Фанни Каплан вошла в историю благодаря своему покушению на вождя революции В.И. Ленина. Впрочем, некоторые историки до сих пор спорят, могла ли полуслепая женщина из трёх выстрелов два раза точно попасть в Ильича или она оказалась всего лишь прикрытием для реальных террористов, которые осуществили это покушение?

Фанни Каплан и Ленин

Кем была Фанни Каплан - биография и личная жизнь?

Путь в революцию

Фанни Каплан (урождённая Фейга Хаимовна Ройтблат) появилась на свет в Волынской губернии, на Украине, 10 февраля 1890 года. Её отцом был Хаим Ройтблат, работавший учителем в еврейской начальной школе. Семья девочки была глубоко религиозной, в ней было ещё семеро детей (три сестры и четыре брата), и зажиточной назвать её было трудно. Фейга хорошо говорила по-русски, из-за бедственного положения семьи она уже в 14 лет стала работать белошвейкой в небольшой мастерской.
Перспектив в жизни у обычной еврейской девушки в тот момент практически не было никаких. Она очень чутко улавливала те революционные веяния, которые тогда буквально витали в воздухе. Вот поэтому уже в 15 лет она внезапно покинула отчий дом и вступила в «Южную группу анархистов-коммунистов». В этой среде она получила партийную кличку Дора, а своё настоящее имя сменила на псевдоним Фанни Каплан. Стоит отметить, что революционный пыл девушки в значительной степени возрос из-за её любви к соратнику по борьбе Виктору Гарскому (Якову Шмидману). Добывая деньги для партийной кассы, её избранник совершал вооружённые налёты на кишиневские магазины и банки.
Фанни Каплан вместе с Виктором Гарским готовили крупный теракт: они собирались осуществить покушение на киевского генерал-губернатора Сухомлинова. Определённо можно сказать, что Гарский обладал несомненным опытом в обращении с оружием и взрывчаткой, а вот Фанни такого опыта не имела. Несмотря на тщательную подготовку, готовящийся теракт потерпел полный провал. Неизвестно что произошло, но 23 декабря 1906 года стены киевской гостиницы «Купеческая» содрогнулись от мощного взрыва.
Конечно, на место происшествия сразу прибыли жандармы, которые нашли на месте взрыва тяжело раненную Фанни Каплан. Сразу стало понятно, что она пострадала от взрыва самодельного устройства, предназначенного для теракта. Её возлюбленный позорно сбежал, не попытавшись оказать первую помощь своей девушке и соратнице. У Фанни были ранения руки и ноги, она получила контузию, в её номере помимо остатков взрывчатки обнаружили пистолет.
Тогда царские власти, активно боровшиеся с революционными выступлениями, не стали церемониться с Фанни Каплан. Девушку приговорили к смертной казни, однако из-за её 16-летнего возраста смертельный приговор заменили пожизненной каторгой. Стоит отметить, что Фанни на допросах не выдала своих соратников, а тем более своего возлюбленного. Сначала Фанни отправили в Мальцевскую каторжную тюрьму в Забайкалье. Потом её переправили в наиболее жуткую в России Акатуйскую каторгу. Так, Фанни, ещё не успевшая насладиться никакими прелестями жизни и ничем не проявившая себя в революционной деятельности, оказалась в каторжанском аду. Ранения и напряжённый труд быстро привели к тому, что Фанни к началу 1909 года почти полностью ослепла. Конечно, это существенно отразилось на её психическим состоянии, она даже сделала попытку покончить с собой. Администрация тюрьмы, убедившись в отсутствии симуляции потери зрения, попыталась подлечить Фанни, и через три года её зрение немного восстановилось.

Почти старуха

Даже на каторге Фанни не переставала думать о политике. Под влиянием эсерки Марии Спиридоновой Фанни Каплан пересмотрела свои взгляды и стала считать себя эсером, а не анархисткой. Казалось бы, это не имело особого значения при её длительном сроке заключения. Но грянула Февральская революция, которая принесла ей, как и другим политзаключённым, свободу. Попав на каторгу 16-летней, она освободилась в возрасте 27 лет. Каторга не прошла для неё бесследно, она выглядела не женщиной в расцвете лет, а настоящей старухой.
Можно сказать, что в тот момент, она оказалась у разбитого корыта, у неё не было ни дома, ни семьи. Все её родные в 1911 году перебрались в США, поэтому для неё наиболее близкими людьми стали те, с кем она провела мучительные годы на каторге. Общение с ними в значительной степени поддерживало её в те первые месяцы свободы. Стоит отметить, что Временное правительство проявило заботу об узниках царизма: в Евпатории открыли специальный санаторий для бывших политкаторжан, куда Каплан получила путёвку.
Именно в этом санатории летом 1917 года Фанни встретилась с Дмитрием Ульяновым, братом Ленина. Нет никаких доказательств, что между ними возникли какие-то серьёзные отношения, но именно Дмитрий поспособствовал направлению Каплан в Харьков в известную глазную клинику доктора Гиршмана. Там Фанни сделали довольно удачную операцию, благодаря которой её зрение улучшилось. Именно в этой клинике её и застала Октябрьская социалистическая революция 1917 года.
Вернувшись в Крым, она стала работать заведующей курсами, которые готовили работников волостных земств. Конечно, Фанни вряд ли собиралась всю свою жизнь провести на такой работе: она с нетерпением ждала, когда соберётся Учредительное собрание. Каплан была уверена, что большинство на нём будет у эсеров, вот тогда, она не сомневалась, в её жизни и наступят коренные перемены.
Когда большевики заключили Брестский мир с Германией, а в июле 1918 года разгромили выступление левых эсеров, Фанни окончательно поняла, что никакого Учредительного собрания больше ждать не стоит. Тогда она решила действовать. По её мнению, главным виновником всего того, что случилось, был Ленин, предавший революцию. На допросе, уже после покушения на вождя, она заявила: «Октябрьская революция меня застала в харьковской больнице. Этой революцией я была недовольна, встретила её отрицательно… Стреляла в Ленина я. Решилась на этот шаг ещё в феврале. Эта мысль во мне назре ла в Симферополе, и с тех пор я н; чала подготовляться к этому шагу».
Весной 1918 года Фанни Каплан приехала в Москву для участия в заседании VIII Совета партии социалистов-революционеров. В резолюции этого заседания было отмечено, что действия большевиков грозят России утратой её самостоятельности и «VIII Совет партии полагает, что отвратить эту опасность возможно лишь путём немедленной ликвидации большевистской партийной диктатуры…».
Участвуя в заседании, Каплан познакомилась с эсером В.К. Вольским, бывшим депутатом Учредительного собрания, и с ходу буквально потребовала от него участия в «стоящем деле». В «переводе» с языка левых эсеров она хотела принять участие в теракте. Вольский сказал, что возьмёт её на заметку, и даже нашёл для неё временное жильё. Фанни с нетерпением стала ожидать задания, однако время шло, а к ней никто не обращался. Тогда она организовала свою боевую группу из трёх человек!

Три пули

Никаких «подвигов» её боевая группа совершить не успела, ограничившись лишь планированием терактов. Возможно, некоторые из своих планов они бы и попробовали воплотить в жизнь, но тут Каплан наконец-то привлекли к «стоящему делу» — к покушению на Ленина. По официальной версии, это покушение подготавливала группа Григория Семёнова и Людмилы Коноплевой. Полагают, что именно Коноплева предложила использовать Фанни Каплан в роли главной исполнительницы теракта.
Григорий Семёнов, руководивший террористической группой эсеров, на суде в 1922 году сказал следующее: «Мнительная, болезненно честолюбивая, увядающая Каплан жаждала сенсации и славы. Достичь этого она могла убийством Ленина. Я намеренно послал Каплан на завод Михельсона. Туда было больше всего шансов на приезд Ленина. Помогал террористке эсер В.А. Новиков».
Утром 30 августа 1918 года от руки террориста Леонида Каннегисера погиб глава петроградской ЧК Моисей Урицкий. Однако Ленин не стал менять планов на этот день и поехал выступать на завод Михельсона. После речи на митинге Ильич в окружении рабочих пошёл к своей машине. Ленин уже собрался сесть в автомобиль, как вдруг к нему с вопросом обратилась одна из работниц. Во время общения Ленина с ней сзади к нему приблизилась Каплан и три раза в него выстрелила. Главный свидетель, водитель Ленина Степан Гиль, рассказывал: «Когда Ленин был уже на расстоянии трёх шагов от автомобиля, я увидел сбоку, с левой стороны от него, на расстоянии не большё трёх шагов, протянутую, из-за нескольких, человек женскую руку с браунингом, и были произведены три выстрела, после которых я бросился в ту сторону, но стрелявшая женщина бросила мне под ноги револьвер и скрылась в толпе…».
Гиль было побежал за ней, но, вспомнив об оставленном им Ленине, быстро вернулся обратно. Каплан поймали и без него. Не везло Фанни на мужчин: в своё время после взрыва самодельной бомбы её, раненую, бросил Гарский, на этот раз её напарник Новиков, не став дожидаться Каплан, умчался прочь на приготовленном для неё лихаче. Тем временем бесстрашные мальчишки, бежавшие за террористкой, указывали преследователям направление её движения. В результате Каплан быстро задержали.
Из трёх пуль, выпущенных Каплан в Ленина, две пули попали в него: одна угодила в шею, вторая в руку. Самую большую опасность представляло ранение в шею, ведь пуля прошла буквально в миллиметре от шейной артерии и нервов, отвечающих за работу сердца. Третья же пуля, посланная Каплан в Ленина, досталась беседовавшей с ним женщине.

Её сожгли в железной бочке

Фанни Каплан сразу доставили на Лубянку. Из-за отсутствия Дзержинского (уехал в Петроград расследовать убийство Урицкого) следствие по покушению на Ленина проводили зампредседателя ВЧК Я. Петерс и заведующий отделом ВЧК Н. Скрыпник. Каплан сразу призналась, что стреляла именно она, но никого из своих сообщников не выдала, заявив о своём личном решении покарать «предателя революции», чьи действия «удаляют идею социализма на десятки лет».
Группу же Семёнова раскрыли гораздо позже, суд над ней состоялся только в 1922 году.
3 сентября 1918 года в 16:00 по «указанию Свердлова без всякого суда комендант Кремля Мальков под грохот специально заведенных автомобилей расстрелял террористку прямо во дворе Кремля. На шум работающих вхолостую моторов грузовиков во двор вышел пролетарский поэт Демьян Бедный, проживавший тогда в Кремле. Так он стал невольным свидетелем расстрела Фанни Каплан. Ему пришлось участвовать в уничтожении тела террористки. Труп запихали в металлическую бочку, облили бензином и подожгли.
Когда запахло горелой человечиной, Демьяну Бедному стало дурно, пишут, что он даже упал в обморок. Те, что осталось от Каплан после такой «кремации», закопали либо на территории Кремля, либо в Александровском саду. Мальков в своих воспоминаниях упомянул о том, что расстрел Каплан проводился в обстановке строжайшей секретности, и о приказе Свердлова не оставлять никаких следов. О своём личном отношении к проведённой им казни он написал: «И если бы история повторилась, если бы вновь перед дулом моего пистолета оказалась тварь, поднявшая руку на Ильича, моя рука не дрогнула бы, спуская курок, как не дрогнула она тогда». С покушением Каплан на Ленина — связано немало различных версий. Например, высказывалось — предположение, что Ильич помиловал террористку, якобы её даже видели в различных тюрьмах и лагерях. Согласно другой, совсем уже фантастической, версии, вместо покушения была только инсценировка, которая потребовалась ЧК для организации «красного террора». По ещё одной версии, в Ленина стреляли совсем другие люди, которые просто подставили полуслепую Каплан. Практически все, кто выступал за невиновность Каплан, упирали на то обстоятельство, что она очень плохо видела и была просто не в состоянии попасть в Ленина. Дошло до пересмотра дела Каплан Генеральной прокуратурой России. Однако сенсации не произошло: следствие пришло к выводу, что именно Фанни Каплан стреляла в Ленина. Что же касается её почти полной слепоты, то обходилась она без очков и стреляла в Ильича буквально с трёх шагов, почти в упор.

Журнал: Неизвестный СССР №5(17), май 2021 года
Рубрика: Трагическая судьба
Автор: Геннадий Семёнов

Метки: СССР, биография, Ленин, Война и Отечество, эсеры, расстрел, арест, анархизм, покушение, Каплан, Неизвестный СССР




Telegram-канал Багира Гуру


Исторический сайт Багира Гуру; 2010-