Иван Шувалов и Елизавета Петровна

Долгие годы у цесаревны Елизаветы Петровны, впоследствии российской императрицы, был фаворит, фактически муж — Алексей Разумовский. Но, увы, годы шли. И в конце 1740-х годов императрица завела нового любовника, двадцатидвухлетнего Ивана Ивановича Шувалова.

Фото: Иван Шувалов — интересные факты

Очень умён и кроткого нрава

Его двоюродные братья, Пётр и Александр Шуваловы, люди очень влиятельные, ввели юношу в придворный круг, надеясь, что так он быстрее сделает карьеру. Действительность превзошла все их ожидания. Очень скоро Иван стал самым близким, незаменимым человеком для сорокалетней императрицы. Шувалов был молод, хорош собой, красиво одевался, всегда умел ладить со своей капризной повелительницей. Но у него обнаружились и другие качества, для фаворита нетипичные.
Великая княгиня Екатерина Алексеевна, будущая императрица Екатерина II, часто видела молодого Ивана Шувалова во дворце. В своих мемуарах она запишет: «Вечно я его находила в передней с книгой в руке. Этот юноша показался мне умным и с большим желанием учиться. Он был очень недурён лицом, очень услужлив, очень вежлив, очень внимателен и казался от природы очень кроткого нрава».

Нетипичный фаворит

Самым же поразительным в Шувалове было полное отсутствие корыстолюбия. Когда вице-канцлер М. Воронцов представил императрице проект указа о пожаловании Ивану Шувалову титула графа, ордена Андрея Первозванного, сенаторского звания и 10 тысяч крепостных душ, Шувалов не допустил его подписания. Елизавета Петровна, умирая, сделала своему возлюбленному прощальный подарок — миллион рублей. Говорили, что Шувалов вернул эти деньги наследнику, императору Петру III. А Иван Иванович, кстати, не был слишком уж богат для вельможи такого ранга. Больше того, после смерти Елизаветы Петровны часто занимал деньги у своей сестры.
Иван Шувалов долгие годы был ближайшим советником императрицы, решал вместе с ней многие государственные дела. Вот типичная картина тех лет. Елизавета Петровна принимает послов иностранных государств или своих министров. За ширмой сидит Иван Шувалов. Его парик иногда даже виден присутствующим, но формально на приёме его нет. Императрица высказывает какую-либо мысль, а потом вдруг спрашивает: «Ванечка, так ли?» Из-за ширмы голос: «Так, государыня!» или «Подумать надо бы, торопиться не будем!».

Основание университета

Шувалов был человеком культурным и широко образованным. С юности знал несколько языков, интересовался наукой, литературой, изобразительным искусством. Очень плодотворной для русской науки и культуры оказалась дружба Шувалова с Михаилом Васильевичем Ломоносовым.
Вместе с Ломоносовым Шувалов задумал создать в Москве университет. Михаил Васильевич разработал проект университета с двумя гимназиями, наметил содержание учебных программ. Указ о его основании был подписан императрицей в январе 1755 года. Шувалов подбирал профессоров, собирал книги для научной библиотеки, помогал первым студентам материально, постоянно следил за хозяйственной деятельностью нового учебного заведения. «Ради успешного распространения знаний» им в Москве была создана университетская типография, где стала выпускаться газета «Московские ведомости».

Жизнь для искусства

Ивана Шувалова всегда влекло к себе изобразительное искусство. В 1757 году он добивается открытия в Петербурге Академии художеств, приглашает из Западной Европы преподавателей, скупает произведения искусства и книги, необходимые студентам для занятий. Позднее, будучи за границей, он посылает в адрес Академии гипсовые слепки лучших статуй Рима, Флоренции, Неаполя, дарит свою огромную коллекцию картин, где были работы кисти Тициана, Веронезе, Рембрандта. Теперь эти шедевры находятся в Эрмитаже.
У Шувалова было особое чутьё на талантливых людей. Как-то Ломоносов рассказал ему о своём земляке, Федоте Шубине, искусно вырезавшем из кости всякие фигурки. Ломоносов устроил его истопником во дворец. Шувалов взял умельца под своё покровительство, дал художественное образование. Из Шубина вырос скульптор огромного таланта, ставший славой русского искусства.

После «случая»

В конце декабря 1761 года Елизавета Петровна скончалась, можно сказать, на руках Ивана Шувалова. Его «случай» закончился. Иван Иванович тяжело переживал смерть любимой женщины. Ну а дальше последовало недолгое царствование Петра III, затем самодержицей становится Екатерина II. Она вообще не доверяла Шуваловым. И, когда Иван Иванович попросил у неё разрешения выехать за границу, Екатерина не препятствовала.
Он пробыл в Западной Европе четырнадцать лет, жил в любимой им Франции, гостил у Вольтера, с которым раньше был знаком только по переписке. Потом поселился в Италии, поражая всех утончённой воспитанностью и культурой. На его вилле жили русские художники, выпускники любимой им академии. Из-за границы он писал сестре: «Если Бог изволит, буду жив и, возвратясь в своё отечество, ни о чём ином помышлять не буду, как вести тихую и беспечную жизнь, удалюсь от большого света. Не в свете совершенное благополучие почитать надобно, но собственно в малом числе людей, родством или дружбою со мной соединённых. Прошу Бога только о том; верьте, что ни чести, ни богатства веселить меня не могут».

Пора домой!

В 1777 году Шувалов вернулся в Россию. По этому случаю в печати появился ряд стихотворений в его честь. Екатерина II меняет к Ивану Шувалову своё отношение, назначает его обер-камергером; он — её постоянный собеседник в Зимнем дворце.
Вокруг Шувалова складывается литературный салон. Одним из первых он заметил поэта Державина и способствовал его известности. Он помогал Фонвизину, Богдановичу, Хераскову. На выпускном акте в Московском университете заметил поэта Ермила Кострова, поселил его у себя в доме и засадил за перевод «Илиады» Гомера. Вместе с княгиней Е. Дашковой Шувалов начинает издавать один из первых русских ежемесячных журналов «Собеседник любителей российского слова».
Иван Шувалов высоко ценил дружбу и имел много преданных друзей. Вскоре после кончины императрицы Елизаветы Петровны он пишет сестре: «Приобресть знакомство достойных людей — утешение мне до сего времени неизвестное. Все друзья мои или большею частию были раньше друзьями только моего благополучия, теперь они — собственно мои».
Ему было тогда 35 лет. Он проживёт ещё столько же, но уже без прежней суеты, вне атмосферы придворных интриг. Потеряв свою царственную возлюбленную, он так и не женится. Теперь он наслаждается искусством, поэзией, путешествиями…
Сейчас много говорят и пишут о русской национальной идее. Некоторые наши публицисты приписывают слова «сбережение народа», как сердцевину этой идеи, А.И. Солженицыну. Однако слова эти, за которыми стояла целая программа действий, первым произнёс Иван Шувалов.

Журнал: Тайны 20-го века №3, январь 2010 года
Рубрика: Дела давно минувших дней
Автор: Василий Мицуров, кандидат исторических наук




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —