Юрий Билибин: Кто открыл золото Колымы?

Помните известную песню Александры Пахмутовой, где были такие слова: «Держись, геолог, крепись, геолог, / Ты ветру и солнцу брат»? Она вполне могла быть посвящена известному геологу Юрию Александровичу Билибину, но он ушёл из жизни в 1952-м, а песня появилась в 1966-м.

Фото: экспедиция Билибина на Колыме — интересные факты

Важная цель

Существует множество легенд о несметных запасах золота на Колыме. Подтвердить их удалось Первой Колымской экспедиции 1928 года, которую возглавил Юрий Билибин. В труднейших условиях он вместе с товарищами открыл богатейший золотоносный регион.
Будущий «открыватель золотой Колымы» (так его называла в 1930-х годах советская пресса) родился в Ростове в 1901 году. В 18 лет окончил Смоленское реальное училище.
Революцию 1917 года принял безоговорочно и твёрдо решил отдать все силы построению и укреплению новой России. С 1919 года воевал с белогвардейцами, а в 1921-м поступил в Смоленский политехнический институт. После первого курса перевёлся в знаменитый своими традициями Ленинградский горный институт, который с отличием окончил в 1926 году.
Местом его первой работы стал трест «Алданзолото».
Молодой геолог быстро освоился, принял участие в нескольких экспедициях, давших точный прогноз золотоносности бассейна местных рек. Он быстро вырос от рядового геолога до главного специалиста треста и сыграл важную роль при подготовке Первой Колымской экспедиции 1928 года: лично ходил по высоким кабинетам, доказывал её важность для страны, убеждал чиновников в перспективности колымского золотоносного региона и в конце концов сумел преодолеть все бюрократические препоны.
Билибин добился того, что руководство государственной конторы «Союззолото» выделило средства на снаряжение экспедиции. Она была рассчитана на полтора года. Цель экспедиции заключалась в «проверке сведений о нахождении месторождений золота на Колыме и оценке его промышленного значения».

Опасный сплав

Никого не удивило, что начальником экспедиции назначили именно Билибина. Он лично отбирал геологов, геодезистов, врача и рабочих, которым предстояло отправиться вместе с ним.
В марте 1928 года Юрий Билибин с товарищами выехали на поезде из Ленинграда во Владивосток. Оттуда в середине июня экспедиция отплыла на стареньком пароходике и в первых числах июля добралась до рыбацкого посёлка Ола, расположенного в трёх десятках километров к востоку от нынешнего Магадана.
Там Билибину удалось нанять вьючных лошадей. Было принято решение добраться на них до реки Бахапчи. В первой половине августа в сопровождении опытных проводников караван начал свой путь и через неделю благополучно вышел на берег реки Малтан — правого притока Бахапчи. Здесь за дело принялись рабочие, они построили плоты, закрепили на них оборудование и продовольствие, после чего началось рискованное плавание.
Плоты часто садились на мель, так как Малтан в это время года сильно обмелел. Только спустя три дня, преодолев почти 100 километров, плоты вошли в Бахапчу.
Впереди было главное препятствие — пороги, которые считались непреодолимыми. Однако Билибин принял решение начать сплав. На производственном совещании он разделил подчинённых на мобильные отряды, которые должны были исследовать ближайшие притоки реки.
Экспедицию поджидали не только коварные пороги, но и опасные скалы, спускавшиеся к берегам реки. Местами они образовывали очень узкие проходы, сквозь которые предстояло провести плоты.
Первый плот вёл сам Билибин. Мокрый с ног до головы, продуваемый холодным ветром, он часами не выпускал из рук тяжёлое весло, задавая ритм движения всему каравану. По его команде приставали к берегу на ночлег. В пути Билибин вёл дневник, в котором отражал все события экспедиции.

Первый успех

Когда плоты застрёвали на перекатах, рабочие и геологи стаскивали их с мели, волочили по камням, а грузы перетаскивали на себе. Выбиваясь из сил, преодолевали буреломы, рубили тесаками мешавшие продвижению вперёд ветки.
Билибин предусмотрел так называемые «засады» из рабочих, располагавшихся внизу по течению реки. В их задачу входило выуживать из воды сорвавшихся с плотов и унесённых стихией товарищей и оборудование. Но, к счастью, всё проходило без ЧП
— в штатном режиме. В пути геологи обследовали мелкие реки и ручьи, проводили топографическую съёмку местности. Положение осложнилось тем, что еда к концу года была на исходе. Ситуацию спасло то, что в конце декабря до экспедиции Билибина добрался обоз с продовольствием.
Месяц летел за месяцем, каждодневный труд изматывал, погода не радовала, но исследователи не теряли надежды на успех. И он пришёл!
Геолог Сергей Раковский 12 июля 1929 года отправился к очередному ничем не примечательному ручью, отмыл пробу и увидел на дне лотка щепотку золотого песка — не меньше двух граммов.
— Товарищи! — закричал он рабочим.
— Фантастический результат — два грамма чистого золота на кубометр породы. Здесь богатейшая золотоносная залежь!
На следующий день он нашёл в ручье уже несколько самородков.
Когда геолог доложил о своих находках Билибину, тот организовал отряд для подробной геологической съёмки золотоносного района. Специалисты оценивали распространение и характер рудоносных пород, определяли среднее содержание золота в каждой речке, в каждом ручейке.

Знаете ли вы что…

По данным Центробанка России, золотой запас страны на начало апреля 2019 года составил 2170 тонн. На сегодня Россия занимает пятое место в мире по официально заявленным запасам золота в резервах.

Ценная находка

Параллельно Билибин и его сотрудники обнаружили ещё два перспективных золотоносных участка. Один открыл участник экспедиции — геолог Валентин Цареградский. Возглавляемый им отряд обследовал реку Среднекан и её притоки.
Утром Валентин спустился к ручью и пошёл по берегу, внимательно оглядывая береговые валуны. Вдруг за одним из них он увидел принесённую течением банку из-под какао. Подняв находку, геолог подивился её тяжести, а когда вскрыл банку, онемел от удивления — в ней находились золотой песок и массивный самородок. Скорее всего, клад потерял кто-то из старателей, которые трудились в этих местах. Возможно, он был унесён потоком и погиб, а банку с золотом прибило к берегу. Геологи немедленно обследовали окрестности и подтвердили наличие здесь золотоносных жил. Цареградский нанёс их на карту и через несколько дней доложил об успехе начальнику экспедиции.
Впоследствии Билибин в своём отчёте оценил возможности данного региона в части золотодобычи как весьма перспективные и по своей методике подсчитал примерные запасы золота.
Тем временем срок работы экспедиции истекал, нужно было выбираться на побережье. На обратном пути Юрий Билибин поручил Валентину Цареградскому пройти по берегам рек Герба и Мякит для разведки тропы, хотя старожилы считали эти места непроходимыми. Впоследствии именно по этой тропе забрасывали все необходимые грузы на Среднекан.

Сталинская премия

Работая в окрестностях реки Олы, Валентин Цареградский оценил прекрасные качества бухты Нагаева. Он доложил Билибину:
— Преимущества бухты как будущей гавани очевидны. Считаю, что выгрузка следующих экспедиций должна производиться именно здесь.
Билибин согласился с коллегой, и Первая Колымская экспедиция завершилась именно в бухте Нагаева, откуда её участники выбрались на материк на попутном пароходе.
В 1930 году Юрий Билибин предпринял много усилий для организации Второй Колымской экспедиции, которую возглавил Валентин Цареградский. Её результаты также подтверждали наличие больших запасов золота в регионе.
Но ещё до этого в 1929 году на берегу бухты Нагаева началось строительство базы, которая смогла бы принимать старателей.
По завершении двух Колымских экспедиций Юрий Билибин стал отстаивать идеи организации регулярной добычи драгоценного металла на Колыме. Во многом благодаря ему было принято решение о строительстве города Магадана и Колымской трассы.
В 1930-е годы Билибин занимал руководящие посты в структурах золотодобывающей промышленности, опубликовал шесть десятков научных статей, защитил докторскую диссертацию по геологии.
С 1935 года он читал лекции в Ленинградском государственном университете. Во время Великой Отечественной войны работал в Средней Азии, затем — в Москве. Результатом его научной работы стал фундаментальный труд «Основы геологии россыпей».
В 1946 году он был удостоен Сталинской премии — «за открытие и исследование новых месторождений золота на Северо-Востоке СССР». В его честь названы город Билибино на Чукотке, улицы в Магадане и Якутске, минералы билибинит и билибинскит.

Журнал: Тайны 20-го века №24, июнь 2019 года
Рубрика: Первопроходцы
Автор: Владимир Барсов

Метки: Тайны 20 века, река, золото, экспедиция, геология, месторождение, Колыма, Билибин, Магадан



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —