Генная инженерия ГМО

Приходилось ли вам, уважаемые читатели, покупать помидоры со вкусом курятины? А сажать картошку, которую принципиально не ест колорадский жук? А видеть берёзу с такой мягкой древесиной, что ствол её не может держать собственный вес и лежит на земле? А часто ли вы едите соевое мясо?

Генная инженерия ГМО

Настоящие волшебники

Все эти чудеса — дело рук генных инженеров. Даже соя выращивается издревле, но очень урожайной и чрезвычайно устойчивой к вредителям стала недавно. А уж хорошие это чудеса или нет — судите сами.
Тем более что продукты из генетически модифицированного сырья продаются повсеместно, а маркировки «содержит ГМО» на них не бывает. Более того, если содержание генно-модифицированных (трансгенных) добавок не превышает 5%, производители и не обязаны ставить такую маркировку!

Как миф сделать былью

В мифах частенько действуют такие чудовища, как горгулья, сфинкс, химеры — сплошные соединения не сочетаемого. А мы с вами поговорим о том же в настоящее время.
Генно-модифицированные организмы — не растения и не животные. Это что-то вроде химер, в которых совмещаются не соединимые в природе растительные и животные организмы. Например, морозостойкая пшеница с генами североамериканской камбалы! Или томат с генами курицы! Картошка с генами скорпиона, из-за которых её не ест даже самый голодный колорадский жук. Он просто не распознает в ней не только картошку, но и растение вообще. А ещё — кишечная палочка (маркерная бактерия для санитарно-эпидемиологических служб) с генами человека, благодаря которым она в лабораторных условиях производит инсулин для больных диабетом.
«Что в этом плохого? — возможно, скажет кто-то. — Все для блага человека! И вообще, гибриды были всегда…» Однако таких гибридов не только в природе, но и в ранее существовавшей селекции быть не могло.

Не мышонок, не лягушка…

Природа ставит жёсткие ограничения на гибридизацию. Чаще всего скрещивание даже похожих видов растений или животных невозможно из-за разных строения тела, размеров или резких поведенческих различий, географической отдалённости и прочего. Гибриды или нежизнеспособны, или бесплодны. Редкие исключения (природные гибриды разных видов мяты и помесь двух видов зайцев — беляка и русака) только подтверждают общее правило. И даже в этих случаях: мята не скрестится так же успешно, например, с лопухом, а заяц — даже с близким к нему кроликом.
Успешная гибридизация в селекции происходила только между растениями, и в основном близкородственными: малина с ежевикой, разные виды злаков и так далее. И далеко не все опыты были успешны. Мичуринские эксперименты по прививанию одних растений на другие не в счёт, потому что там не происходило скрещивания как такового. Гибридизация волка и собаки — тоже, потому что это, по сути, возвратное скрещивание одомашненного до неузнаваемости волка с исходным.
Скрещивание растения и животного обычным способом ни в природе, ни даже в экспериментальных условиях, разумеется, невозможно. Слишком разные хромосомы, сильно отличаются и несовместимы в принципе геномы (генетические наборы) в целом. И даже мутации под действием радиации или любых химикатов не могут настолько расшатать устойчивые механизмы наследственности, чтобы привести к соединению растения и животного.
Генная модификация — это прямое подсаживание в геном растения или животного абсолютно чужеродных генов, так называемый их горизонтальный перенос. В природе он происходит только между микроорганизмами, которые быстро видоизменяются, иногда являясь, по сути, смесью видов и переходных форм. Именно с микроорганизмов и началось промышленное применение генной модификации (иначе — генной инженерии) — с бактерии, в которую встроили человеческий ген из поджелудочной железы, отвечающий за синтез инсулина. В результате бактерия стала вырабатывать этот гормон. Дальше — больше. Сейчас генной модификации подвергаются сотни видов пищевых, декоративных растений и технических культур, и большая часть продукции и посадочного материала этих видов вообще не упоминаются как генномодифицированные.

Чем это плохо?

Если говорить о технологии самого процесса генной модификации, есть два основных метода внедрения чужеродных клеток в растение.
Один — с использованием микроскопической «пушки», «бомбардирующей» геном подвергающихся эксперименту клеток чужеродными генами. Если ген-«снаряд» попадает «в цель», они начинают взаимодействовать. Если результат этого взаимодействия способен воспроизводить себя, то такая, уже гибридная, клетка начинает размножаться — конечно, в лабораторных условиях, а не в живых организмах. Если «бомбардировке» подвергаются целые семена — они тоже становятся гибридными. Процент выживаемости и жизнеспособности таких семян невелик, но прибыли от их начальной продажи окупают затраты с лихвой.
При использовании второго способа, ещё более опасного с точки зрения отдалённых результатов, для внедрения чужеродных генов используется микроорганизм — бактерия или даже вирус. При обработке «микропушкой» смешиваются гены, например, камбалы и пшеницы, или кролика и томата, или скорпиона и картошки. При использовании бактерии или вируса как транспорта, как правило, добавляется хотя бы минимальный кусочек генетического, то есть наследственного. материала и этого микроорганизма тоже, даже если такое не предполагалось. Для микроорганизмов такое «перемешивание» наследственности нормально: они так и видоизменяются, и размножаются. Однако для человека съесть картошку с генами не только, скажем, скорпиона, но и какого-то неизвестного вируса очень вредно.

Опасность для нас

Однако разве наша пищеварительная система не разбивает все чужеродные органические молекулы на исходные «кирпичики», из которых строит уже собственные белки, углеводы и жиры? Разбивает, правда, только те, что были предусмотрены эволюцией. То есть за «преобразование» изменённых клеток в нашем организме в безвредные для человека и нормально усваиваимые ручаться не приходится.
И ещё. Все генномодифицированные организмы обладают расшатанным геномом, и при выращивании гибрида рядом с обычными растениями последние также становятся генно-модифици-рованными. В США, где выращивание генно-модифицированных организмов поощряется государством, трансгенное засорение рапса и кукурузы — явление очень частое. Причём фермеры, пытающиеся отстоять в суде свою генетически чистую продукцию, чаще всего дело проигрывают из-за огромного влияния транснациональных корпораций. Речь идёт о монополистах, производящих генно-модифицированные растения и пестициды для них и контролирующих соответствующий рынок во всём мире не только напрямую, но и через очень разветвлённую сеть дочерних фирм.
А засорение декоративных растений ГМО вообще не отслеживается. Много таких сортов выращивается, например, в Голландии. Трансгенного хлопчатника особенно много в Индии, сои, кукурузы и рапса — в США и Канаде. Информация о многочисленных сортах генетически модифицированных томатов, огурцов, хлопчатника, пшеницы, цветочных культур и прочего, распространённых по всему миру, не афишируется.
В России, по данным экологов, генно-модифицированными являются сорта картофеля «амфлора», «елизавета» и, по некоторым данным, подсолнечник «пионер», а также некоторые сорта и линии в основном полевых (кукурузы, рапса и пшеницы) и декоративных культур. А в Пушкине (Подмосковье) уже российские деятели занимаются выведением и внедрением трансгенной берёзы с мягкой древесиной.

Биосфера может перейти в биомассу

При превышении критического количества трансгенных растений в отдельных странах, а потом по всему миру, процесс модификации станет, по прогнозам учёных, необратимым. Ближайшие последствия для людей и животных — массовые наследственные заболевания, врождённые уродства и нарушения у потомства здоровых и генетически неотягощенных родителей. А также — нарастание количества аллергий всех типов, потому что основной причиной будет массовый сбой систем организма, направленных на распознавание чужеродных антигенов (маркеров «свой-чужой») и маркеров изменённых (например, онкологических) клеток, что приведёт также и к росту онкозаболеваний.
Кроме того, будет возрастать устойчивость сорняков, вредителей и грибков к разнообразным соответствующим пестицидам, а также — непредсказуемая стойкость самых неожиданных организмов к антибиотикам. Отдалённые последствия — превращение всего многообразия природы и человечества в аморфную биомассу. И это, увы, не сказка.

Как не попасть в «рискованную сказку»?

Чтобы не ощутить на себе влияние трансгенных продуктов, надо избегать употребления продуктов, особенно зарубежного производства или из импортных ингредиентов, с растительным белком, соей в любых видах и рапсовым маслом.
Нужно держаться подальше от растений с явно не присущими им свойствами. При нетипичных культуре свойствах (например, синие розы) — выяснять, какой давности селекция. Если сорт выведен до 1990 года, есть шанс, что это не генно-модифицированные растения.
При покупке семян можно выяснить у поставщика их происхождение, а в идеале — и пестицидов всех видов и продуктов вплоть до головного производителя, посмотреть прайсы и прочие документы, особенно внимательно прочитав то, что написано мелким шрифтом.
Если у вас есть участок, выращивайте собственные фрукты и овощи старой селекции и заменяйте химические средства защиты растений биологическими и агротехническими.

Журнал: Тайны 20-го века №4, январь 2013 года
Рубрика: «Внимание: Опасность!»
Автор: Любовь Линцова

Метки: Тайны 20 века, животные, растения, гены, ГМО, геном, инженерия



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —