Дело Преображенских

Весной 2007 года в отечественном мире искусства случилось страшное: Росохранкультура запретила музеям проводить коммерческую экспертизу частных произведений. Отныне всем владельцам потенциальных шедевров нечего стало и думать о том, чтобы нести свои сокровища в Эрмитаж, Русский музей, Третьяковку или ВХНРЦ им. Грабаря.
Общественность скандалила. А Минкульт гнул свою линию: в последнее время музейные эксперты подозрительно часто позволяют себе ошибаться, чем способствуют росту криминальных инцидентов в сфере искусства. Никто из официальных лиц не говорил прямо, о каких экспертах и каких криминальных эпизодах идёт речь, но сведущие люди понимали: «ноги» у нового закона «растут» из дела Преображенских.

Фото: дело Преображенских — интересные факты

Новоявленный коллекционер

Люди любят искусство. «О Рафаэль, о Ренессанс!». Но неприятная правда состоит в том, что лишь немногие любители прекрасного в нём разбираются. Мало знать, что Левитана звали Исаак, а Айвазовский был маринистом. Однако примерно таким багажом искусствоведческих знаний обладал владелец сети автосалонов «Элекс-Полюс» Валерий Узжин, когда вздумал собирать коллекцию картин русских художников. Будучи человеком трезвомыслящим, он решил обратиться за помощью к специалистам, которые бы смогли помочь ему приобрести по-настоящему ценные полотна. И друзья бизнесмена, уже коллекционировавшие иконы, порекомендовали ему заглянуть в московский Гостиный двор, в салон «Русская коллекция», принадлежавший антикварам Татьяне и Игорю Преображенским. Что в один прекрасный день Узжин и сделал, гуляя по столице с дочерью, которая, едва переступив порог галереи, пришла в восторг от картины с изображением «петуха и курочки». Полотно было куплено в тот же день. Разумеется, это произвело на Преображенских хорошее впечатление.

Родом из деревни

Узжин принца крови из себя не строил: он сразу сказал антикварам, что родился и вырос в деревне, оттого ему так нравятся полотна, изображающие природу. Особенно Валерию приглянулись работы передвижника Александра Киселёва. Широким кругам это имя, скорее всего, ни о чём не говорит, тогда как картины художника висят и в Русском, и в Пушкинском музеях, и в Третьяковке. К тому же в начале XX века Киселёв вошёл в моду у коллекционеров, что неминуемо отразилось на стоимости его творений. Но Узжин трудностей не боялся. А ещё его интересовала возможность приобрести работы Шишкина, Айвазовского и Орловского. О таком клиенте можно было только мечтать!
И Татьяна Преображенская — искусствовед и кандидат наук — охотно взяла Узжина под своё опытное крыло. В её профессионализме сомневаться не приходилось. К тому же Татьяна, предлагая Узжину те или иные картины, всегда настаивала на том, чтобы тот, прежде чем соглашаться на покупку, обязательно наведывался во Всероссийский художественный научно-реставрационный центр им. Грабаря. Компетенции этого заслуженного заведения по определению не могли вызвать никаких подозрений. Правда, по рекомендации Преображенской, Узжин всегда обращался только к одному эксперту — Татьяне Горячевой, великолепному знатоку русской живописи XIX века. И та неизменно давала положительное заключение: да, это действительно Киселёв — «яркое и уникальное произведение».

Слишком много Киселёва

Подстраховавшись, как ему казалось, со всех сторон, Узжин принялся осуществлять свою мечту. На удивление, картины нужных ему художников появлялись как по мановению волшебной палочки. В салон Преображенской их приносили арт-дилеры, самым расторопным из которых был некий Дмитрий Кутейников. Ему каким-то чудесным образом удавалось добывать одного Киселёва за другим. Татьяна Преображенская оказывала исключительно посреднические услуги — сводила поставщиков с потенциальным покупателем, консультировала относительно художественной ценности полотна, а тот уже сам решал — брать его или нет.
В итоге всего за год (!) коллекция Узжина пополнилась 34 картинами, а его кошелёк похудел на 8 миллионов долларов. На этом предприниматель решил остановиться. Полотна заняли достойное место в доме бизнесмена, который отнюдь не был затворником. Далеко не все визитёры замечали его коллекцию, но те, кто обращал на неё внимание, неизменно восхищались: «Надо же, сколько у тебя Киселёва!». Узжин был горд. Волею судеб гостями его дома как-то стали искусствоведы из Третьяковской галереи, которые открыли предпринимателю глаза: «У тебя здесь девять штук Киселёва, а в Третьяковке всего семь. Так не бывает». Узжин занервничал, пересмотрел все документы, сопровождавшие картины, заключения эксперта… Всё вроде чисто.
Но следующий визитёр, тоже большой любитель искусства, пришёл в гости к Узжину с только что привезенным из Дании каталогом картин местных художников XIX века, рассматривая который предприниматель обнаружил своего «Киселёва»! Правда, создателем пейзажа значился некий датчанин Янус Ла Кур, а на самом полотне вместо покосившейся деревенской избы красовался аккуратненький домик под черепичной крышей… Всё остальное — вплоть до облаков на небе и листочков на дереве — совпадало полностью!

Ошибка эксперта

Последние сомнения в том, что ему всучили фальшивку, отпали у Узжина, после того как он отнёс картины на экспертизу в Третьяковскую галерею. Выяснилось, что из девяти картин любимого им Киселёва только четыре являются подлинными. Поддельным оказался и один Орловский.
Узжин отправился прямиком к непосредственному продавцу — Кутейникову. А тот запираться не стал. Да, картины липовые. Он лично купил их на датском аукционе Bruun Rasmussen. Датчане Янус Ла Кур и Андерс Андерсен-Лундбю, творившие в XIX веке, обошлись ему совсем не дорого: он отдал от 10 до 20 тысяч долларов за каждое полотно. Эти, и только эти суммы Кутейников был готов возместить Узжину. Но тот-то заплатил за них намного больше! Дилер пожал плечами и адресовал незадачливого коллекционера к Преображенским: мол, с них взыскивай. Забегая вперёд скажем, что с тех пор Узжин господина Кутейникова больше не видел. Вскоре тот выехал за границу, где, будучи объявленным в розыск, скрывается по сей день. Преображенская, разумеется, деньги тоже возмещать отказалась: мол, какой с неё спрос, она ведь только посредник? Да, ей показалось, что перед ней подлинники, но она ведь не Господь Бог, к тому же у неё на руках было заключение эксперта. С эксперта взятки тоже оказались гладки: ну ошиблась, с кем не бывает? Тем более что химсостав красок аналогичен тем, которыми пользовался Киселёв, автограф его, как и манера письма, да и холст явно XIX века — чего ещё надо-то?

Фабрика шедевров

А Узжину надо было перестать чувствовать себя идиотом и вернуть деньги. Он подал заявления в СК и, видимо, нажал на нужные рычаги, раз дело под личный контроль взял сам Бастрыкин из Главного управления Минюста. В октябре 2005 года супругов Преображенских арестовали. Началось долгое следствие, в ходе которого выяснилось, как именно антиквары зарабатывали на богатых клиентах, жаждавших приобщиться к далёкому от них искусству. Преображенские знали, как несведущему человеку «втюхать» ту или иную мазню: нужно лишь подать её определённым образом! Сочинить убедительный провенанс (историю происхождения антиквариата), произнести пару громких фамилий, а то и подписать ими ту или иную картину. Преображенские наняли Кутейникова, и тот целенаправленно закупал на датских аукционах картины местных художников, которые и по времени, и по манере письма очень походили на русских классиков. Школа-то в те годы у всех была примерно одинакова, как и холсты, и краски…
В России картины соответствующим образом «русифицировались» — с них смывали приметы датской среды обитания и записывали их характерными для наших просторов деталями. Подделывалась, разумеется, и авторская подпись. Так, в частности, картина Ла Кура «Ландшафт» превратилась в киселевский пейзаж «Летний день. Дорога вдоль опушки леса». Кто именно отвечал за это художественное преображение, выяснить не удалось.
Преображенские так и не признали себя виновными. В итоге Татьяна получила 9 лет колонии, а её супруг — 8,5. Что до Горячевой, то она проходила по делу как свидетель и пела дифирамбы неизвестному художнику, виртуозно подделавшему Киселёва. Ни комар носа не подточит, ни эксперт фальшивку не определит. Гений!

Журнал: Ступени Оракула №9, сентябрь 2019 года
Рубрика: Детектив
Автор: Антон Дубинин




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —