Призрак дворца Голицына

Небольшой двухэтажный особняк с мансардой в подмосковных Дубровицах на реке Пахре когда-то принадлежал князьям Голицыным. Владел им фаворит Екатерины II князь Потёмкин. Выкупив у него Дубровицы, императрица пожаловала их другому своему возлюбленному — молодому графу Александру Дмитриеву-Мамонову. А от него дворец по наследству перешёл к сыну — Матвею Дмитриеву-Мамонову, человеку с незаурядной и трагической судьбой.

Призрак дворца Голицына

Орден русских рыцарей

Мальчик рано лишился родителей, и его воспитанием занимался дед, сенатор в отставке. С юных лет граф выделялся среди сверстников умом и благородством.
Юноша получил прекрасное по тем временам образование, но избрал военную карьеру. Будучи пламенным патриотом, в 1812 году он сформировал на свои средства и возглавил конный полк из крепостных и вольных людей, годных к службе. Туда вступило много дворянской молодёжи, в том числе и друзья Дмитриева-Мамонова, поэты П.А. Вяземский и В.А. Жуковский. Полк принимал участие в Бородинской битве, сражениях под Тарутином и Малоярославцем. Сам Матвей Александрович получил в награду золотую саблю с надписью «За храбрость». В начале 1813 года он указом императора Александра I был произведён в генерал-майоры.
Как-то, находясь уже за пределами России, казаки Мамоновского полка затеяли драку с австрийцами. В полк прибыл генерал-полицмейстер, которому власти поручили наказать виновных. Однако Дмитриев-Мамонов горячо вступился за своих солдат. Надо сказать, что у него, как у всех незаурядных людей, было немало врагов и завистников. Генерал-полицмейстер пожаловался в штаб, и полк расформировали. Французов к тому времени уже разгромили, и воинская доблесть молодого генерал-майора оказалась больше никому не нужна. Прослужив несколько лет при штабе кавалерийского корпуса, граф подал в отставку.
Какое-то время Дмитриев-Мамонов провёл во Франции, затем поселился в родительском имении Дубровицы. Там он вёл весьма уединённый образ жизни, просиживая большую часть времени за книгами и бумагами. Единственным его близким другом был ровесник, Михаил Фёдорович Орлов, тоже генерал-майор и участник войны с Наполеоном. Молодые люди вели между собой долгие беседы. Они даже основали тайную организацию — Орден русских рыцарей. Члены организации ратовали за отмену крепостного права и ограничение самодержавия. Они полагали, что страной должен править не только монарх, но и совет, состоящий из лучших представителей дворянства.
Дмитриев-Мамонов пытался сам вводить в своём владении кое-какие реформы. В частности, он в десять раз уменьшил размер податей у собственных крепостных. Слухи о его «бунтарстве» дошли до властей. За ним стали следить. Как-то граф поймал наушника — своего нового камердинера из вольноотпущенных. Того, видимо, наняли подсматривать и подслушивать за «рыцарями». Матвей Александрович лично высек шпиона, чтобы в следующий раз неповадно было заниматься таким ремеслом. Тот донёс властям, и Дмитриева-Мамонова арестовали. Но потомственного дворянина не решились отдать под суд, а… объявили умалишённым, посадив под домашний арест.

Домашний арест

Для «больного» составили специальные правила. Так, отныне Матвею Александровичу предписывалось постоянно находиться в одной из комнат своего дома. Ему запрещалось выходить в другие комнаты и переступать порог прихожей. Было объявлено, что если он нарушит эти правила, его комнату станут запирать на ключ. В одном из пунктов говорилось о том, что «всё имущество графа секвестировано и отдано в опеку вплоть до момента, когда он изменит свой образ мыслей, в его распоряжении оставляется, однако, определённая сумма помесячно для милостыни и каких-либо невинных прихотей».
Из Дубровиц арестанта насильно перевезли сначала на дачу в Васильевское, на Воробьёвых горах, затем в дом его деда в Москве. После того как имущество графа было отдано под опеку, его опекуны наняли трёхэтажный дом в Богословском переулке. Наконец, Дмитриев-Мамонов потребовал, чтобы его вновь переселили в Васильевское. Его просьба была выполнена.
Известный историк Ю.М. Лотман в одной из своих работ приводит сведения о том, что арестованному графу было обещано вернуть свободу и права в обмен на то, что он признает «законность и правомочность правительства». Значит, его вовсе не считали душевнобольным?!
Однако Матвей Дмитриев-Мамонов так и не позволил себя сломить и не пошёл на компромисс с властью, чтобы получить свободу. В неволе он дожил до глубокой старости, так и не переступив порога своей комнаты-тюрьмы. Смерть его наступила при трагических обстоятельствах. 72-летний старик случайно уронил свечу, рубашка, смоченная одеколоном, вспыхнула, и он получил сильные ожоги. Врачи ничем не смогли помочь Матвею Александровичу.

Фантом в зеркале

По окончании Великой Отечественной войны в корпусах бывшего Голицынского поместья обосновался научно-исследовательский институт кормления сельскохозяйственных животных, а с 1961 года — Всесоюзный институт животноводства.
Прежний Дворцовый корпус, где находился в заточении несчастный граф Дмитриев-Мамонов, теперь именуется административным. Просторные комнаты здания разгорожены на кабинеты-клетушки, только один большой зал восстановили заново, отреставрировав настенные надписи. Теперь там собирается учёный совет.
Но речь не о зале. Справа от входных дверей в корпус висит огромное старинное зеркало, сохранившееся ещё с той поры, когда поместье принадлежало князьям Голицыным, в нём отражаются столик вахтера, шкафчик и раздевалка чуть поодаль. Вот с этим-то зеркалом и происходят загадочные и жутковатые вещи. Вахтёры рассказывают, что будто бы по ночам оттуда раздаётся непонятный треск, а порой в нём и вовсе «мерещится».
Как-то летней ночью одна из вахтёрш после обхода села за свой столик и, так как спать совсем не хотелось, принялась читать книжку. И вдруг женщина услышала наверху чьи-то приглушённые шаги. Кто-то шёл по коридору третьего этажа, потом медленно стал спускаться по лестнице. Шаги становились все отчётливее. Вот неизвестный миновал второй этаж, спустился на первый. Шаги раздавались все ближе и ближе… Женщина оцепенела от ужаса. Потом, когда немного отпустило, она схватила одеяло, ключи — и кинулась к выходу. Открывая дверь, вахтёрша не смогла удержаться и оглянулась. Она увидела в зеркале окутанное туманной дымкой отражение человека, стоявшего у двери, ведущей из холла в коридор. Незнакомец был рослым, в старомодном одеянии: шлафроке до пят и спальном колпаке. Глаза его были закрыты, словно он спал. Вахтёрша поспешно выскочила за дверь, спряталась в ближайших кустах. Так и просидела там до утра…
Потом то же приключилось с другой сотрудницей, только что устроившейся на работу. С тех пор стали предупреждать новеньких, чтобы не пугались, если увидят или услышат что-то необычное.

«Ложью опутанный»

Эльвира Филипович, автор книги «Дубровицкие повести, легенды и были», описывает свой личный опыт встречи с призраком в бывшем Дворцовом корпусе. Наслушавшись рассказов о привидении, она вызвалась «подежурить» вместе со знакомой вахтёршей. До самой полуночи ничего примечательного не происходило, и, в душе посмеявшись над «байками», Эльвира собралась домой. Уже взявшись за ручку двери, она внезапно услышала прямо над головой чьи-то лёгкие шаги. А за ними — жалобные человеческие стоны… В первую секунду женщина у и не подумала, что это может быть сверхъестественным.
— Кто-то есть в здании. Слышите? — обратилась она к своей знакомой. Та прижала к губам палец, призывая к молчанию. И тут что-то затрещало совсем рядом. Бросив взгляд в зеркало. Эльвира заметила в нём какую-то лохматую серую тень. Не сразу она поняла, что это отражение человека. Перед ней был молодой мужчина в длинной белой ночной рубашке. Красивое, с тонкими аристократичными чертами лицо — такое же белое, как рубашка. Из-под чёрных, словно начерченных углём бровей сверкали глаза. Незнакомец беззвучно шевелил губами, будто хотел что-то сказать. Филипович обернулась, ища взглядом того, кто отражался в зеркале, — никого… Повернулась опять к зеркалу — но таинственный незнакомец уже исчез. И только трескучий шёпот раздался в самое ухо: «Ложь… Ложью опутали».
— Кого опутали? Какая ложь? — машинально спросила женщина, не сообразив, что говорит с фантомом. В ответ — тишина.
— Это ведь Мамонов был, страдалец Матвей, — пояснила знакомая вахтёрша. Трагическую историю жизни покойного графа здесь знают все. Чего ищет он, ночами бродя по дворцу, откуда его увезли в узилище, и отражаясь бесплотной тенью в зеркале? Наверное, даже после смерти пытается добиться справедливости…

Журнал: Тайны 20-го века №42, октябрь 2013 года
Рубрика: Мистика
Автор: Мария Подолецкая

Метки: биография, князь, Тайны 20 века, призрак, Подмосковье, дворец, Голицын, усадьба, Дмитриев-Мамонов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —