Барон Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг в Монголии

После крушения Российской империи часть высших руководителей Красной армии и Белого движения, не считая многочисленных атаманов, пытались сформировать свои самостоятельные государства. Пожалуй, наибольших успехов в этом деле достиг ярый монархист и авантюрист барон Унгерн фон Штернберг.

Правитель Монголии барон Штернберг

Барон Роман Фёдорович Унгерн фон Штернберг в Монголии

Барон считал себя воплощением Чингисхана. Как ни странно, забайкальские народы, составлявшие костяк армии Унгерна, тоже верили в такую реинкарнацию офицера из России. Что не удивительно, поскольку мечта атамана о создании своей собственной империи от Каспийского моря до Тихого океана удачным образом совпала с существовавшим в регионе преданием о Белом царе. Служившие под началом барона буряты считали, что этот мифический персонаж однажды возглавит азиатские народы в беспощадной войне против Западного мира, погрязшего в грехах и пороках. Мало того, они искренне считали своего предводителя неуязвимым для пуль врага. Данное мнение подкреплялось граничащей с безрассудством храбростью барона и его редким умением выходить живым из самых сложных передряг.

Задиристый курсант

Родился Роберт-Николай-Максимилиан (Роман Фёдорович) фон Унгерн-Штернберг в семье немецко-балтийских дворян. Как и большинство его предков, юноша с ранней молодости избрал для себя ка рьеру военного и поступил в Морской кадетский корпус. Однако окончить учебное заведение Роман Фёдорович не смог — был отчислен за злостные нарушения дисциплины и постоянные стычки со сверстниками. Тем не менее военным барон Унгерн всё-таки стал, Поступив на службу в казачий полк, но взрывной характер и здесь сослужил ему плохую службу. После серьёзной ссоры с сослуживцем, барон был вынужден предстать перед судом чести и продолжить карьеру в отдалённой воинской части на Амуре. Так, благодаря своему неуживчивому характеру Роман Унгерн оказался на восточной окраине Российской империи, где глубоко проникся буддистской философией и мифологией. Восточная культура настолько пленила душу русскому офицеру, что, выйдя в отставку, барон отправился в Монголию, записавшись в конвой русского консульства.
В Россию неугомонный Унгерн вернулся, как только узнал о начале Первой мировой войны. Он одним из первых записался добровольцем на фронт. Лидер белогвардейцев Пётр Врангель вспоминал, что Роман Фёдорович воевал не как приказывало начальство, а по своему личному разумению, совмещая роли партизана и следопыта из романов Джека Лондона, за что командование не жаловало хоть и смелого, но своенравного командира.
После Февральской революции 1917 года Унгерна направили в Забайкалье для формирования национальных частей из местных бурят. Задачу барон выполнил, а в 1918 году со своим другом атаманом Семёновым сформировал Азиатскую конную дивизию и начал вести войну против красных партизан.

Неуязвимый барон

Формально боевые части Унгерна, воевавшие против Красной армии, подчинялись атаману Семёнову, но фактически барон воевал самостоятельно, жёстко подавляя революционные выступления в Забайкалье. Впрочем, быстрое продвижение красных на Восток заставило Азиатскую дивизию покинуть бывшую Российскую империю и уйти в Монголию, находившуюся тогда под оккупацией Китая.
Роман Фёдорович не сильно расстраивался из-за этого обстоятельства, ведь так он приблизился к своей давней мечте — созданию собственной империи. Начать завоевательный поход по миру Унгерн планировал с территории Монголии.
Первой целью Р.Ф. Унгерна и его Азиатской дивизии стало завоевание Угры — столицы Монголии, захваченной китайцами. После нескольких попыток цель была достигнута. Стоит отметить, что во всех боевых операциях барон проявлял невероятную храбрость, граничащую с безрассудством. Например, в ходе первой осады Угры 12 сентября 1920 года, Роман Фёдорович с отрядом из пары сотен бойцов ворвался в Угру, где стоял китайский гарнизон из нескольких тысяч солдат и провёл разведку боем. Потерь со стороны отряда барона не было. Барон даже в одиночестве выезжал в Утру, чтобы не только китайцам, но и бурятам, тибетцам и монголам из своего войска продемонстрировать собственную мистическую неуязвимость.

Властелин Монголия

Заняв Ургу, барон не стал править в ней в одиночку, хотя за заслуги перед Монголией ему был пожалован титул дар-хан-хошой-чин-вана в степени хана. Высшую власть в освобождённой Монголии Роман Фёдорович передал теократическому монарху Монголии Богдогэгэну VIII, а себе оставил должность главнокомандующего вооружёнными силами, рассчитывая на скорые новые завоевания и осуществление великого замысла Чингисхана: возродить Срединную империю — страну кочевников от Тихого океана до Каспия. Унгерн также пытался создать «Орден военных буддистов», который иногда также именовался орденом «буддийских крестоносцев».
Продолжить создание своей империи и обрушиться на Советы, чтобы поднять Россию на борьбу с большевизмом, барон не смог. Вскоре Утра пала под натиском Красной армии, а собственные солдаты и офицеры предали барона.
Когда стало известно об аресте Унгерна, Ленин лично советовал не медлить с судом и последующим расстрелом барона.
На суде кто-то из членов трибунала спросил Унгерна: «Каково ваше отношение к коммунизму?». Непонятно, на какой ответ рассчитывал спрашивающий, но услышал он явно не то, что хотел услышать: «По моему мнению, — сказал Унгерн, — Интернационал возник в Вавилоне три тысячи лет назад». Барон явно имел в виду строительство Вавилонской башни и то, что в христианской традиции Вавилон — символ сатанинского начала.
15 сентября 1921 года в Ново-Николаевске (Новосибирск) 36-летнего «Самодержца пустыни», как назвал Унгерна в своём документальном романе Леонид Юзефович, расстреляли.
…В 1998 году президиум Новосибирского областного суда отказал в реабилитации барона Унгерна, а вот монголы до сих пор свято хранят память о человеке, благодаря полководческому таланту которого страна, в своё время захваченная Маньчжурской империей, смогла восстановить свою независимость от Китая. Дипломат Адольф Иоффе в письме Ленину, Троцкому, Зиновьеву и Сталину писал: «Советизация Монголии не явилась результатом последовательного, продуманного и организованного плана. Если бы в Монголии не было Унгерна, мы не советизировали бы Монголию, как не советизировали Восточный Туркестан».

Барон Унгерн — большой оригинал

Чтобы приблизиться к правящие династиям Востока и получить право на престол, 15 августа 1919 г. Унгерн женился на принцессе династии Цин. Бракосочетание с китаянкой происходидо по православному обряду, при этом сам барон форрмально оставался лютеанином. Брак был чисто политичееким и, помимо прочего, принёс барону очень высокий титул вместе с полагающимся по протоколу красно-вишнёвым халатом. Унгерн превратил его в своеобразный русско-восточный мундир, к которому приделал золотые погоны русского генерала, и носил с красным поясом-кушаком и орденом Св. Георгия на груди.
Не менее экстравагантно выглядели и мистико-религиозные предпочтения Унгерна. Боевые отряды его армии сражались под флагом, на котором ртранным образом сочетались священные зимволы христианства, буддизма и зороастризма. На штандарте барона в окружении монгольского орнамента красного цвета располагался Спас Нерукотворный и свастика чёрного цвета.

Журнал: СССР — летопись страны 1917-1924 №3, 2020 год
Рубрика: Военная экзотика
Автор: Дмитрий Соколов

Метки: история, биография, судьба, война, Гражданская война, Монголия, Белое движение, барон, Унгерн фон Штернберг, Врангель, Семёнов, Дмитрий Соколов, СССР - летопись страны, Забайкалье



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —
На сайте имеются материалы возрастной категории 18+