Джа-лама — мессия из Западной Монголии

Имя этого человека в течение полувека вызывало у жителей Центральной Азии ужас и священный трепет. Однако многие кочевые народы почитали его как святого, несущего в Жестокий мир добро и справедливость. Среди монголов было распространено убеждение, что он принадлежит к таинственной секте лам, живущих в легендарном монастыре Вечной Жизни в Гималаях. По преданию, те избранные, кто прикоснулся к Великой Тайне лам, получали невероятную силу, способность творить чудеса и исцелять людей. Они будто бы владели тайнами времени и могли заглянуть в будущее. Того, кто в глазах народа и был этим одним из этих избранных, звали Джа-лама.

Фото: Джа-лама из Монголии — интересные факты

Живое воплощение буддийского божества

Согласно официальным источникам. Джа-лама, или Дамбиджалцан, родился в 1860 году в семье калмыков Санаевых из Астраханской губернии. Со временем Санаевы перебрались в Монголию, где Дамбиджалцан весьма успешно учился, получив прекрасное буддийское образование.
Почувствовав собственные силы, Джа-лама стал выдавать себя за воплощение Амурсаны — джунгарского князя, в XVIII веке восставшего против власти китайцев и вновь родившегося, чтоб избавить монголов от китайского ига. Тогда же начала расти невероятная слава Джа-ламы — люди верили, что он олицетворяет собой одного из — чёрных» буддийских божеств — ужасного Махакалу, грозного защитника «жёлтой веры», отличающегося особой беспощадностью к врагам.
Через несколько лет, собрав под свои знамёна довольно многочисленную армию, Джа-лама начал непримиримую борьбу с китайцами, все ещё остававшимися хозяевами в тех краях. Жестокость Джа-ламы поражала современников. Говорят, что, пытая пленных, Джа-лама собственноручно отрезал несчастным носы и уши, выдавливал глаза, заливая в окровавленные глазницы жертв расплавленную смолу.
Не были редкостью и ритуальные жертвоприношения. В качестве жертв кровожадный вояка выбирал ратников, проявивших трусость на поле боя или не выполнивших приказ, их родственников, а также многочисленных пленников, которых ждала неминуемая смерть. Сохранились свидетельства о том, как Джа-лама вспарывал ритуальным ножом грудь жертвы, вырывал ещё бьющееся сердце и окроплял свежей кровью боевые знамёна, дабы всегда добиваться успеха в сражении.
Наибольшая известность пришла к Джа-ламе в 1912 году, после штурма его войсками города-крепости Кобдо с засевшими в нём китайцами. Проявив находчивость. Джа-лама велел погнать к неприступным стенам крепости десятки собранных по всей степи старых верблюдов с привязанными к их хвостам вязанками подожженного хвороста. Вид обезумевших от страха, охваченных пламенем животных, несущихся к городу, посеял панику в рядах гарнизона, защищавшего Кобдо. Именно это и позволило монгольскому войску ворваться в крепость. По преданию, когда бой был закончен. Джа-лама склонился к седлу и выгреб из-за пазухи горсть расплющенных пуль, которые не брали бесстрашного героя…
В 1914 году считавшийся подданным Российской империи Джа-лама был арестован и отправлен в ссылку в Забайкалье. Официальным поводом для этого стало обвинение в ритуальных убийствах. При обыске в его жилище были обнаружены мумифицированные фрагменты человеческих тел, а также тулум — кожа, снятая с живого человека цельным мешком, которая использовалась в ритуальных жертвоприношениях. Это обстоятельство ещё более укрепило веру местного населения в то, что Джа-лама есть не кто иной, как живой Махакала.

Ученик тибетских лам

Божество не божество, но человек этот обладал неординарными способностями, многие из которых объяснить сточки зрения материалистической науки довольно затруднительно.
Так, советник адмирала Колчака и исследователь Тувы и Западной Монголии Ф. Оссендовский присутствовал при проведении Джа-ламой хирургической операции. По описаниям Ф. Оссендовского, Джа-лама вначале положил ладонь на лоб больного пастуха, после чего тот заснул спокойным и глубоким сном. Затем Джа-лама вскрыл грудь пациента ножом и, коснувшись пальцем раны, остановил обильное кровотечение. После этого начал удалять «некий больной орган». Со слов Ф. Оссендовского, не в силах созерцать столь ужасную картину, он на какое-то время закрыл глаза, а когда открыл, то на месте обширного разреза увидел уже сшитую грубыми нитками кожу. Прооперированный же пастух по-прежнему безмятежно спал.
В 1917 году, во время своего бегства из России, Джа-лама чудесным образом расправился с отрядом гнавшихся за ним казаков. По воспоминаниям жителей небольшого кочевья, видевших эту сцену, прижатый к берегу озера беглец неожиданно повернулся лицом к скакавшим и стал пристально на них смотреть. Вооружённые пиками и шашками всадники с громкими криками начали вдруг разворачиваться, а затем принялись рубить и колоть друг друга, не обращая внимания на поскакавшего прочь Джа-ламу.
Другой весьма любопытный случай произошёл в 1919 году, когда Джа-лама вместе с небольшим отрядом попал в засаду, устроенную китайцами. Когда разгорелся бой, монголы вдруг поняли, что их предводитель таинственным образом исчез. В тот же день и примерно в то время, когда ещё шёл бой, но почти в сотне вёрст от места схватки обитатели монгольского селения, в котором проживал тогда Джа-лама, видели его скачущим к своей юрте в полном боевом облачении.

Коварное убийство

В начале двадцатых годов прошлого века Джа-лама построил в центре пустыни Гоби неприступную крепость, которая, как он думал, со временем должна была стать столицей его собственного независимого государства. Примерно в это же время в результате революционного восстания, возглавляемого Сухэ-Батором, в Монголии установилась советская власть. Красное правительство, естественно, не мог устроить такой сосед — пользующийся большим авторитетом у местного населения опасный воин-отшельник, промышлявший, помимо прочего, грабежами караванов, шедшими через пустыню из Монголии в Советскую Россию. Однако неоднократные попытки убрать Джа-ламу не имели успеха. Словно чувствуя нависшую над ним опасность, он никогда не покидал своего убежища и оставлял без ответа многочисленные приглашения в столицу новой Монголии — Ургу.
В 1922 году Джа-лама получил официальное письмо с предложением занять пост министра монгольского правительства и просьбой принять послов из Урги, которые хотели бы обсудить с ним детали такого назначения…
Осторожный Джа-лама встретил послов в окружении своих верных телохранителей. Но на второй день переговоров послам удалось заманить Джа-ламу в саою юрту под предлогом того, что должны научить его пользоваться картой. Едва только Джа-лама вошёл в юрту, как один из членов делегации упал на колени, прося у хозяина благословения. Хозяин в просьбе не отказал и принялся совершать молитву над головой гостя, а когда, наконец, закончил молиться и поднял руки, чтобы благословить стоявшего на коленях человека, тот схватил Джа-ламу. В этот момент другой участник покушения, до этого подкладывавший в печь дрова, выхватил револьвер и одним выстрелом в голову уложил Джа-ламу наповал. В этой же юрте заговорщики отрубили Джа-ламе голову и в качестве подтверждения удачно проведённой операции отправили трофей в Ургу.
В день, когда всадник привёз к зданию правительства в Урге голову Джа-ламы на пике, внезапно скончался «главком монгольской революции» товарищ Сухэ-Батор. Для многих монголов это стало ещё одним подтверждением могущественной божественной сущности воина, который даже после смерти был способен расправиться со своими врагами…
Долгое время мумифицированную голову Джа-ламы возили по сёлам и городам (её тогда прозвали «Белой головой» из-за соли, выступившей на ней после мумификации), давая понять монголам, что их герой — никакое не божество. За это время трагически закончили свой жизненный путь все, кто имел отношение к убийству Джа-ламы. А в середине двадцатых годов голова попала в Ленинград, в знаменитую Кунсткамеру, где с неё удалили мягкие ткани и поместили в запасник под номером 3394 («Череп монгола»), где она хранится и по сей день.

Журнал: Тайны 20-го века №31, август 2010 года
Рубрика: Миф и реальность
Автор: Сергей Кожушко






Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —