Два самых популярных китайских бренда, монастырь Шаолинь и криминальные группировки — триады, словно воплощают «светлую» и «тёмную» стороны древней цивилизации. Но буддийская мудрость учит, что добро и зло, в сущности, представляют собой единое целое. Справедливые монахи стояли у истоков организованной преступности, играющей не последнюю роль в жизни современного мира.

Монахи Шаолиня и организованная преступность Триада

Как монастырь Шаолинь создал китайскую мафию Триада

Расположенная в центральной части бывшей Поднебесной империи гора Суншань считается одной из пяти священных вершин. Именно так её воспринимают как приверженцы традиционных китайских верований — даосизма, — так и последователи буддизма.

Предания старины глубокой

Возведённый в V веке на этой горе монастырь Шаолинь стал резиденцией мудреца Коу Цяньчжи, пытавшегося систематизировать довольно хаотичное учение о дао («пути вещей»). С его кончиной монастырь пришёл в запустение, и в 495 году обитель фактически основал заново буддистский монах Бхадра, заручившийся поддержкой императора Сяо Вэньди.

Две конфессии жёстко конфликтовали, но буддистский патриарх Бодхидхарма умел считаться с местной спецификой, создав чань-буддизм — своеобразную китайскую версию традиционного буддизма. В 530-х годах он жил в Шаолине, обучив здешних монахов практикам медитации и духовного совершенствования, основанным на поддержании хорошей физической формы. Для этого были придуманы комплексы гимнастических упражнений, со временем усовершенствованных до уровня боевых искусств — ушу (кун-фу).

Свои упражнения-медитации монахи ни от кого не скрывали, так что, когда жители окрестных селений приходили на них посмотреть, эти зарядки ушу превращались в своего рода мастер-классы.

Среди посещавших подобные занятия был и сын императора Ли Юаня (Гао-цзу), принцли Шиминь, демонстрировавший способности незаурядного правителя. В 620 году он приблизил к себе 13 монахов из Шаолиня, совмещавших при нем обязанности охранников и советников. В борьбе за власть, в отличие от своих братьев-конкурентов, принц пытался опереться не на узенький слой элиты, а на широкие народные массы. Решающие события произошли 2 июля 626 года, когда император под давлением двух других сыновей подписал указ об отстранении Ли Шиминя от власти. Более того, один из братьев попытался со своими людьми убить его прямо в дворцовых покоях. Однако принц сам поразил брата из лука, а прочие нападавшие были повержены «чёртовой дюжиной» монахов.

После этого Ли Шиминь взошёл на престол под именем Тай-цзун и вполне успешно правил до своей кончины в 649 году, оставив о себе память как об этаком «народном императоре».

Шаолинь получил множество льгот, включая позволение держать собственное монашеское войско.

Правда, по ходу дальнейших смут и потрясений другие императоры право на собственное войско у монастыря отобрали, но в остальном обители, как правило, покровительствовали.

Закон и «понятия»

Между тем экономическое положение страны ухудшалось, и недовольные стали объединяться в тайные общества (хуэйданы), самым древним из которых считается белый лотос» (Байлянцзяо), ведущий своё происхождение из V века. Боевые навыки и приёмы члены этих тайных обществ заимствовали из ушу, регулярно посещая гимнастические медитации монахов и, разумеется, не обделяя своих наставников подношениями.

О роли тайных обществ можно судить по китайской пословице: «Власти опираются на закон, а народ — на хуэйданы». В общем, почти как в России: можно жить по закону, а можно — «по правде», которая, к сожалению, иногда склонна подменяться «понятиями».

В числе тех, кто освоил ушу с помощью монахов, был и один из членов «Белого лотоса», крестьянский паренёк Чжоу Юаньчжан. Примкнув как рядовой боец к восстанию Красных повязок, он постепенно поднимался в повстанческой иерархии и в 1368 году, после свержения власти монгольской династии, стал новым императором Поднебесной.

Основанная им династия Мин правила до 1644 года, причём сам Чжоу начал своё царствование с искоренения тайных обществ, членство в которых автоматически каралось смертной казнью. Шаолинь впал в немилость, хотя откровенные репрессии против монастыря не проводились.

Обитель постепенно хирела, а многие монахи подавались в так до конца и не искорененные тайные общества, где их, как правило, встречали с распростёртыми объятиями.

Поднятое в 1620 году «Белым лотосом» и братскими организациями восстание в провинции Шаньдун сыграло не последнюю роль в падении династии Мин, на смену которой пришла династия Цин из Маньчжурии, даже не воспринимавшейся как часть Китая.

Политика тайных обществ после этого сменилась на 360 градусов. «Свергнем Цин! Вернём Мин!» — такие цели теперь декларировали их члены.

Какое отношение это имело к Шаолиню? Поначалу никакого. Обитель впала в запустение по ходу гражданской войны, полыхавшей ещё до прихода маньчжуров. Строения поросли травой, число монахов уменьшилось, занятия ушу практиковались все реже.

Император Канси, из династии Цин, поставивший рекорд по длительности своего правления (1661-1722), подкидывал обители кое-какие средства. Но потом, видимо, сотрудничество прервалось.

Здесь следует учесть один важный нюанс. Любимым занятием императора Канси было переписывание истории. На этой ниве подвизались тысячи грамотеев, штудировавших древние рукописи, вымарывавших из них неудобные факты и компилировавших новые хроники, согласно которым, только маньчжуры и династия Цин обеспечивали процветание Китая. Из составленных ими повествований получается, что Шаолинь продолжал тихо хиреть, вплоть до окончательной катастрофы, постигшей обитель уже в XX веке.

Устные предания, распространяемые членами «Белого лотоса», а также сходного по целям общества «Союз неба и земли» (Тяньдихуэй), рассказывали иное.

Пять предков

Якобы в 1660-х годах в западной части Шаньдуна вспыхнуло очередное антиманьчжурское восстание, участники которого смогли нанести поражение императорской армии. Канси опубликовал указ с обещаниями разного рода благ тем, кто этот мятеж подавит. И тогда монахи Шаолиня, собрав собственное войско, ликвидировали бунт.

Деньги и земельные пожалования они получили, но усиление обители встревожило коварного императора. Некий отступник по имени Яци возвёл на монахов поклёп, мол, они якобы собираются свергнуть маньчжурскую династию. И тогда 10-тысячная императорская армия сожгла монастырь, защищаемый всего 128 монахами.

Здесь, правда, начинаются вариации. По одной версии, монахи обороняли Шаолинь целых 10 лет, по другой — обитель спалили сразу, в ходе предательского ночного налёта.

Так или иначе, 18 защитников сумели спастись, но поскольку на них организовали самую настоящую охоту, в живых в итоге осталось лишь пять монахов.

Эта пятёрка была укрыта членами «Союза неба и земли». И в благодарность монахи передали спасителям свои секреты и умения в боевых искусствах.

Обогащённые знаниями боевики объединились вокруг «пяти предков»-монахов, создав «Общество трёх гармоний», или триаду. Название отсылало к традиционной для китайской философии концепции о взаимосвязи небес, земли и человека.

Очень патриотичные бандиты

Красивую историю с «пятью предками» всё-таки следует отнести к легендам, распространяемым противниками Цинской династии, чтобы подчеркнуть коварство и неблагодарность маньчжуров.

Никаких документов о сожжении Шаолиня в указанный период в наличии не имеется. Допустим, набивший руку в фальсификации истории император Канси приказал их все уничтожить. Но есть документы, относящиеся уже к правлению его преемника, императора Юнчжэна (1722-1735), где говорится о том, что монастырь совершенно пришёл в упадок и хорошо бы сделать что-то для его оживления. Деньги на ремонт выделили, но при этом снесли 25 построек, в которых монахи занимались ушу. И ещё назначили нового настоятеля: не из местных, а из Пекина.

Следующий владыка Поднебесной, Цяньлун (1735-1796), вообще приказал покончить с практикой публичных занятий ушу, поскольку региональные власти всё время жаловались, что монахи передают навыки боевых искусств сомнительной публике, настроенной к маньчжурам весьма нелояльно.

Во что это выливается, на практике продемонстрировало крестьянское восстание 1796-1805 годов, когда зачастую безоружные мятежники не без успеха противостояли правительственным войскам в рукопашных схватках. Мятеж, конечно же, подавили, казнив около 20 тысяч членов «Белого лотоса».

Один из чудом спасшихся «выпускников» Шаолиня Го Чжэцин укрылся в провинции Гуандун, где стал учить ушу всех желающих, создав то ли секту, то ли тайное общество, то ли криминальную группировку.

В общем, усомнившись в легенде о «пяти предках» как основателях самой первой триады, следует признать, что боевому искусству прародители китайской мафии учились именно у шаолиньских монахов. И учились весьма добросовестно.

В триады трансформировались многие тайные общества — «Путь девяти дворцов» (Цзю-гундао), «Жёлтый дракон» (Ху-анлунхуэй), «Жёлтый песок» (Хуаншахуэй), «Красный песок» (Хуншахуэй), «Большие мечи» (Дадаохуэй), «Малые мечи» (Сяодаохуэй), «Старая матушка» (Лаомухуэй), «Чёрные пики» (Хэйцзяохуэй), «Красные пики» (Хунцяохуэй) и так далее.

И дело заключалось не только в смене символики. Формально продолжая позиционировать себя как борцов с иноземной династией, боевики триад занимались криминальным бизнесом, ибо благая цель, как известно, оправдывает средства. Основную прибыль они получали от торговли опиумом, пиратства и контрабанды, азартных игр, проституции.

То, что «великие державы» фактически разделили Китай на сферы влияния, играло триадам на руку, поскольку способствовало развитию контрабанды и позволяло обыгрывать разницу в юрисдикциях конкретных территорий.

Например, самые сильные и влиятельные триады сформировались в Гонконге, являвшемся британской колонией и жившем по законодательству более либеральному по сравнению с законодательством Поднебесной. Хотя главным фактором, конечно же, было выгодное географическое положение Гонконга, контролировавшего устье третьей по протяжённости реки Китая Чжуцзян. Вторым по значению центром триад предсказуемо стал самый крупный город страны Шанхай, в дельте Янцзы (самая протяженная река Китая).

При этом триадам нельзя было отказать в определённом патриотизме, поскольку их боевики принимали участие в антиимпериалистическом Боксёрском восстании, подавленном в 1900 году войсками западной коалиции. В дальнейшем триады активно поддерживали революционеров, свергнувших в 1912 году Цинскую династию.

Братья XX века

После революции 1911-1912 годов Китай погрузился в состояние перманентной гражданской войны, первый этап которой в 1927 году выиграл маршал Чан Кайши, устроивший бойню китайских коммунистов. Решающие события разыгрались именно в Шанхае, где грязную работу выполнила «Зелёная банда» Ду Юэшэна (Большеухого Ду).

Этот мафиози стал главным авторитетом Шанхая, выдавив на пенсию своего предшественника Хуана Цзиньжуна (Рябого Хуана).

Но победившие в 1949 году коммунисты с триадами не церемонились и фактически ликвидировали организованную преступность. Оставшийся на родине Рябой Хуан покаялся через СМИ, выразив готовность «искупить вину перед народом» и принять участие в строительстве светлого будущего. Большеухий Ду укрылся в Гонконге, но тамошние авторитеты в серьёзный криминальный бизнес его не пустили, и вскоре он умер.

Зато в Гонконге триады после Второй мировой войны буквально процветали, попутно освоив остров Тайвань, где проигравший в гражданской войне Чан Кайши создал собственное государство, альтернативное коммунистическому Китаю.

Постепенно триады распространяли своё влияние и на другие страны, где существовали многочисленные китайские диаспоры, а коммунистов у власти не было. Впрочем, когда в 1997 году Гонконг стал частью «матери-родины», самочувствие триад от этого только улучшилось. Формально коммунистический Китай уже жил по вполне капиталистическим законам, и гонконгские мафиози получили новое необъятное поле для деятельности.

Ду Юэшэн, известный под именем Большеухий Ду (21 августа 1888 — 16 августа 1951) китайский гангстер, один из руководителей Зелёной банды в Шанхае

И сегодня об организованной преступности марки Made in China, её структуре, схемах работы, капиталах и методах их легализации известно намного меньше, чем о любой другой мафии, будь то американская коза ностра, японская якудза или кенийская мунгики. А неизвестность всегда подпитывает слухи о всемогуществе. И, в общем-то, можно предположить, что эти слухи недалеки от правды.

Так что некогда сильно обиженные китайскими властями монахи Шаолиня в известном смысле взяли реванш — через своих верных воспитанников.

Источник: издание Загадки истории №15, апрель 2019 года
Рубрика: Историческое расследование
Автор: Дмитрий Митюрин


Метки: Загадки истории, Китай, преступление, мафия, криминал, монашество, монастырь, буддизм, Шаолинь, Триада


Исторический сайт Багира Гуру (реферат, доклад, научная работа - культура и образование); 2010-2023

Счётчик посещаемости сайта