Маршал Франции Мишель Ней — фейк про воскрешение в США


Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Очередной фейк давно муссируемый жёлтой прессой о том, как наполеоновский маршал Ней не был расстрелян, а спасся и жил в Америке работая там скромным учителем. На самом деле такой действительно был, но это был обычный мошенник, начитавшийся мемуаристики и прикрывавшийся именем соратника Бонапарта.
Но, Константин Ришес (он же Юлия Герда, он же — Алексей Широков, он же — Эрик Аубакиров , он же — Александр Агалаков, он же — Анатолий Буровцев) регулярно строчит эту псевдоисторическую хуиту в любой бульварный журнал где не смотрят на качество туалетной бумаги сих писулек.

Маршал Франции Мишель Ней — фейк про воскрешение в США
В декабре 1840 года в соборе парижского Дома инвалидов были торжественно захоронены останки Наполеона Бонапарта, перенесённые с острова Святой Елены. Вероятно, это событие дало присутствующим ветеранам повод вспомнить о славных соратниках императора и, не в последнюю очередь, о маршале Мишеле Неё. И вновь поползли по Парижу слухи о полной загадок и недомолвок его судьбе. Были же свидетели расстрела Нея, но было и другое, а именно — неожиданное известие, что пришло во Францию из далёкой Америки…

Память ветеранов

Те, кто пришёл в тот день почтить память своего императора, прекрасно помнили Нея, которого сам Наполеон назвал «храбрейшим из храбрых». Они, как и все парижане, конечно, знали, что в декабре 1815 года маршал был расстрелян по приговору королевского суда. Однако были среди ветеранов и такие, кто не желал смириться с гибелью славного соратника и продолжал упорно верить, что Нею удалось спастись.
В самом деле, почему бы и нет — ведь остался же в живых адъютант Наполеона, генерал Лавалетт, уже приговорённый к смерти. Беззаветно любящая его жена сумела буквально накануне казни добиться последнего свидания с супругом. Оставленная на несколько минут в камере с мужем, она мгновенно обменялась с ним одеждой и осталась в камере, в то время как супруг в её платье благополучно покинул тюрьму и скрылся за пределы Франции.
Версия спасения Нея опиралась также и на ставшие достоянием его друзей записки давнишней любовницы маршала графини Иды де Сент-Эльм. По её утверждению, расстрел Нея якобы был мастерски инсценирован, маршал остался жив и покинул Францию. Прошли года, и об откровениях графини вспомнили.

Школьный учитель из Северной Каролины

Произошло это после того, как до парижан докатились слухи из-за океана о том, что в страшно далёкой от них Северной Каролине в одном из городков этого американского штата умер школьный учитель Питер Стюарт Ней. Уже находясь на смертном одре, он признался исповедовавшему его падре, что на самом деле он — приближённый в своё время к самому Бонапарту маршал Франции Мишель Ней. Признание умирающего можно было бы принять за предсмертный бред, но этому мешал ряд обстоятельств, в том числе некоторые удивительные совпадения.
Учитель и маршал были одного возраста, оба высокие, рыжеволосые, голубоглазые. И в преклонном возрасте учитель сохранял прекрасную выправку, отлично стрелял и владел шпагой, был мастером верховой езды. Казалось бы, для хорошего учителя военного дела, коим служил Питер, так и должно быть, но было ещё одно обстоятельство, заставившее задуматься тех, кто провожал в последний путь американского Нея, — на его теле обнаружили следы многочисленных ранений. Откуда бы это? Припомнили, что он недурно играл на флейте, а по воспоминаниям современников, маршалу Нею тоже нравился этот незатейливый инструмент, с которым он не расставался и в походах. Теперь вспомнили, что Питер Ней появился в городке во времена, когда в Штаты бежали многие преследуемые на родине бонапартисты. Таким образом, с учётом всех упомянутых обстоятельств можно было поверить в то, что умерший учитель Питер Ней мог на самом деле быть наполеоновским маршалом.

Славное прошлое

Мишель Ней был ровесником и верным соратником Наполеона. Свой маршальский жезл он получил из рук императора в 35 лет. Будучи безразличен к светским титулам, Мишель стремился лишь к славе воинской. И заслуженно обрёл её во многих жесточайших сражениях. Полководческий талант и личное мужество Ней продемонстрировал и в ходе русской кампании, за которую удостоился титула «Князь Москворецкий». Правда, учитывая исход кампании в целом, ничего хорошего вновь обретённый титул маршалу не принёс. Вынужденно покидая сгоревшую Москву, Наполеон поставил Нея во главе войск арьергарда, задачей которых было сдерживать натиск преследовавших французов по пятам русских армий. Ней с честью справился с возложенной на него миссией. Во время отступления, скорее напоминавшего бегство, он, отдав свои сани раненым солдатам, шагал с ружьём на плече среди гренадёров, сражался плечом к плечу с ними, мастерски действуя штыком и шпагой.
После проигранной французами «Битвы народов» при Лейпциге война вплотную приблизилась к стенам Парижа. В эти страшные для него дни император со своей гвардией находился в Фонтенбло. Отчаянные гвардейцы требовали от него немедленно двинуться на Париж. Они клялись, что готовы «умереть на его руинах». Более сдержанно мыслящие маршалы Наполеона понимали безнадёжность ситуации, однако предпочитали помалкивать. Лишь Ней имел мужество прямо в лицо сказать Наполеону горькие слова: «Отрекитесь, Сир! Ничего другого не остаётся». Последовавший его совету император, отправляясь в ссылку на остров Эльба, не стал связывать своих маршалов никакими обязательствами. Ней, как и большинство его коллег, остался в армии и присягнул взошедшему на французский престол Людовику XVIII. Спрашивается, отчего же в таком случае королевское правосудие так жёстко преследовало одного из лучших военачальников Франции? Ответ на этот вопрос таится в последующих событиях, вновь всколыхнувших всю Францию.

Встреча после Эльбы

Когда Наполеону удалось бежать с Эльбы и он с сохранившими ему верность немногочисленными ветеранами двинулся на Париж, король выслал ему навстречу войска во главе с Неем, которому было поручено лично доставить Наполеона в Париж живым или мёртвым. Далее события развивались следующим образом: когда возглавляемые Неем войска, почти полностью состоящие из бывших наполеоновских солдат, сблизились с ветеранами, следующими за свергнутым императором, тот вышел вперёд и воскликнул: «Солдаты! Я — ваш император, вы будете стрелять в меня?» В ответ не прозвучало ни единого выстрела. Наоборот, солдаты, призванные арестовать опального императора, восторженно приветствовали его. А Ней, завидев так знакомую ему фигуру в серой шинели и треуголке, выхватил саблю и прокричал: «Солдаты! Перед вами император Франции, да здравствует Наполеон!» Этим он подписал себе смертный приговор.
В последовавшие за этим знаменитые «100 дней», ставшие «лебединой песней» Бонапарта, Ней непрерывно был рядом со своим императором. В ходе последней битвы при Ватерлоо Ней сражался как одержимый — пять коней были убиты под ним, сам он несколько раз ранен (к счастью, не серьёзно, будто заворожен был от пуль неприятеля). Но сражение было проиграно. Наполеон вновь отправился в ссылку, на этот раз на бесконечно далёкий остров Святой Елены.
Ней некоторое время скрывался в Швейцарии, но был выдан, арестован и доставлен в Париж. По приказу короля в судейский состав военного трибунала, собранного специально для суда над Неем, решили включить многих бывших наполеоновских маршалов. Однако те под разными предлогами уклонялись от участия в судилище над боевым товарищем. Так, маршал Монсей, которого прочили в председатели суда, написал королю письмо с отказом, одновременно напомнив ему о заслугах Нея перед Францией. За такую дерзость он был лишён звания пэра и других привилегий и три месяца провёл в тюрьме. Дело Нея теперь рассматривала Палата пэров, членом которой был сам обвиняемый. На объективность коллег по Палате Ней не рассчитывал: пэры, главным образом аристократы, считавшие Нея выскочкой, не могли простить ему плебейского происхождения и громадной популярности. Из 160 членов палаты лишь один подал голос в его защиту. Так Ней был приговорён к расстрелу.
Ранним утром 7 декабря 1815 года карета с маршалом выехала из ворот тюрьмы Консьержери. На авеню де ля Обсервер остановились, и Нея вывели. Понимая, что его ждёт, Ней снял сюртук, подошёл к выстроившимся солдатам и о чем-то говорил с ними. Завязать себе глаза он не позволил. Командовавший солдатами молодой офицер был так взволнован, что вместо подаваемой в подобных случаях взмахом руки команды неожиданно закричал, как в бою: «Огонь!». Раздался залп, на белоснежной рубашке Нея расползлись кровавые пятна. На инсценировку, о которой писала графиня Сент-Эльм, это было мало похоже. Через пару дней после расстрела жена Нея получила счёт на оплату судебных издержек в сумме 25 тысяч франков, после оплаты которого ей разрешили похоронить мужа на кладбище Пер-Лашез.
Прошли годы, прежде чем новый король Луи Филипп восстановил имя Нея в списке кавалеров ордена Почётного легиона. Ещё через год его официально реабилитировали. Самый красивый, по мнению Родена, памятник Парижа был торжественно открыт 7 декабря 1853 года в день казни маршала. На высоком беломраморном постаменте бронзовый Ней, с саблей в руке, увлекает за собой в атаку солдат. На церемонии открытия прозвучали слова: «Мы собрались сегодня, чтобы выполнить великий акт национального покаяния — возвести памятник маршалу Нею на том месте, где тридцать восемь лет назад герой пал жертвой гражданских раздоров».
Однако, даже несмотря на памятник, легенда о чудесном спасении Нея продолжала жить. Но была ли она на самом деле легендой? Через полвека после открытия памятника, в 1903 году, власти решили вскрыть могилу Нея. И все увидели — гроб оказался пуст! На следующий же день «Фигаро» дала сенсационный заголовок: «Маршал Ней не был расстрелян в 1815 году, а жил в Америке под чужим именем!» (хотя американский учитель если и сменял, то только имя, сохранив фамилию Ней). Загадка смерти маршала Нея так и осталась неразгаданной.
В 1946 году, в столетие со дня смерти учителя Питера Стюарта Нея, на его могиле была установлена плита с надписью: «Памяти Питера Стюарта Нея, уроженца Франции, солдата времён Французской революции и Наполеона Бонапарта». Мистификация продолжается? И никто сегодня не ответит, был ли школьный учитель из Северной Каролины в жизни тем, за кого выдавал себя на смертном одре.

Журнал: Историческая правда №7(100), апрель 2020 года
Рубрика: История полководцев
Автор: Анатолий Буровцев, Константин Ришес

Метки: газетная утка, фейк, фолк-хистори, бред, Запретная история




Исторический сайт Багира, история, официальный архив; 2010 —