставался в море, чтобы его возвращение на базу нельзя было связать с нападением.

На волне успеха

В следующий раз взрывающиеся катера Израиль использовал в начале января 1949 года — уже после окончания перемирия, когда египетские корабли впервые обстреляли Тель-Авив. «Ма'оз» вышел им навстречу и спустил лодки. Все это происходило в светлое время суток, поэтому осуществлять задуманное пришлось на значительном расстоянии от противника. В итоге один из катеров захлестнуло волнами, и он затонул, а остальные не решились отправиться в атаку. Бой свёлся к тому, что завязалась перестрелка «Ма'оза» с египетскими судами на дальней дистанции.

До окончательного прекращения огня в марте 1949 года израильские взрывающиеся катера больше активности не проявляли. Правда, их использовали ещё пару раз, но не по прямому назначению. 26 декабря 1948 года с них для подрыва прибрежной железной дороги к югу от Газы были высажены 10 диверсантов. Повреждения, нанесённые израильскими бойцами, были быстро исправлены. В январе 1949 года израильтяне предприняли вторую попытку. Успехом она не увенчалась. Диверсантов обнаружили вскоре после выгрузки, и им пришлось срочно возвращаться на катера.

Позднее один из уцелевших взрывающихся катеров был переброшен на Красное море и использовался для высадки разведчиков на побережье Иордании. Последний сохранившийся катер МТ в настоящее время находится в Музее тайной иммиграции и военно-морского флота в Хайфе.

Пилоты и командиры, которые принимали участие в потоплении «Эмира Фарука», были приглашены на приём и ланч к президенту Бен-Гуриону. Йохай Бин-Нун получил звание Героя Израиля. В 1960 году он стал командующим израильским флотом.

Журнал: Война и Отечество №9, сентябрь 2022 года
Рубрика: Национально-освободительные войны
Автор: Вячеслав Коротин


Метки: война, корабль, взрыв, Война и Отечество, Италия, Израиль, Египет, камикадзе, Арабо-израильские войны, катер, диверсанты


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023