Герман Майнке — алмазная афёра века

Как известно, болтун — находка для шпиона. В эту пивную в советском секторе Берлина агент западногерманской разведки заходил неслучайно: вдруг прозвучит что-нибудь интересное от подвыпивших посетителей? В тот вечер ему невероятно повезло: за соседним столиком некий прилично одетый господин поделился с приятелями: «Наконец-то получил искусственный алмаз!». Шёл 1951 год — время, когда над синтезом ценнейшего минерала бились учёные многих стран.

Фото: алмазная афёра века — интересные факты

Скромняга у министра

Реакция спецслужбы была мгновенной: перепроверить информацию и в случае подтверждения во что бы то ни стало доставить изобретателя в Бонн — тогдашнюю столицу Федеративной Республики Германия. Агенту удалось выйти на контакт с доктором Германом Майнке — так он представился.
«Почему вас нет в списке сотрудников Берлинского университета?» — «Не задавайте глупых вопросов: кто же засвечивает таких секретных спецов, как я?».
Оказалось, этот исследователь в области физики и химии последние годы занимается проблемой синтетического алмаза. Учёный готов поехать в ФРГ, если ему гарантируют соответствующие условия для работы. И ещё одно: вместе с ним отправится ассистентка Эдельтраут.
Бонн дал добро, и спустя несколько дней доктор Майнке и его спутница покинули Берлин.
Об уровне интереса к прибывшему говорит тот факт, что его почти сразу лично принял министр экономики ФРГ Людвиг Эрхард. Майнке произвёл на него благоприятное впечатление: солидный и немногословный. Опять же учёный заверил: он готов продемонстрировать производство алмаза в самое ближайшее время. Затраты потребуются небольшие: оборудование для лаборатории и вполне доступное сырьё. Майнке оговорил и относительно скромную зарплату для себя и ассистентки, которая должна будет многократно увеличиться после успешного показа первого полученного образца.
Лаборатория и всё необходимое были предоставлены через несколько дней. Там Майнке и его ассистентка работали с раннего утра до позднего вечера. В кратких отчётах учёный сообщал, что дело продвигается и до демонстрации остаются две-три недели.

У алмазного пирога.

Действительно, уже в конце лета 1951 года доктор Майнке сообщил, что все готово. 1 сентября в лабораторию прибыла комиссия специалистов и чиновников. Весь процесс происходил на их глазах: обработанное сырьё разместили в печи, где при огромной температуре оно выдерживалось строго определенное время. Наконец жаропрочныи поднос был извлечён и охлаждён, ассистентка аккуратно разгребла кучку золы и достала пинцетом… маленький кристалл. То, что это именно алмаз, подтвердил присутствующий эксперт. Позднее пришли данные более углублённой экспертизы: созданный минерал практически не уступал природному. Драгоценный камень—так быстро и при минимуме затрат! Учёный предупредил, что это только первый шаг. Ещё предстояло поставить выпуск искусственных алмазов на поток, но для этого требовалось усовершенствовать весь технологический процесс.
Послевоенный бюджет ФРГ был ограничен, поэтому сторонник либеральной экономики Людвиг Эрхард предложил создать частную фирму и привлечь инвесторов. Они, прослышав о грядущих баснословных барышах, нашлись незамедлительно. В числе акционеров оказались министры, крупные промышленники и представители дворянской элиты. Через руководителя оккупационной зоны Джона Макклоя подключилось и правительство США: американцы тоже захотели иметь свою долю в «алмазном пироге».

Коллеги подвели

Проект был подписан лично министром экономики ФРГ, для строительства завода по производству искусственных алмазов выделили большую территорию под Бонном. Коммерческий директор фирмы Эрнст Вернер вертелся как юла: необходимо было набрать персонал в количестве 4 тысяч человек. К первоначальным 10 миллионам бундесмарок инвестиций без лишней огласки добавили ещё столько же.
Доктору Майнке положили зарплату 60 тысяч марок — огромная по тем временам сумма. Ассистентку Эдельтраут тоже не обделили. В итоге парочка из Восточного Берлина ежемесячно получала под 100 тысяч марок ФРГ.
Прошло почти 2 года, затраты фирмы росли, а сейфы для алмазов по-прежнему оставались пусты. При этом Майнке категорически никого не допускал к секретам технологии. Объяснял: она тут же попадёт в ГДР или Советский Союз. Тем не менее в Министерстве экономики настояли: в помощь пришлют двух проверенных коллег — физика и химика.
Опытным профессионалам не потребовалось много времени, чтобы сделать выводы о том, что Майнке и его ассистентка абсолютно несостоятельны, а вся эта затея — грандиозная афёра, на которую купились солидные люди…

Где деньги?

Парочку взяли под стражу, началось следствие. Выяснилось, что Герман Майнке отнюдь не учёный, а… подмастерье портного. Тяготясь своим низким социальным положением, он любил прихвастнуть, находясь в незнакомой компании. Кто будет проверять его безобидную ложь?
Однажды он услышал по радио о том, что учёным вот-вот удастся создать синтетический алмаз. Так появился сюжет для очередного вымысла: он, Герман, — великий учёный — добился такого триумфа!
Случайные собутыльники, с которыми Герман решил отпраздновать успех, были людьми малосведущими. Как и подслушавший разговор агент, донесение которого в Бонне попало к самому генералу Рейнхарду Гелену, позднее возглавившему внешнюю разведку ФРГ. Конечно, такой информацией нельзя было пренебречь. Специалисты подтвердили: мир на пороге получения синтетического алмаза. Значит, вполне вероятно, что этого добились на территории только что созданной Германской Демократической Республики.
Когда резидент вышел на Майнке, тот решил подыграть: да, я тот самый, который в лабораторных условиях получил алмаз. Тем более что ему лично светили очень большие деньги. Да и гражданская жена Эдельтраут — портниха и по совместительству ассистентка афериста — одобрила решение рискнуть. А там будь что будет!
Именно она на первой демонстрации незаметно подложила в кучку пепла заранее купленный у одного из боннских ювелиров алмаз. Средства солидного аванса позволяли, а ловкости рук ей было не занимать. Дальше оставалось только тянуть время, что парочка небезуспешно и делала почти 2 года.

Ищи-свищи!

Несмотря на масштаб афёры, суд был скорым и назначил Герману Майнке весьма мягкое наказание — 3 года
лишения свободы. То ли лучшим адвокатам кто-то солидно заплатил, то ли пришлось учесть причастность к этой истории весьма влиятельных особ, не желавших оказаться в глазах всего мира посмешищем. Эдельтраут и вовсе приговорили к 13 месяцам тюрьмы. Она потом ещё почти 2 года носила передачи супругу.
После освобождения Германа чета практически сразу же скрылась в неизвестном направлении. Немудрено: значительная часть средств (миллионы марок!) акционеров так и не была найдена и вполне могла осесть на счетах за пределами Германии. Косвенно это подтверждает и исчезновение Эрнста Вернера — уж он-то знал, как лучше всего спрятать деньги…
Ну а искусственные алмазы появились в том же 1953 году, когда был разоблачён «доктор» Герман Майнке. 15 сентября их получили с помощью специальной установки в Швеции, и с тех пор технологии во всём мире только совершенствовались.

«Пленник» с Формозы

Умением подать выдумку как реальный факт и заработать на этом в начале XVIII века прославился некий Джордж Салманазар. Объявившись в 1704 году в Лондоне, он сообщила что бежал из плена с далёкого острова Формоза (теперь Тайвань). Весть о счастливом беглеце от аборигенов дошла до учёных и высоких морских чинов. За приличную плату Салманазар обстоятельно описал далёкий остров, язык и культуру его обитателей. Более того, объездил всю Англию с лекциями об экзотической земле (у самих англичан о ней было смутное представление), его информация нашла отражение в учебниках географии и лоциях. Лишь впоследствии выяснилось, что дальше Западной Европы талантливый фантазёр никогда и не был. Салманазар сам в этом признался в специально написанной книге, которая, согласно его завещанию, вышла в свет спустя год после его смерти.

Журнал: Все загадки мира №18, 2 сентября 2019 года
Рубрика: Афёра века
Автор: Олег Николаев




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —