Демосфен — оратор Древнего мира: Как греки сражались за демократию?

«Словом можно убить, словом можно спасти, словом можно полки за собой повести». Как часто слышали мы эти строки Вадима Шефнера! Но знаем ли мы реальные исторические примеры такой невероятной силы слова? В этой статье мы расскажем о Демосфене — античном ораторе, защищавшем Афины от завоевания Македонской империей. Безоружный, он сражался за умы своих сограждан и вдохновил их на решающую битву демократии против тирании.

Демосфен — оратор Древнего мира: Как греки сражались за демократию?

Путь к славе

Ораторское мастерство в Древнюю Грецию пришло из Египта и Вавилона. Первым описал правила красивой и выразительной речи Пифагор, в юности совершивший путешествие в Египет и обучавшийся у тамошних жрецов. Позже ритором проявил себя один из основоположников афинской демократии Перикл, не имевший полномочий официального правителя, но фактически руководивший городом-государством. Его власть была основана на личной харизме, авторитете и умении убеждать народ в правильности своих действий. Устойчивость и жизнеспособность такой системы власти во многом зависела от ораторского таланта лидера, который благодаря своим речам, энергии и способности заражать идеями других людей добивался поддержки своих идей у граждан полиса.
Продолжатель дела Перикла, знаменитый оратор, философ и государственный деятель Демосфен, не только стал одним из столпов этой системы, но и во многом превзошёл своего учителя. А вершиной его мастерства считаются филиппики — гневные и обличительные речи, сравнимые по силе воздействия с оружием: он выступал против захватнической политики тирана и завоевателя, гонителя демократии царя Филиппа II Македонского, отца и предшественника будущего создателя гигантской империи Александра Великого. Речи против Филиппа — страстные, пылкие, прекрасно аргументированные, местами как будто сочащиеся ядом, подчас поднимающиеся до уровня политических памфлетов — положили начало новому жанру разоблачительных выступлений.
Между тем в юности Демосфен красноречием не отличался: он говорил тихо, нечленораздельно и невыразительно, конвульсивно подергивая плечом. Чтобы стать знаменитым мастером публичных выступлений, кумиром публики, грозой оппонентов, ему пришлось много работать над собой. Чётко и правильно произносить слова он учился, произнося речи с набитым мелкими камешками и черепками ртом. Выходил на берег моря и старался перекрыть голосом рёв набегающих волн, представляя себя на площади посреди огромной возбуждённой толпы. Отучал себя от неэстетичных жестов и телодвижений, подвешивал над собой наточенный меч: стоило ему непроизвольно дёрнуть плечом — и лезвие ранило его до крови. Азы красноречия изучал, неделями не выходя из дома. А с искушением отложить науку на потом боролся, намеренно себя обезображивая: сбривал часть волос на голове, а так как в таком виде стыдно на улице показаться, приходилось превращаться в вынужденного затворника.

Филипп наступает

Первая филиппика была им произнесена в экклесии — народном собрании Афин — в 351 году до нашей эры. Филипп к этому времени уже успел захватить немало земель своих соседей, умело используя противоречия в стане противников, не брезгуя подкупом, лицемерием, используя принцип «разделяй и властвуй». Согласно хронологии Диодора Сицилийского, в 359 году до н.э. он совершил набег на цветущие долины Пеонии, в следующем году разгромил иллирийцев, ещё два года спустя взял штурмом богатый торговый город Амфиполь, затем покорил греческий полис Пидна на южном побережье Македонии. В 356 году македонскому правителю после осады сдался город Потидея. Вскоре были захвачены золотые рудники горы Пангей, обогатившие воинственного правителя и позволившие ему укрепить армию и продолжить свои завоевательные походы. Пали греческие полисы Абдера, Маронея, Мефона. В 352 году Филипп покоряет Фессалию, затем обращает свой хищный взор на Фракию. Он сеет разрушения и смерть. В бою пали 7000 иллирийцев во главе со своим вождём Бардилом. Жители Потидеи проданы в рабство. Жители Мефона выселены, а сам город разграблен и уничтожен до основания. Потом войско Филиппа неожиданно появляется в Халхидиках — на северном побережье Эгейского моря, угрожая городу Олинфу.
Афиняне растеряны и подавлены. Они собирают народный сход, чтобы обсудить тревожные события. Демосфен первым берет слово, призывая своих сограждан дать немедленный отпор захватчику. Он предлагает создать армию и флот: 50 военных кораблей (триер), а также подразделения наёмников с участием афинских граждан отправить защищать угрожаемые территории, а народное ополчение пока будет оттачивать свои боевые навыки дома, готовясь в случае необходимости дать мощный отпор врагу.

Последняя надежда демократии

С этого времени Демосфен становится лидером патриотической антимакедонской партии и использует своё ораторское искусство в противостоянии с расширяющейся империей. Конфликт греческого оратора с Филиппом Македонским рождался из противоположных идей о политическом устройстве государства. Демосфен был ярым сторонником традиционной афинской демократии и не мог безучастно смотреть на падающие под натиском армии Филиппа один за другим греческие государства. Но суровая поступь истории безжалостно втаптывала в песок свободные полисы сандалиями македонцев.
В более поздних филиппиках, к которым причисляют Олинфские речи, Демосфен призывал ничего не жалеть для защиты Отечества. «Ведь для олинфян ясно, что сейчас они ведут войну не ради славы и не из-за участка земли, а ради того, чтобы спасти отечество от уничтожения и рабства, и они знают, как он [Филипп] поступил с те ми из граждан Амфиполя, кото рые предали ему свой город, и с гражданами Пидны, впустившими его к себе. Да и вообще, я думаю, для демократических государств тирания есть что-то не внушающее доверие…» — убеждал философ.
Он говорил: нельзя верить оправданиям сладкоречивого владыки. «Если этот человек относится ко всем с такой наглостью теперь, то, как вы думаете, что же он станет делать тогда, когда подчинит своей власти каж дого из нас поодиночке?» — задал он риторический вопрос в своей третьей филиппике в 341 году до н.э. Все понимали: ситуация — критическая: македонцы уже захватили Олинф, разрушили его, а жителей продали в рабство. Вторглись во Фракию, царь кото рой Керсоблепт сначала стал вассалом Македонии, а затем и вовсе был низвергнут. Выдвинулись в Среднюю Грецию, насильственно переселив население многих её городов на границы своей страны. Подчинили Фессалию. Инспирировали смену власти в Эпи ре, после чего отторгли себе его пограничные области.
Своими яркими, свободолюбивыми речами Демосфен сумел зажечь в согражданах стремление к независимости, сплотить их. Ему удалось поднять против Филиппа чуть ли не всю Грецию. Послушать его стекались люди из разных мест. Порой ему приходилось выступать перед аудиторией, насчитывающей тысячи человек.
Демосфен убедил сограждан отправить посольство к своим извечным врагам — фиванцам, которым грозила та же опасность, и договориться о союзе для противостояния экспансии. Задача была не из лёгких: в Фивах была сильна македонская партия, кроме того, одновременно с Афинами в город прибыли посланники Филиппа. Началась словесная дуэль от исхода которой зависела судьба всей Греции. Послы царя дел фиванцам выгодные предложения и сулили городу процветание. Демосфен же возвал к чести и возбудил сердцах горожан гнев к Филиппу, и те, отвергнув македонцев, вошли в союз Афинами. После многие рода государства присоединились к этому союзу. Благодаря речам Демосфена греческие полисы не жалели денег на наёмников в результате в решающем сражении при Херонее в 338 году н.э. силы противников оказались примерно равны. Демосфен подав пример своим согражданам и сражался ними плечом к плечу как гоплит. На своём щите он написал «άγαδή τύχη», что значит «добрый успех». Македонское войско насчитывало около 30000 пеших и 2000 конных воинов. Царь Филипп поставил своего сына Александра командовать одним флангом, а на другом встал сам. Обе стороны сражались упорно, и многие солдаты погиб; не склонив своими телами чашу весов ни на одну сторону. Обе стороны рвались к победе, не желая уступать врагу.
Но удача была на стороне молодого Александра. Ему с соратниками удалось прорубить брешь в строе афинян, чем воспользовались македонские воины, обратив армию союза Афин Фив в бегство. После своей победы Филипп жестоко покарал Фивы и, чтобы не утруждать свою армию осадой Афин, предложил городу относительно мягкие условия мира. Для Демосфена настали тяжёлые времена. Только заступничество афинян спасло оратора с расправы. После смерти Александра сами же афиняне вынесли ему смертный приговор, а наместник Македоний, один из диадохов, Антипатр вместе с солдате ми преследовал мятежного философа вплоть до храма Посейдона, где Демосфен принял яд, чтобы враг не смогли захватить его живым. Так закончилась жизнь великого оратора и защитника демократии. Всю свою жизнь он боролся за свободу своих родных Афин и принял смерть, не отдавшись в руки палачей.

Талантливый ученик

Неудивительно, что в античном мире нашлись желающие подражать филиппикам Демосфена и развивать эту традицию. Три века спустя прославился в качестве непревзойдённого мастера филиппик римский оратор и государственный деятель Марк Туллий Цицерон. Первую свою филиппику Цицерон произнёс 2 сентября 44 года до нашей эры в римском Сенате. Страна переживала кризис. Весной того года заговорщики в Сенате зарезали Гая Юлия Цезаря, к тому времени диктатора (государственная должность с чрезвычайными полномочиями, на которую вопреки правилам Цезаря утвердили пожизненно, причём ходили слухи, что он вскоре объявит себя царём). Развернулась ожесточённая борьба между сторонниками демократической республики и приверженца ми единоличной власти. Цицерон — сенатор, популярный адвокат и ярый республиканец со всем пылом души в неё включился, используя своё отточенное в суде мастерское владение словом.
С перерывом в несколько дней (реже — месяцев) он пускает в Марка Антония, продолжателя дела Цезаря, стрелы своего красноречия, уничтожая его репутацию политика и гражданина. Многие его филиппики предваряют жанр журналистского расследования. В своих речах он разоблачает коррупцию, представляет противника низким, развратным, безнравственным человеком. Антоний буквально кипит от злости. Когда он заключает временный политический союз со своими соперниками Октавианом и Лепидом, создав второй триумвират — власть трёх — он добивается включения оратора и его родственников в списки людей, объявленных вне закона. За их убийство была назначена награда, их имущество подлежало конфискации.
Преследователи настигли знаменитого сенатора и оратора, которому в то время было уже далеко за шестьдесят, когда слуги в носилках несли его из имения к морю, где его ждал корабль. Центурион Герён-ний, которого вместе с военным трибуном Попиллием отправили расправиться с автором резонансных филиппик, убил Цицерона и отсек ему голову и руки и по приказу Марка Антония доставил их в Рим. Их выставили на всеобщее обозрение, чтобы показать: вот что бывает за написание филиппик. Но злопамятный противник оратора торжествовал недолго: вскоре триумвират распался, Октавиан потеснил Лепида и разгромил войска Марка Антония, который попал в патовую ситуацию и сам лишил себя жизни. Расправу над одним из выдающихся людей своего времени ему не простили ни современники, ни потомки.

Журнал: Запретная история №25, декабрь 2019 года
Рубрика: Античная история
Автор: Владислав Петряков

Метки: биография, война, смерть, Древняя Греция, Александр Македонский, яд, Македония, тирания, Афины, Запретная история, Демосфен, оратор, демократия, Филипп II Македонский



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —