Можайский десант — фейк проверенный временем

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

В Великую Отечественную войну битва за столицу была одним из самых тяжёлых испытаний для нашей страны. Прорывы фронта спешно затыкали различными воинскими командами. Одним из таких боевых эпизодов была гибель первого батальона 64-го полка 14-й Сибирской дивизии, но подвиг командира батальона Волкова и его бойцов фактически не отражён в советской военной документалистике, поскольку это был бой за пределами разума.

Фото: можайский десант — интересные факты

Месть за обиду

В середине ноября 1941 года, когда московское метро готовили к взрыву и утром не вышел на линии городской транспорт, под Подольском выгружались из вагонов бойцы 14-й Сибирской дивизии, части которой экстренно прибывали на защиту столицы.
В это же время начальник восточного сектора обороны Москвы получил шокирующее известие об очередном прорыве фронта на своём участке. Его должность была небольшая, но важная. Он был призван организовать и держать оборону, но докладывать — наверх» о прорыве немцев такие люди долго не решались, поскольку это грозило расстрелом за проявленное малодушие и паникёрство. Поэтому часто начальники низовых звеньев обороны искали выход в помощи у соседей. Задача перед всеми стояла одна, и разгром одних угрожал другим окружением с бесславным исходом. Другое дело — просить просили, но мало кто мог чем-то помочь. Так случилось и в этот раз.
Под Истрой передовые немецкие части уничтожили полк московских ополченцев и остатки кадровой стрелковой дивизии. Фронт оголился на шесть километров, которые закрыть было просто некем. Вариант с привлечением легко раненных бойцов, собранных из близлежащих госпиталей, отпал сам собой. Собрать их, одеть, вооружить и доставить к месту прорыва заняло бы несколько часов, а тем временем немцы подтянут к прорыву основные силы и беспрепятственно ворвутся на окраины столицы. Начальник сектора обороны поднял трубку телефона и позвонил помощнику начальника Подольского НКВД, чтобы попросить его снять с боевого дежурства какое-нибудь подразделение и заткнуть им прорыв.
Однако энкавэдэшников по прямому указанию Сталина трогать было нельзя. Начальник Подольского НКВД об этом знал, а потому предложил другой выход. Он сообщил о прибытии из Сибири неизвестной воинской части, которая «десантировалась на станции — и не слушается его указаний. Дело в том, что сибиряки расположились перекусить, а на грубое замечание местного начальника о недопустимости расходования неприкосновенного запаса пищи кто-то из комвзводов ударил его по лицу, чтобы зря не кричал. Тот, обидевшись на рукоприкладство, в разговоре со своим начальником сектора представил первый сибирский батальон десантниками, готовыми к бою. К телефону немедленно вызвали комбата сибиряков Волкова, и вернулся он к своим бойцам с посеревшим лицом.

Смертельный прыжок

Батальон добежал до подольского аэродрома за 10 минут, и перед строем запыхавшихся бойцов Волков поставил задачу, спущенную «сверху»: загрузиться в самолёты и десантироваться в снег, чтобы закрыть прорыв фронта. Прыгать предстояло вдоль противотанкового рва. Затем последовали команды примотать штыки к винтовкам портянками, вынуть ножи из валенок, а при приземлении отбросить от себя винтовки, чтобы меньше травмироваться. Отброшенные вещи можно было потом разыскать и подобрать. «А парашюты?» — спросил кто-то в строю. Существенным дополнением к приказу стало сообщение о том, что пехотинцам предстояло прыгать без них. Таковы были суровые обстоятельства предстоящего боя.
Лётчики подсказали тактику необычного десантирования. Самолёты снизятся до 50 метров и пролетят надо рвом, т.е. Над склоном, поэтому удары тел о землю будут скользящими. Кроме того, четырёхметровый слой снега во рву смягчит падение. На втором заходе будет сброшен боезапас, пулемёты, провизия, две бочки спирта. Когда комбат предложил летунам продемонстрировать на примере, как это следует выполнять, лётчики закрылись в кабинах и открыли их только в полёте, чтобы дать команду: «Пошёл!» Сибирский десант состоялся!
Из 400 бойцов при падении погибли 90, 11 «десантников» оказались тяжело раненными, 40 — легко. Лёгкими ранами считались ушиб, вывих, перелом. Тяжёлыми — множественные переломы конечностей, перелом позвоночника. С вывихнутой от падения ногой комбат Волков отдавал первые распоряжения о подсчёте уцелевшего личного состава, поиске и сборе боеприпасов и вооружения, о занятии позиций. А затем — об обороне, поскольку пришедшие в себя от небывалого зрелища немцы, которые гадали — зачем русские бросают с самолётов бревна (падающих без парашютов десантников легко было принять за бревна), опомнились и открыли огонь по бойцам из лёгких полевых пушек, а затем перешли в атаку.

Из сугроба — в бой

В течение дня «сугробный» десант отразил три атаки немцев. Мёртвых бойцов складывали рядом с разбившимися товарищами, присыпали их снегом. К вечеру десант перешёл к круговой обороне, так как немецкие автоматчики зашли к ним в тыл. Тут комбат Волков созвал последний военный совет. Ходячих бойцов осталось 70 человек. Комбат принял решение атаковать. Перед этим он написал боевое донесение и отправил в т»ыл самого проворного бойца Маркова с указанием на слабые фланги фашистов, о чём ему сообщила батальонная разведка.
Ночью 70 сибиряков, скинув полушубки, в одних гимнастёрках поползли на запад, а когда их заметили, поднялись в последнюю атаку. Первую линию обороны немцев они забросали гранатами, во вторую траншею ворвались на плечах отступающего противника. Ошеломление немцев от внезапной ночной атаки упавших буквально с неба бойцов сказалось на том, что фашистов отбросили и за третью линию обороны. Однако к утру сибиряки наткнулись на более крупные части немцев, которые немедленно приступили к уничтожению упорных защитников рубежа.

Забытый подвиг

В то время боец Марков вышел к своим, но его задержал патруль НКВД. Марков сразу попал под подозрение в дезертирстве, когда, повертев в руках донесение и назвав десантирование в снег без парашютов враньём и наглой ложью, главный энкавэдэшник бумажку спалил, а «дезертира» отправил на расстрел. По дороге к месту казни на расстрельный конвой наткнулся командир второго батальона 64-го полка 14-й Сибирской дивизии, которую перебросили к месту прорыва. Комбат «второй» узнал Маркова, спросил о причинах задержания. Марков рассказал о подвиге комбата «первого», о выполненной задаче и о слабых флангах немцев. А насчёт того, жив ли кто остался, ответил, что вряд ли.
Расстрел заменили Маркову штрафбатом. Войну он окончил одноногим инвалидом и до конца жизни преподавал в подмосковной школе военное дело, не помышляя о возвращении в Сибирь. Всё это время его душила обида. О небывалых однополчанах ветеран рассказал лишь писателю Владимиру Дегтярёву, который и донёс этот подвиг до современников.

Журнал: Тайны 20-го века №20, май 2010 года
Рубрика: Сильные духом
Автор: Александр Агалаков

Метки: война, Великая отечественная война, Тайны 20 века, газетная утка, фейк, парашют, Владимир Дегтярёв, дивизия, десант, Дегтярёв




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив (многое можно смотреть онлайн, не Википелия); 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.