29 января 1730 года скончался от оспы император Пётр II, последний из рода Романовых по мужской линии. Этот 14-летний подросток был внуком Петра I, сыном казнённого цесаревича Алексея Петровича. На 30 января была назначена его свадьба с княжной Екатериной Долгорукой. Впервые в истории Российской империи русский царь обвенчался бы с представительницей древнего русского аристократического рода, как некогда в Московии венчались его дед и прадед. И история российского самодержавия да и самого государства могла бы иметь принципиально иной путь развития.

Княгиня Екатерина Алексеевна Долгорукова

Екатерина Долгорукова: Царская невеста Петра 2

Загадочная болезнь

В тот январь по Москве гуляла оспа. Лечить её ещё не умели. Мог ли заразиться ею царственный жених, государь Пётр Алексеевич? Мог, конечно. Но как себя чувствует человек, ставший жертвой этой страшной болезни? Его сильно лихорадит, температура под сорок. Лицо и тело покрываются струпьями. Он так слаб, что едва может встать с постели. И что же, придворные и члены царской фамилии, наблюдая за всем этим продолжали подготовку к свадьбе? Протяни он ещё сутки, его, больного, в струпьях, поволокли бы к венцу? И главное: ну случилась беда, скончался жених-император от эпидемии… Зачем же его суженую, несостоявшуюся императрицу ссылать в тюрьму женского монастыря? Логика подсказывает, что свела в могилу внука Петра не оспа…

Катенька

Юная княжна Катенька Долгорукая едва не стала императрицей Екатериной II. Но её жизнь будто раскололась на два куска: до января 1730 года и после.
Катенька была любимой внучкой князя Григория Долгорукого, петровского посла в Варшаве. Там девочка, рождённая в 1712 году, и выросла. Получила современное, европейское по тем меркам, образование и воспитание. Она не только хорошо владела письмом и родной речью, но говорила по-немецки, свободно объяснялась на польском языке. Ведь Варшава была для неё почти родным городом. Любила ли она юного Петра Алексеевича?
Известно, что, изучив историю царствования рода Романовых, своим кумиром она с детства выбрала Марину Мнишек. Ту самую дочь польского воеводы, которая за сто лет до неё едва-едва не стала русской царицей.
Брак княжны Долгорукой — из русского княжеского рода с русским же императором — был бы успешным, как нынче говорят, проектом политической реставрации боярской власти в России. Перед этим почти под корень вырубленной реформами «царя-плотника». Так что любовь невесты к жениху значения не имела. А вот то, что сама царская невеста сознательно склоняла свою прекрасную головку под корону российской империи, — было важно. Русские князья и бояре видели в «своей Катеньке» будущую Екатерину II. Умную, образованную, сильную царицу, которая была бы способна взять в свои руки юного Петрушу. Ждали её, чтобы под знаменем императрицы взять реванш в схватке с легионом европейских чужеземцев, можно сказать оккупировавших Русь к концу царствования Петра I.
Ясно, что чужеземный легион это тоже понимал. Вот потому на другой же день после смерти Петра Алексеевича царскую невесту под крепким караулом отправили в страшную тюрьму женского Воскресенского Горицкого монастыря.
В Европе тоже знали биографию Марины Мнишек. И не хотели, чтобы невеста Петра II на Кругу донских казаков «узнала» излечившегося от оспы государя Петра Алексеевича. Царской невестой-то она была не самозваной, в отличие от своего кумира, а настоящей. И стать знаменем сопротивления ей не позволили.

Секретная колодница

Можно представить ужас 17-летней девушки, которую вместо царского венца и царской опочивальни судьба, словно передумав в самый последний момент, швырнула в темницу монастыря. Спасла вера. Из всей литературы ей дозволялось читать только Библию и молитвенник. А ещё она надеялась, что колесо Фортуны может вновь повернуться…
Была бы княжна-невеста посговорчивей, её просто оставили бы при монастыре, заставив принять постриг. Но поклонница Марины Мнишек постричься в монахини отказывалась наотрез. А на все увещевания отвечала, что её насильственный постриг не будет признан «в глазах православных». О непокорном поведении «секретной колодницы» донесли в Петербург, и вскоре из столицы для допроса арестантки прибыл не кто иной, как сам глава Тайной канцелярии Андрей Ушаков. Представьте важность визита: это как если бы в один из лагерей ГУЛАГа приехал для личного допроса политического арестанта сам нарком НКВД.
Глава Тайной канцелярии беседовал с заключенной княжной один на один. Можно лишь догадываться, что шефа спецслужбы интересовало, не поддерживает ли «царская невеста» связь с политическими противниками императрицы Анны Иоанновны. Ведь первая супруга Петра — царица Евдокия Лопухина — уступала княжне Долгорукой в силе характера, но даже вокруг неё в своё время в монастырском заточении сложился центр тайной оппозиции. Видимо, ничего интересного для себя Андрей Ушаков не выведал и в досаде, уезжая, приказал усилить надзор над арестанткой. Но она и так почти не имела связи с внешним миром. Решили приказ исполнить, заколотив единственное окно в её келье. Так, почти в полной темноте, княжна Екатерина Долгорукая провела ещё три года. Терпела и молилась.

Графиня Брюс

И вот колесо Фортуны вновь повернулось. Опять абсолютно внезапно! В ненастное ноябрьское утро дверь кельи-камеры распахнулась. Вошёл гвардейский офицер, объявивший, что княжну ожидает во дворце государыня императрица Елизавета Петровна! Что с неё сняты все обвинения!
С изумлением 28-летняя женщина, поседевшая и почти ослепшая в темнице, вглядывалась в новую жизнь. Её милостиво приняла дочь Петра I, пожаловала во фрейлины, вернула ранее отобранные земли. Жизнь продолжалась: через четыре года бывшая царская невеста обвенчалась с племянником знаменитого сподвижника Петра I, генерал-майором, графом Александром Брюсом. Этот брак опять был скорее политическим. Для блеклого родственника яркой исторической личности было престижно вести в опочивальню пусть несостоявшуюся, но всё же невесту императора. Союз остался бездетным, да и жили супруги больше врозь.
Графиня Екатерина Брюс, словно чувствуя, что жить ей недолго, все силы отдала увековечению памяти своего рода. В Новгородской губернии, на могиле казнённых брата и дяди (род князей Долгоруких после проигрыша в битве за власть в 1730 году сильно поредел) она за счёт своих средств возвела церковь Святого Николая Угодника.

Свадебный алмаз

Может быть, глава Тайной канцелярии Андрей Ушаков во время своего визита расспрашивал Екатерину Долгорукую не только о мнимых тайных политических связях? Возможно, хотел выведать, где она спрятала свадебный подарок своего жениха?
Император Пётр II незадолго до кончины преподнёс невесте свадебный подарок: алмаз на огромном серебряном блюде. В январе 1730-го, перед тем как её отправили в монастырь, Екатерина успела спрятать сокровище в тайник. Выйдя на свободу, она нашла свой свадебный подарок — алмаз ценности необыкновенной. И как им распорядилась?
Преподнесла и драгоценный камень, и блюдо в дар своей темнице — Горицкому женскому монастырю. Видимо, суровость её монастырского содержания была несколько преувеличенной. Иначе был ли смысл так щедро одаривать своих истязателей?
Алмаз и блюдо пропали, вероятно, были похищены при пожаре, случившемся в монастыре в 1809 году. Но дарительница об этом уже не узнала.
А годы, проведённые в заключении, сильно подточили её здоровье. Ей было всего 35 лет, но сильная простуда ускорила её кончину. Развилась чахотка, подступала слепота. Последнее желание несчастной женщины было необычным. Княжна Долгорукая, графиня Брюс, потребовала, чтобы слуги перед ней сожгли все платья, которые она носила в юности, когда была царской невестой.
Пылал огонь, пламя пожирало дорогие ткани… А умирающая, почти ослепшая женщина смотрела на огонь и молча оплакивала свою несостоявшуюся судьбу, судьбу русской императрицы Екатерины II. Возможно, жалела, что восхищалась Мариной Мнишек. И почти повторила её судьбу.

Журнал: Тайны 20-го века №32, август 2020 года
Рубрика: Версия судьбы
Автор: Александр Смирнов

Метки: Анна Иоанновна, Елизавета Петровна, эпоха Романовых, Россия, Тайны 20 века, невеста, царь, княгиня, ссылка, Пётр II, Екатерина Долгорукова, Мнишек, Берёзов



Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010 —