Психологическое насилие в семье — признаки, как избежать?

Рейтинг: 5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Супруги любят друг друга так сильно, что порой из лучших побуждений прибегают к критике, пытаются настоять на своём или убедить друг друга в обратном. Но если такие приёмы подавляют волю партнёра, налицо психологическое насилие. Чем оно опасно и кто в ответе за семейный разлад?

Фото: психологическое насилие в семье
Ссоры случаются практически в каждой паре, и это естественно. Только психологическое насилие конфликтами не ограничивается. В семье нарастает гнетущая атмосфера, ведь жертве с каждым днём становится всё труднее оставаться собой. Увы, для гармонии, взаимного уважения и равноправия в таких парах места не остаётся. Если от любви до ненависти остался один шаг, пора проанализировать ситуацию и понять, зачем это нужно лично вам.

Изощрённые формы

Психологическое насилие может принимать разные формы. Крайние проявления наиболее очевидны: агрессор запрещает партнёру общаться с друзьями, подбирает гардероб, не даёт ступить шага без его ведома. Обидные слова, грязные ругательства, прямые угрозы и финансовый шантаж не заметить тоже трудно. Как и негативные высказывания, жёсткую критику, унижения, попытки обесценить мировоззрение партнёра, беспочвенную ревность, отказ общаться без веской причины, демонстративное отрицание чужих потребностей и желаний. Проблема в том, что даже такие, казалось бы, явные признаки психологического насилия жертва нередко оправдывает сама: «У него горячая кровь», «Мужчины все такие», «Она очень меня любит, поэтому ревнует». Да и наше общество всецело разделяет эти избитые шаблоны.

Тонкая грань

Скрытые формы давления распознать уже сложнее. Например, навязывание собственных взглядов агрессоры подают под видом доброго совета. Грань между посягательством на чужую свободу и заботой о других действительно тонка. Например, жена настаивает, чтобы муж носил костюмы и галстуки, а он предпочитает джинсы и бейсболки. Или супруг в ответ на предложение второй половины совершить паломнический тур цинично высмеивает «немодный» вид досуга. В эту же категорию попадают якобы безобидные вопросы: «Тебе не кажется, что ты располнела?», «Ты правда веришь, что у тебя получится выплатить ипотеку?» или вскользь брошенные реплики: «Не уверена, что эта работа тебе подходит», «И почему только тебя тянет путешествовать? Пора подумать о ребёнке». Если взять эти примеры в отдельности, ничего анормального в них нет, но, когда подобные ситуации повторяются систематически и партнёр планомерно подпадает под влияние критикана, стоит задуматься. Особенно если со временем к таким «пожеланиям» присоединяется попытка парализовать волю супруга: «Я хочу, чтобы мы вместе выбирали тебе одежду, сам ты вечно покупаешь какую-то ерунду» или «Без меня ты не сможешь выбрать гостиницу». При таком сценарии жертва рискует лишиться права думать и поступать, «У как хочется.

Портретная галерея

Большинство агрессоров и жертв вырастают в семьях, где практиковалось физическое или моральное насилие. Сцены жестокого обращения почти всегда наносят детям психологические травмы, последствия которых обычно печальны. Если супруги постоянно друг друга унижали или один вечно пытался продавить второго, ребёнок может перенести ту же модель общения в собственную семью. Просто потому, что он это наблюдал и впитывал. Доминирующий, авторитарный стиль поведения станет для него нормой и превратит в тирана. Хотя возможен прямо противоположный результат, ведь из той же категории детей вырастают и жертвы. Они привыкают нарушать уже не чужие границы, а свои, давая агрессору право попирать свою свободу. Два варианта развития событий вероятны и в случае, если родители жестоко обращались с ребёнком. Станет тираном — будет всю жизнь поднимать низкую самооценку, унижая близких. Превратится в жертву — из-за болезненной неуверенности в себе позволит другим унижать себя.
Существуют и другие предрасполагающие обстоятельства. Например, жертвами нередко становятся люди, которым в детстве приходилось заслуживать родительскую любовь. Если мама с папой не принимают ребёнка таким, какой он есть, возлагают завышенные ожидания, часто критикуют, а то и вовсе дистанцируются, он может потерять уверенность в себе. Это накладывает отпечаток на взрослую жизнь. Например, глубоко внутри жертва может не верить, что заслуживает любви, помощи, заботы, внимания, восхищения, а с ними и романтических сюрпризов, дорогих украшений, цветов. Тогда она будет выбирать тех партнёров, которые даже не подумают это предложить.
А вот склонность к психологическому насилию обуславливается не только неблагополучным семейным бэкграундом. Её формируют сразу несколько факторов личностного, родового, социального и даже культурного порядка. Взять хотя бы негласные традиции, которые разрешают применять психологическое и физическое насилие мужьям над жёнами, а родителям — над детьми. Или туже нищету, которая способна довести до любой беды.

Скрытые мотивы

Одна из главных причин, заставляющих и женщин, и мужчин прибегать к психологическому давлению, — страх одиночества и колоссальная неуверенность в себе. Боясь потерять партнёра, они используют нездоровую тактику: всеми способами дают понять, что он неудачник, плохой любовник, недостойный человек и т.д. Так тираны заставляют жертву увериться, что никто, кроме них, её полюбить не сможет. Кстати, по этой причине агрессоры редко уходят первыми.
У жертвы тоже есть веский мотив не расставаться. Вырваться из плена ей действительно непросто, ведь она получает скрытую выгоду. Закончить отношения всем жертвам мешает прежде всего тщётная надежда, что рано или поздно «каменное сердце» удастся растопить. Есть и дополнительные бонусы. Некоторым нравится роль спасателя или святого мученика. Кому-то приятно, что после очередного скандала муж поёт жалостливые арии под балконом или купает в розах у всех на виду.

Правила игры

О скрытых мотивах жертвы никто не догадывается, в том числе она сама, поэтому общество всегда ей сочувствует. У агрессоров же не остаётся даже права на презумпцию невиновности. На самом деле полезно бы посмотреть правде в лицо. В супружеских отношениях всегда существуют правила игры, на которые оба участника соглашаются добровольно. Партнёр ведёт себя с нами так, как мы ему сами позволяем, и наоборот. Союз жертвы и насильника в психологии неслучайно называется комплементарным, то есть взаимодополняющим: они друг в друге нуждаются и друг к друг притягиваются. Пара — это всегда два сапога. Так что винить во всём тирана недальновидно, а ещё вредно. Вредно для самой жертвы. Ведь она несёт ровно половину ответственности за создание нездоровой атмосферы. В конце концов, у каждого взрослого человека есть выбор, поддаваться чужому давлению или нет.
Однако дуэт насильник-жертва не только комплементарный, но и дисфункциональный. Увы, о любви в подобных отношениях говорить не приходится, даже если супругам кажется, что их чувство подлинное. Цементирует такие союзы чаще всего жестокая борьба за власть. Любая ситуация используется как случай доказать партнёру: «Я — хороший, ты — плохой». Супруги постоянно меняются местами, поочерёдно играя то роль жертвы, то роль насильника. Прекрасно зная болевые точки друг друга, они всегда попадают в десятку. Схема классическая: сначала идёт провокация, потом — игра на чувстве вины. Так создаются созависимые отношения, когда и вместе жить невозможно, и врозь нельзя. Выйти из замкнутого круга тяжело и жертве, и тирану. Чтобы оздоровить семейный климат, оба партнёра должны провести серьёзную работу над собой. Психологи приободряют: у тех, кто действительно хочет сохранить семью, шанс есть всегда.

Журнал: Советы Оракула №11, ноябрь 2019 года
Рубрика: Путь к себе
Автор: Лара Юсупова

Метки: женщина, семья, мужчина, отношения, защита, психология, насилие, Советы Оракула, воля




Исторический сайт Багира Гуру, история, официальный архив; 2010 — . Все фото из открытых источников. Авторские права принадлежат их владельцам.