Владимир Добров — афёра с колье

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Кому не памятны приключения пресловутого русского авантюриста корнета Савина? То он продаёт англичанам строительные леса вокруг Исаакиевского собора. То собирает деньги на помощь… беднякам Атлантиды, и что самое удивительное, весьма успешно. То едва не становится царём Болгарии. Корнет Савин был настолько знаменит в своё время, что на него в «Золотом телёнке» сослался сам великий комбинатор Остап Бендер. Но не только Бендером и Савиным едиными жива история русских авантюр. Об одном таком искателе приключений мы хотим вам рассказать. Однако учитывая то, что прямые потомки нашего героя живут и здравствуют в России по сей день, некоторые подробности по понятным причинам изменены.

Фото: Владимир Добров — интересные факты

Прибытие английского аристократа

Приехавший в Москву из Лондона летом 1910 года лорд Джон Лерой снял один из самых дорогих номеров роскошной гостиницы. Обходительный англичанин, неплохо владевший русским языком, богатый и щедрый, быстро завоевал симпатии персонала отеля. Его посетили с визитами вежливости сначала управляющий, а затем и сам владелец гостиницы. В состоявшихся беседах лорд выразил восхищение Москвой, особо отметив европейский уровень отеля. Никто, конечно, и заподозрить не мог, что обаятельный постоялец — вовсе не лорд, не Джон Лерой и даже не англичанин. Под этим именем скрывался недавно вышедший из тюрьмы авантюрист Владимир Андреевич Добров.

Придирчивый покупатель

Две недели спустя, в субботу, около четверти двенадцатого, респектабельный джентльмен с небольшим саквояжем вошёл в крупнейший в Москве ювелирный магазин. Навстречу клиенту заторопился сам хозяин. — Рад знакомству, — сказал посетитель с резким английским акцентом, — я лорд Джон Лерой. Хотел бы приобрести подарок для моей невесты».
Расстегнув саквояж, лорд достал из него сложенную газету, развернул её и показал ювелиру объявление о продаже бриллиантового колье стоимостью 130 тысяч рублей. Под объявлением была помещена гравюра с фотографии этого колье. Хозяин поспешил к сейфу и вскоре торжественно раскрыл перед покупателем кожаный футляр. На чёрном бархате сверкнули бриллианты.
Лорд Лерой взял колье, поднёс к глазам. Довольно долго разглядывал украшение, потом вернул его на место. «Нет. I don't like it… Мне не нравится. На гравюре это выглядело гораздо… Как это по-русски… Привлекательнее, yes? Вы имеете ещё что-то показать?».
Ювелир принёс из сейфа кольца, серьги, броши, разложил их перед придирчивым англичанином. Тот брал в руки то одну вещицу, то другую, рассматривал их, бурчал что-то по-английски себе под нос, разочарованно откладывал. Изучив последнюю брошь, он вынул часы из жилетного кармана, откинул серебряную крышку, бросил взгляд на циферблат. «Ничто меня здесь не впечатляет. Пожалуй, я всё-таки возьму колье».
Он подошёл к конторке, достал чековую книжку, обмакнул перо в чернильницу, проставил сумму. Ювелир наблюдал за его действиями с зарождающимся беспокойством. Когда лорд Лерой протянул чек, хозяин магазина нахмурился. «Простите, сэр… Не уверен, могу ли принять ваш чек». Англичанин выглядел безмерно удивлённым.
«Почему? Это чек Русского Коммерческого банка, и он так же хорош, как наличные». Ювелир пояснил, что уже полдень, а в субботу в полдень все банки закрываются, и чек останется неоплаченным до понедельника. «Ну и что же?» — недоумевал англичанин. Но ювелир попросил лорда как-то удостоверить личность и кредитоспособность. Джон Лерой показал паспорт и заявил, что его знают в отеле. Хозяин позвонил туда и услышал, что лорд Лерой из Лондона живёт в гостинице две недели, и его состоятельность не вызывает ни малейших сомнений. Ювелир принёс извинения, лорд Лерой взял колье и вышел на улицу, оставив чек на 130 тысяч рублей.

Подозрения ювелира

Через стекло витрины владелец магазина хорошо видел англичанина. Тот быстро зашагал прочь, но вдруг остановился, точно размышляя, решиться или нет на какой-то поступок. Потом нервно огляделся, зачем-то расстегнул и застегнул саквояж, перешёл улицу и исчез в дверях другого ювелирного магазина. Продавец колье всмотрелся в чек. Печать показалась ему не вполне чёткой, и подпись выглядела так, будто её обводили дважды. Неужели подделка?!
Тем временем лорд Джон Лерой обращался к другому ювелиру. «Это украшение, — говорил он, раскрывая футляр, — я только что купил в магазине напротив. Сначала оно мне не понравилось. Но потом я всё же купил его. А вот теперь передумал. Я хочу его продать. Но мне неловко снова возвращаться в тот магазин. Английский лорд не может так поступить, и я даже готов к денежной потере. Я заплатил 130 тысяч, возьмите за 120».
Пока второй ювелир пристально разглядывал колье, первый окончательно убедил себя в том, что чек фальшивый. Англичанина необходимо задержать! И ювелир схватил телефонную трубку. В магазине напротив ответили. «К вам вошёл англичанин. Он купил у меня колье, расплатился чеком…» — «Да, он предложил колье мне» — «По-моему, чек поддельный. Постарайтесь протянуть время, задержите его, а я позвоню в полицию».
Повесив трубку, второй ювелир возвратился в торговый зал. Ещё издали заметив, что англичанин беспокойно озирается, хозяин начал долгий разговор, ссылаясь на то, что крупные приобретения в данный момент не входят в его планы. Этим он достигал двух целей: затягивал время, а также создавал у англичанина впечатление, что просто пытается сбить цену. Надежда на то, что сделка так или иначе может состояться, не даст лорду уйти.
Расчёт сработал. Когда лорд Лерой уже явно начинал нервничать, в магазин вошли двое полицейских. Командовал ими офицер в форме с серебряными погонами. Англичанин встрепенулся, офицер подошёл ближе. «Это вы называете себя лордом Джоном Лероем?» — осведомился он. «Что значит «называю себя»? — возмутился британский джентльмен. — Я есть лорд Джон Лерой! Вот мой паспорт!». Офицер усмехнулся. «Прошу вас следовать с нами! Вам всё объяснят в участке, а колье будет возвращено владельцу». И как ни протестовал лорд, всё было бесполезно. Его привезли в участок и заперли в относительно опрятной камере, где имелось даже чистое постельное бельё. Здесь Лерою предстояло провести две ночи — до понедельника. Этого дня с нетерпением ждали и ювелиры.

Гнев лорда Лероя

В понедельник утром чек лорда Джона Лероя был предъявлен к оплате в Русском Коммерческом банке. Чек оказался самым настоящим, и деньги по нему были выплачены незамедлительно. Лорда тут же освободили. Полиция принесла извинения, но этого англичанину оказалось мало. Он настоял, чтобы при разговоре с ним присутствовали оба владельца магазинов. «Джентльмены, — сказал он, — дело обстоит самым серьёзным образом. Мне нанесено оскорбление подозрением в мошенничестве. Две ночи меня продержали в полицейском участке. Мало того, по вашей вине я не вернулся вовремя в Лондон, из-за чего сорвана важная финансовая операция. Общую сумму причиненного мне ущерба я оцениваю в полмиллиона рублей. Именно эта сумма будет фигурировать на судебном процессе против вас, который я, без сомнения, выиграю. Но ваши потери этим не ограничатся. Репутация ваших предприятий будет подорвана настолько, что я очень удивлюсь, если вы сумеете избежать разорения. Мне претит мысль о любых сделках с вами, но вам повезло, я тороплюсь вернуться в Англию, а судебный процесс — дело долгое… Однако если мы не договоримся, разумеется, я останусь. Мои условия просты. Кроме 130 тысяч за возвращенное колье, вы оба заплатите ещё 170 тысяч, сейчас, наличными. Как вы их между собой поделите, меня не касается. Дополнительно — 15 тысяч рублей в качестве компенсации за незаконное владение купленным мной колье в течение двух дней. Таковы мои условия, и если вы, джентльмены, считаете их несправедливыми, позвольте откланяться — и встретимся в суде…».
Совещание ювелиров не затянулось. Когда Владимир Добров покинул Москву, в его саквояже лежали 315 тысяч рублей.

Из воспоминаний Владимира Доброва

Вот что писал об этом в своих воспоминаниях сам Добров: «Я занял 150 тысяч рублей под проценты, которые должны были составить 15 тысяч. После того как 130 тысяч из этих денег я поместил в банк, у меня оставалось ещё 20 тысяч. Вполне достаточно, чтобы в течение двух недель играть роль щедрого лорда Лероя… Этот спектакль доставил мне немалое удовольствие! Правда, пришлось потрудиться над банковским чеком. Полночи я размывал печать и обводил подпись, стараясь, чтобы чек выглядел как можно подозрительнее. И выйдя из магазина, я вёл себя тоже как можно подозрительнее… Могло и не сработать, если бы они всё же не вызвали полицию! Но ведь тогда у меня осталось бы колье. Я бы продал его и попробовал в другом месте. Но нет, не могло не получиться — и получилось! Я отлично знаю эту публику. Я вернул долг и проценты, а мои 150 тысяч — неплохой куш!».

Судьба авантюриста

Как же сложилась дальнейшая судьба Владимира Доброва? Увы — для него не так удачно, как в случае с колье. Свои воспоминания авантюрист писал уже не в столь комфортабельной обстановке, как апартаменты роскошного московского отеля. Но это, как говорится, совсем другая история.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2012 года
Рубрика: Великие авантюристы
Автор: Андрей Быстров

Метки: Тайны 20 века, драгоценность, бриллиант, арест, авантюра, афёра, ювелир, Добров, колье




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.