Великий князь Константин Павлович: Каким был сын Павла I?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Как известно, поводом к восстанию декабристов послужила неразбериха в вопросе престолонаследия, начавшаяся после смерти императора Александра в ноябре 1825 года. Но каким мог бы быть следующий император, за которого выступали бунтовщики?

Великий князь Константин Павлович: Каким был сын Павла I?

А что если бы?…

По логике вещей царём должен был стать следующий по старшинству брат усопшего бездетного монарха — Константин. Так думала вся Россия. Лишь единицы знали, что цесаревич Константин — ещё при жизни своего правящего брата — написал отречение от престола. А стало быть, править Россией будет другой брат — Николай. Эту «сумятицу в головах» россиян (и солдат!) и решили использовать декабристы, провозгласив, что они выступают за возведение на престол законного монарха — Константина. А вовсе не Николай, который, будто бы, захватывает престол незаконно.
Мятеж декабристов, как известно, потерпел фиаско. Но интересно представить, в случае удачи — что это был бы за государь, император Константин I? Был бы он лучше Николая? Большой вопрос. По крайней мере, всё прошлое цесаревича Константина рисует его весьма противоречивой фигурой.
Достойный сын своего отца — императора Павла — юный Константин был помешан на военной муштре и шагистике. Настолько, что это даже отразилось на его жене! Константин первым браком был женат на германской принцессе Юлиане Саксен-Кобургской. Принявшая православие принцесса на Руси стала именоваться Анной Фёдоровной.
И вот страсть Константина Павловича ко всему военному, равно как и непредсказуемость его поведения, приняли явно чрезмерный характер. Великий князь приходил завтракать к своей невесте ежедневно в десять часов утра. Он приносил с собой барабан и трубы и заставлял её играть на клавесине военные марши, аккомпанируя ей на этих шумных инструментах. Это было единственное изъявление любви, которое он ей оказывал.

Муж-садист?

Но это ещё не все. Константин Павлович, которому в момент свадьбы было шестнадцать лет (его жене четырнадцать), стрелял в помещениях дворца из пушки живыми крысами и всячески издевался над своей женой. Например, однажды он посадил Анну Фёдоровну в одну из огромных ваз в Мраморном дворце и начал по вазе стрелять из пистолета!
Кроме того, Константин неприкрыто изменял жене. По свидетельству графини Головиной, неразборчивость князя в любовных связях привела к тому, что «он заразил свою супругу Анну Фёдоровну венерической болезнью».
Терпеть характер мужа, его дерзкие выходки принцессе становилось всё труднее. «Великая княгиня была беременна, — вспоминал очевидец, — а Константин, предавшись пьянству и разврату, невозможно выразить, какие причинил ей оскорбления! Последний из развратнейших людей не был бы в состоянии делать то, что делал чудовище великий князь».
Между тем, взрослея, Анна Фёдоровна становилась всё привлекательней, и в обществе её звали «вечерней звездой». Великий князь Константин начал её ревновать даже к брату Александру (будущему императору Александру I). Он запрещал ей покидать свои комнаты, а если она выходила, то являлся и уводил её.
Лишь после убийства императора Павла в 1801 году у Анны Фёдоровны появилась-таки возможность обрести свободу. В Германии заболела её мать — это был отличный предлог, чтобы выехать из России. В 1803 году Анна Фёдоровна уезжает в Кобург, и больше в Россию она никогда не вернётся. Почти сразу она начинает вести переговоры о разводе с мужем. Но царская семья во избежание скандала всячески противится расторжению брака наследника российского престола (ведь именно Константин в случае смерти своего брата императора Александра должен был наследовать трон). Брак между супругами будет официально расторгнут лишь спустя 17 лет, в 1820 году.

Необычный «паралич» прекрасной вдовы

Но до отъезда супруги Константин прославил своё имя ещё одним — неслыханным — преступлением. В 1802 году по Петербургу поползли слухи о гнусном насилии, совершенном под сводами Мраморного дворца — резиденции Константина Павловича в Санкт-Петербурге. Жертвой насилия стала некая госпожа Араужо, молодая вдова португальского негоцианта.
Чтобы понять, что произошло, предоставим слово современнику событий, известному скульптору и медальеру Ф.П. Толстому. Вот что он записал в своём дневнике:
«Сегодня умерла жившая в Большой Миллионной одна госпожа по фамилии Араужи… Эта женщина была в коротких связях с генералом Бауром, безнравственным подлым кутилою, фаворитом и другом великого князя Константина Павловича.
Его высочество, узнав об этой связи и увидев Араужи, пожелал её иметь. Услужливый подлец охотно уступил ему свою любовницу, но она, любя Баура, с гордостию отринула предложение любви Константина Павловича, и что он ни делал, она не поддавалась.
Озлобленный презрением к его страсти, великий князь придумал ужаснейшее наказание для Араужи. Он приказал своему любимцу вчера пригласить эту несчастную женщину к себе на квартиру [генерал Баур состоял в свите великого князя, поэтому его жилище находилось в Мраморном дворце. — Д. П.], где было приготовлено с дюжину конногвардейских солдат, которым по её приезде приказано было поочерёдно изнасиловать эту жертву неслыханного зверства, исполненного, как утверждают, в присутствии самого изобретателя наказания.
В городе всюду громко говорят об этом происшествии, жестоко негодуют, а оно остаётся без наказания».
В общем, если говорить современным языком, мадам Араужо подверглась групповому изнасилованию, в котором участвовал и великий князь Константин. Последствия преступления были печальны — на следующий день несчастная женщина умерла, не выдержав сильнейшего физического и морального потрясения.
Естественно, что ни брат царя, ни его сообщники не понесли никакого наказания. Официально было объявлено, что мадам Араужо «разбил паралич». Однако петербуржцы так же мало верили в этот «паралич», как и в «апоплексический удар», от которого — по официальной версии — умер император Павел I.

Противоречивый герой

В Константине Павловиче удивительным образом уживались самые противоречивые черты характера. Он мог с одинаковой лёгкостью совершать и грязные, чёрные дела, и благородные, возвышенные поступки. Так, современники оставили ряд воспоминаний о великодушии и благородстве великого князя.
Однажды Константин Павлович на полковых учениях, разгорячившись, с поднятой саблей наскочил на поручика Кошкуля, но тот вышиб саблю из руки князя и сказал: «Не извольте горячиться». Ученье было прекращено, через несколько часов адъютант князя приехал за Кошкулем и повёз в Мраморный дворец.
Кошкуль ожидал суда и приговора, как вдруг отворяется дверь, выходит Константин Павлович с распростёртыми объятиями, обнимает Кошкуля, целует его и благодарит, что он спас его честь, говоря: «Что сказал бы государь и что подумала бы вся армия, если бы я на ученье во фронте изрубил бы своего офицера?».
Ещё одна забавная история произошла с юнкером уланского гвардейского полка Корочаровым. Уланский полк стоял тогда в Стрельне, и как-то раз Корочаров с товарищами решили пойти купаться на Финский залив. Естественно, купальных костюмов в тогдашних уланских полках не водилось, поэтому все юнкера купались в своём, так сказать, природном виде. Вот что произошло дальше по свидетельству современника: «…Великий князь Константин Павлович, их шеф, пошёл гулять по взморью и пришёл к ним, где они купались. Все они испугались, бросились в воду из лодки, но Корочаров, один, вытянулся прямо в чём мать родила и закричал: «Здравия желаю, Ваше высочество!». С этих пор великий князь его полюбил: «Храбрый будет офицер».

Друг декабриста

Показателен также и тот факт, что Константин очень любил и уважал своего адъютанта — известного декабриста Михаила Лунина. Он всячески пытался выгородить его, а когда арест Лунина стал неизбежен, то даже предложил ему бежать, но Михаил решил разделить судьбу своих товарищей.
История знакомства великого князя Константина и Лунина такова. Как-то во время учений Константин Павлович увидел, что командир одного из полков едет по обочине в фуражке, а не в каске. Великий князь обрушился с резкими словами на офицера и высказался жёстко в адрес всего полка: «Неженки, бархатники». После этого командир полка написал рапорт об отставке. Такие же рапорта написали командир бригады и командир дивизии.
История стала известна императору Александру I, который вызвал к себе брата и выразил своё неудовольствие. После этого объяснения великий князь приехал в полк и попросил прощения, а напоследок пошутил, что если этого недостаточно, то он готов дать удовлетворение (имелся в виду дуэльный поединок). Естественно, Константин сказал это для «красного словца» — он и представить себе не мог, чтобы кто-нибудь из офицеров решится вызвать на дуэль брата царя. Каково же было его удивление, когда вперёд выступил молодой корнет, который с усмешкой сказал, что предложенная честь столь высока, что он не может от неё отказаться. Этим корнетом был Лунин.
Естественно, никакой дуэли не состоялось — старшие офицеры тут же замяли дело. А великий князь после этого Лунина зауважал и впоследствии даже взял в адъютанты.
Конечно, сегодня невозможно сказать определённо — каким правителем стал бы Константин, если бы взошёл на российский престол. Был бы он лучше или хуже Николая, которого прозвали «Николаем Палкиным» и «душителем свободы»? Это вопрос, на который нет ответа. Одно можно сказать точно. С Константином у России могла бы быть совсем другая история. А какая — этого мы уже никогда не узнаем…

Журнал: Запретная история №8(101), апрель 2020 года
Рубрика: История монархии
Автор: Дмитрий Петров

Метки: Александр I, император, Николай I, эпоха Романовых, биография, князь, судьба, сын, садизм, привычка, характер, Запретная история, Дмитрий Соколов, Константин Павлович




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.