Письмо Евгения Петрова в Новую Зеландию

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Он известен нам как Евгений Петров — соавтор Ильи Ильфа, создатель любимых всеми романов о симпатичном мошеннике Остапе Бендере и брат другого, не менее знаменитого писателя — Валентина Катаева. Евгений Петров прожил жизнь короткую, но полную странных случайностей и таинственных совпадений, многим из которых до сих пор не находится полного объяснения.

Фото: письмо Евгения Петрова — бред сивой кобылы

Череда драматических событии

Согласно воспоминаниям его брата. Евгения постоянно преследовали драматические события, едва не стоившие ему жизни. Вот краткий перечень «подвигов» писателя-сатирика. Ещё в школьные годы вместе со своими друзьями он отправился в морское путешествие из Одессы в Очаков. Средством передвижения служила старая шаланда. Подростки попали в сильнейший шторм и чудом спаслись. Чуть позднее в школьной лаборатории мальчик отравился парами сероводорода, и его с трудом откачали на свежем воздухе. Когда Евгений оказался в Италии, то в Милане был сбит с ног велосипедистом, но и здесь везунчик отделался царапинами. Во время Финской войны в дом, где писатель тогда находился, угодил снаряд, а под Москвой Евгений попал под шквальный миномётный огонь фашистов. Но всякий раз любимец судьбы оставался живым и невредимым, пока, наконец, не настигла его та самая гибель в 1942 году, к которой его, как будто исподволь, готовило провидение. «Я твёрдо знаю, что скоро должен погибнуть, что мне этого не избежать». — пишет Петров в своём дневнике задолго до 1942 года.

Оригинальное увлечение

В 1923 году талантливый юноша переехал из Одессы в Москву и активно занялся журналистикой, сотрудничая с несколькими газетами и журналами. В то же время у него появилось необычное увлечение: он коллекционировал конверты со штемпелями почтовых ведомств различных стран. Экспонаты в свою коллекцию он доставал весьма оригинальным способом. Чтобы получить конверт, проштемпелеванный почтой того или иного государства, Евгений писал туда письмо, указав придуманные им самим фамилию и адрес. Через некоторое время конверт возвращался — весь в разноцветных печатях, с отметкой «адрес не существует». За все время у Петрова накопился не один десяток подобных писем.
Но вот какая удивительная история случилась с коллекционером незадолго до Второй мировой войны.
Весной 1939 года Евгений по своему обыкновению отправил письмо на мнимый адрес в далёкую Новую Зеландию. Писатель выдумал город Хайдбердвилл, улицу назвал Райт-бич, дому дал номер семь, а имя получателя указал такое — Мерилл Оджин Уэйзли. В конверт Петров вложил забавы ради письмо на английском языке (который он знал в совершенстве): «Дорогой Мерилл! Прошу принять мои искренние соболезнования в связи со смертью дяди Пита. Извини, что долго не писал. Полагаю, что у Ингрид нет проблем. Поцелуй за меня дочку. Она, я думаю, совсем «взрослая? Всегда твой Евгений».
Письмо он отправил как заказное и срочное — с тем, чтобы поскорее получить его обратно.

«Твой Мерилл»

Однако минули месяцы, а письмо не возвращалось. Думая, что оно где-то затерялось. Евгений уже начал забывать о собственном послании, как вдруг в конце лета того же года к нему пришёл конверт из Новой Зеландии. Но это было вовсе не его письмо, а ответ некоего… Мерилла Оджи-на Уэйзли! На конверте Петров прочитал адрес отправителя, написанный незнакомым почерком, — именно тот адрес, что придумал когда-то он сам!
«Дорогой Евгений! — с удивлением читал шутник. — Благодарю за сочувствие. Извини, что задержался с ответом. Неожиданная смерть дорогого дяди Пита перепутала все наши планы. Я и Ингрид постоянно вспоминаем те дни, когда ты побывал у нас. Глория уже большая и ходит во второй класс. Она до сих пор играет с мишкой, которого ты ей подарил. Не забывай писать нам. Твой Мерилл».
В конверте также лежала фотография, где был изображён плотный мужчина средних лет в обнимку с… Евгением Петровым. Посмотрев на дату с обратной стороны снимка — «9 октября 1938 года», — писатель покрылся холодным потом: именно в этот день его увезли на «скорой помощи» в больницу. Он тогда заработал тяжёлую форму-пневмонии и несколько дней находился между жизнью и смертью. Все готовились к худшему…
Чтобы разобраться в этой истории, Евгений снова написал письмо в Новую Зеландию, где он не бывал никогда, но ответа так и не получил. А потом началась война, и всем стало не до мистики.
С самого начала боевых действий Евгений Петров, прикомандированный к одной из газет в качестве военного корреспондента, стал летать на фронт. Знакомые отмечали, что он стал малообщительным, редко улыбался, перестал шутить и зачастую даже не слышал задаваемых вопросов. И причиной, судя по всему, было не столько наше отступление, сколько внутреннее состояние писателя. Казалось, он будто знал, что жить ему осталось недолго.
В 1942 году самолёт, на котором Евгений Петров летел на фронт, был сбит немецким «мессершмиттом». Спаслись немногие, в числе погибших оказался и один из авторов «12 стульев». Ему тогда не было и 40 лет.

Знаете ли вы что…

Евгений Петров учился в пятой одесской классической гимназии вместе с Александром Козачинским, написавшим повесть «Зелёный фургон». Именно Петров стал прототипом Володи Патрикеева — главного героя этой повести.

Мистический двойник

На этом в биографии создателя бессмертного образа Остапа Бендера можно было бы поставить точку, если бы на имя Евгения Петрова уже после его кончины не пришло то второе — долгожданное — послание из Новой Зеландии. Его принесли вдове писателя и перевели на русский язык. В письме тот же Мерилл Уэйзли восторгался храбростью советских людей, которых не сломили фашисты, и высказывал опасения за жизнь самого Евгения: «Я очень боялся, когда ты, будучи у нас, купался в озере. Вода в нём была очень холодной, но ты только отшучивался, говоря, что тебе предначертано не утонуть, а разбиться на самолёте. Поэтому прошу, будь осторожнее — летай как можно меньше».
Чем же всё случившееся можно объяснить? Разве что тем, что Евгений был в горячечном бреду, а кто-то вместо него побывал в семье упомянутого Уэйзли. Но почему этот «кто-то» неотличим от Евгения?… И почему здесь так много совпадений?… Официальная наука на все эти вопросы вряд ли ответит. Зато объяснить ситуацию в какой-то мере способна альтернативная система знаний, эниология.
Во время лихорадки с высокой температурой у человека нередко случается расщепление физического и тонкого тела. Это расщепление может стать необратимым и привести к смерти. У Евгения Катаева в силу каких-то необъяснимых причин тонкое тело вышло за пределы физического и удалилось в Новую Зеландию, где снова материализовалось и предстало перед семейством Уэйзли. Нечто подобное, как многие знают, происходило с нашими царицами Анной Иоанновной и Екатериной II перед их кончиной. Однако так называемые астральные призраки, или доппельгангеры, — это бесплотные духи. А двойник Евгения Петрова физически, как следует из писем Мерилла Уэйзли, абсолютно не отличался от оригинала…
Возможно, всё действительно так и было, и эта история когда-нибудь окончательно разъяснится. К тому же, как мы помним, в те времена в СССР существовала такая всемогущая организация, как НКВД. А что, если это она так подшутила над бедным писателем? Хотя шутить подобные ведомства вряд ли любят…

Журнал: Тайны 20-го века №29, июль 2011 года
Рубрика: Аномальные явления
Автор: Аркадий Вяткин

Метки: легенда, Тайны 20 века, мистика, газетная утка, фейк, письмо, Новая Зеландия, послание, Петров




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.