Тиара Сайтафарна

В апреле 1896 года в одной из витрин Лувра среди национальных сокровищ Франции была выставлена золотая тиара Сайтафарна. Эта уникальная ювелирная находка с юга России была приобретена французами за 200 тысяч франков (75 тысяч рублей золотом) после тщательной и всесторонней экспертизы. История тиары может послужить сюжетом для захватывающего детективного романа.

Фото: тиара Сайтафарна — интересные факты

Ювелирный шедевр

Тиара — шлемообразный головной убор из золота высотой 18 сантиметров и весом 443 грамма. На ней имеются два пояса — фриза. На одном изображены сцены из жизни скифов, на другом — из «Илиады» Гомера. Между собой фризы разделены круговым изображением крепостной стены с надписью на греческом языке: «Царю непобедимому Сайтафарну «народ ольвиополитов».
Одна из самых больших древнегреческих колоний — Ольвия располагалась на северном побережье Чёрного моря и с конца III века до н.э. была данницей скифов. Из надписи ясно, что тиара преподнесена колонистами в дар скифскому царю. Тиара свидетельствовала о выдающемся мастерстве её творца.

Ольвийские древности

На правом берегу Буга, в 20 километрах вниз по течению от Николаева, около села Па руги на сохранились остатки древней милетской колонии Ольвии и её некрополя. Все здесь варварски перекопано. Местные крестьяне сделали хищнические раскопки своим промыслом. Иногда они находили подлинные шедевры античности, пользовавшиеся большим спросом у антикваров. Но ценные находки встречались редко, и тогда возникло несколько подпольных мастерских, занимавшихся изготовлением подделок под старину. Мошенники выдавали подделки за «ольвийские древности», якобы найденные крестьянами. Их приобрели многие музеи Европы.

Братья Гохманы

Сыновья полунищего маклера Гохмана вымахали не ниже портовых амбалов, но применить свою силищу, таская в порту мешки, не захотели. Они промышляли разбоем, не брезговали и обычным воровством. Разбогатев на неправедных делах, Гохманы гоняли по Одессе на лихаче, одетые по последней парижской моде. Их дружок-компаньон по фамилии Браун был не так удачлив. По его следам шла полиция, и он вынужден был скрываться, собираясь при первой возможности удрать за границу. Братья решили сделать ему презент на память об Одессе-маме и заказали' золотой перстень в ювелирной мастерской Белова. Получив свой заказ, жулики поняли: это подлинный шедевр! У Гохманов быстро созрел план. Они решили снабжать любителей старины «настоящим» антиквариатом. Братья выяснили, что за чудо-мастер сделал золотой перстень для Брауна. Оказалось, это никому не известный Израэль Рахумовский. За четверть смирновской водки криминальную парочку познакомили с Рахумовским, и тот, получив солидный задаток, согласился работать только на них. Хозяину лавки, где трудился Рахумовский, ювелиру Белову, Гохманы объяснили, что ему лучше не совать нос в то, чем теперь будет заниматься ювелир. Братья сумели обеспечить своего золотых дел мастера хорошо оплачиваемыми заказами на много лет вперёд. При этом никому и в голову не приходило, что «старинные» ювелирные шедевры, которыми торгуют Гохманы, делает какой-то Рахумовский.

Настоящий гений

Рахумовский родился в 1860 году в белорусском городке Мозыре. Никакого художественного образования он не получил, но достиг такого совершенства в ювелирном искусстве, что в гравёрных мастерских Киева, куда юный Израэль выбрался из Мозыря, не нашлось мастера, годившегося ему в учителя. Рахумовский действовал один, превосходно выполняя работу гравёра, чеканщика и ювелира. В Одессу Израэль приехал в 1892 году, поселился на улице Успенской и был принят на работу в ювелирную мастерскую Белова. Старший из Гохманов, уже после того как получил перстень для Брауна, заказал Рахумовскому большую золотую тиару, которую якобы хотел преподнести на юбилей своему другу, профессору из Харькова, имя которого предпочёл сохранить в тайне. Через девять месяцев он держал в руках тиару, уплатив за её изготовление мастеру 1800 рублей.

Прибыль — поровну!

Но вместо Харькова весной 1896 года Гохман оказался в Вене, где предложил тиару императорскому музею. Он утверждал, что это — артефакт из клада, найденного в Ольвии. Подлинность тиары ни у кого не вызвала сомнений, но явно завышенная цена не устроила покупателей. Уезжая домой, Гохман передал тиару двум венским антикварам, поручив им продать её за 30 тысяч франков. Если бы удалось сбыть изделие дороже, то прибыль следовало поделить поровну.
Едва дождавшись отъезда Гохмана, антиквары отправились в Париж, и Лувр купил у них тиару по баснословной цене. Сообщать об этом своему компаньону антиквары не собирались. Через пару месяцев Гохман увидел в газете сообщение о великолепном приобретении Лувра. А главное, он увидел цену тиары! Жулик пришёл в неописуемую ярость. В начале 1897 года Гохман привлёк антикваров к суду, заставив выложить половину прибыли и штраф.

Великолепная подделка

Первым сомнение в подлинности тиары Сайтафарна выразил русский учёный Н.И. Веселовский, его поддержал директор Одесского музея Э.Р. Штерн. Немецкий учёный Фуртвенглер лично осмотрел тиару в Лувре и заявил, что в сюжетах, изображённых на ней, есть ошибки, которые античный мастер допустить не мог. За подлинность тиары высказались хранитель Лувра Эрон де Вильфос и многие другие учёные. Они были убеждены, что нет современного мастера, способного на столь высокохудожественную подделку. Дело о тиаре взбудоражило Париж.
23 марта 1903 года газета «Матэн» опубликовала интервью одного русского ювелира, жившего в столице Франции. Он утверждал, что тиара — произведение Рахумовского. При этом он был уверен, что мастер не знал о её мошеннической продаже.

Недолгая слава

Расследование продолжалось — два месяца. В Париж инкогнито приехал Израэль Рахумовский. Но вездесущие репортёры разыскали его. Он стал героем дня. Его портреты появились во всех парижских газетах. Рахумовский предъявил комиссии четыре подлинные фотографии тиары в момент передачи её Гохману и эскизы фрагментов, сделанных им для памяти. Он указал и источники, служащие ему образцами — «Русские древности в памятниках искусства» Толстого и Кондакова (для скифских сюжетов) и «Атлас к Всемирной истории» Вейсера (для мотивов из «Илиады»). Графические ошибки, допущенные в этих изданиях, перешли и на тиару. Рахумовский также демонстративно изготовил копию части тиары, после чего сомнений в его авторстве не осталось. Французы заявили на весь мир, что нет мастера-ювелира, равного Рахумовскому, и предложили ему остаться в Париже на условиях, о которых он не и мог мечтать в мастерской Белова. Но Израэль не согласился.

Печальный финал

Тиара Сайтафарна по-прежнему украшает Лувр, правда, уже в отделе подделок. О дальнейшей судьбе Рахумовского нет почти никаких сведений. Закончил жизнь этот несомненно выдающийся художник-ювелир в полной безвестности, как и все те, кто остался верен Одессе, отказавшись от мирового признания. Его останки покоятся где-то под бензоколонкой, построенной на месте старого кладбища между Черноморской и Среднефонтанской дорогами.

Журнал: Тайны 20-го века №44, ноябрь 2009 года
Рубрика: Преступления века
Автор: Валерий Кукаренко




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —